dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 21 Июля 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История История России и Украины: современные взгляды ученых двух стран. История Украины. Северное Причерноморье послемонгольского времени. Крымский улус

История России и Украины: современные взгляды ученых двух стран. История Украины. Северное Причерноморье послемонгольского времени. Крымский улус

Член-корреспондент НАН Украины, Моця А.П.

Территория между Днепром и Доном, отданная в улус Муд-жи Яя, до конца XIII в. поменяла нескольких владельцев. В 1267 г. ее получил Уранг-Тимур, сын воцарившегося хана Монгке-Тимура. С 1269 до своей смерти в 1279 г. там правил сельджуцкий принц Иззеддин Кейкаус, которого монголы получили от византийского императора Михаила VIII Палеолога во время их набега на Константинополь в 1268 г. В следующем столетии из его владельцев известны Инак Кутлубуга. Затем — во время затяжной гражданской войны в Золотой Орде (известной как "великая замятия" 1359-1380) улусом правил знаме¬нитый темник Мамай, а после гибели последнего — сын Инака Кутлубуги Ильяс. Именно на территории этого улуса возникнет в начале XV в. Крымское ханство, которое станет самым долгоживущим государством, где правили Чингизиды.

Днепровско-Донской, или же Крымский — по названию его административного центра г. Крым, — улус занимал огромную территорию. Однако не одно это предопределило его историческую судьбу. Важнейшей его составной был Крымский полуостров, потому что там оставались морские порты, служившие связующим звеном в торговле между Азией и Средиземноморьем. Значение этой торговли проявилось уже скоро после монгольского завоевания. Уже в 1246 г. папа Иннокентий IV жаловался на то, что его соотечественники генуэзцы, проникшие в Черное море, продавали в Египет русских, половецких и черкасских рабов, тогда как крестоносцы отступали перед натиском египтян. Военные невольники, действительно, широко использовались в Египте. В 1260 г. эти невольники, известные под именем мамлюков, даже создадут систему собственного правления. Будучи заинтересованным в поставках невольников для своего войска, мамлюкский султан Бейбарс в 1266 г. заключит договор с золотоордынским ханом Верке о льготных закупках рабов в Судаке — основном порту полуострова. В 1281 г. наследник Бейбарса султан Калавун договорится с византийским императором Михаилом VIII Палеологом о вывозе невольников в Египет. Прибыли от судакской торговли делились на четыре части, из которых одна шла непосредственно хану Золотой Орды.

Самая прибыльная торговля в Крыму сосредоточится, однако, в генуэзской колонии Каффа. Генуэзцы проникли на Черное море после захвата Константинополя в 1204 г. крестоносцами и создания так называемой Латинской империи. Рассчитывая сохранить свое присутствие в Черном море и после восстановления суверенитета Византийской империи над Константинополем в 1261 г., они пообещали императору Михаилу VIII военную помощь в обмен на разрешение им устроить свою колонию на Крымском полуострове. Южное побережье полустрова номинально принадлежало Византии. Фактически же генуэзцам пришлось также договариваться с ордынцами, которые были его истинными хозяевами по праву завоевания. Так что их маленькое поселение появилось у греческого поселка Кафа только около 1275 г.

В первые годы это поселение, названное генуэзцами Каффа (Caffa), служило обычным колониальным портом, где погружались для вывоза в метрополию или другие пункты Черного моря местные товары — зерно, соль, рыба. Но уже в самых ранних нотариальных актах также фигурируют предметы роскоши — шелк, рабы, меха, воск. Генуэзцы расплачивались за свои товары серебром, столь дефицитным и желанным у степняков. С 1276 г. Каффа начала выпускать даже свою монету — аспры-барикаты. Это делало положение генуэзцев в Крыму прочным. Не случайно улусный центр, который также был главным рынком (Орду-Базар), обрел свое местоположение в городе Крым (совр. Старый Крым), расположенном вблизи Каффы. В Каффу прибывали купцы из Константинополя, Трапезунда, с Северного Кавказа. Нотариальные акты еще 1289-1290 гг. (самые ранние из сохранившихся до наших дней) содержат контракты, заключенные также русами (они фигурируют под прозвищем Рубеус или Россо), причем некоторые из них были состоятельными купцами и жителями Каффы, хотя были и такие, которых продали в качестве рабов.

Благодаря генуэзцам Каффа быстро превратилась в важный центр всей черноморской торговли, тем более что ордынцы разрешили генуэзцам основать свои колонии также в устье Дуная (Килия, Ликостомо), Днестра (Маврокастро), Днепра (Леричи/ Илличе, известное также под славянским названием Алешки), Дона (Тана), Кубани (Матрега, Копарио), в Керчи (Черкио/ Воспоро). Генуэзцы, таким образом, создали на Черном море целую колониальную империю. Они даже дали ей название — Газария в память о Хазарском каганате — бывшем хозяине этих мест. Правда, в 1307 г. хан Токта выгнал генуэзцев и сжег город под предлогом того, что генуэзцы торговали монгольскими невольниками. Но пожалуй, более важной причиной было то, что генуэзцы заключили союз с врагами Золотой Орды — иль-ханами Персии. Тем не менее, ордынцы также много потеряли от удаления генуэзцев из Каффы. Город перестал существовать без генуэзцев, а с этим исчезли доходы в ханскую казну. В 1312 г., после смерти хана Токты, генуэзцы сумели добиться разрешения на возврат в Крым.

Последующее тридцатилетие принесло максимальные выгоды от международной торговли. Золотая Орда в полной мере воспользовалась ослаблением государства иль-ханов, которое вызвало там анархию. Наступившая в Иране междоусобица позволила направить товары, циркулировавшие между Средиземноморьем и Китаем по территории Золотой Орды, которая как раз в правление Узбека (1312-1340) находилась в апогее своего могущества. На этой торговле вырастают и расцветают многочисленные города в степной части Золотой Орды. Один из них русские источники еще в XVII в. называли Мамаевым Сараем (село в Запорожской области, у которого сохранилось кладбище этого золотоордынского города, до сих пор называется Мамай-Сурка). Каффа также переживает расцвет. Она становится крупным центром торговли китайским шелком и пряностями. Город возводит каменные оборонительные стены и застраивается по образу метрополии. Сюда прибывают переселенцы из Генуи и всей Лигурии, Армении, Ближнего Востока. Мусульмане здесь также представлены: по свидетельству тунисского путешественника Ибн Баттуты, они имели в Каффе свою общину и суд. Есть здесь и русы, однако среди них уже не попадаются купцы, а все больше ремесленники или случайные дельцы.

Трансконтинентальная торговля, однако, значительно сократилась после 1342 г. из-за того, что гражданская война охватила Китай под управлением чингизидской династии Юань. Правда, шелк стал привозиться в Каффу из Центральной Азии, Грузии, Гиляна. Но основная часть прибыли шла от торговли товарами из Восточной Европы, такими, как засоленная рыба, соль, зерно.

Зерно привозится в Каффу из Руси и Черкессии. Каффское зерно считается лучшим, и на его долю приходится как минимум десятая часть зерна, потребляемого в метрополии. Кроме того, оно незаменимо для снабжения Трапезунда и Константинополя. Ежегодно в Каффе продается полторы тысячи рабов. Словом, сокращение объема торговли предметами роскоши не сказалось на состоянии города. Хотя она и вернулась к своей роли порта вывоза товаров из Восточной Европы, но это только усилило ее значение для Восточной Европы. Во второй половине XIV в. Каффа превратилась в самый крупный город Восточной Европы с населением, превышающим 20 тыс. жителей. При этом, в отличие от золотоордынской столицы Сарая, сохранявшей черты военного лагеря, застройка Каффы была по-настоящему европейской, урбанистической — с двухэтажными каменными домами, портиками, каменными церквами, коммунальным дворцом.

Воспользовавшись своим богатством, а также двадцатилетней гражданской войной в Золотой Орде (1360-1380), генуэзцы предприняли успешную попытку даже расширить контролируемые ими территории. Около 1365 г. они захватили Судак, а также большую часть южного побережья Крыма. Каффе удалось сохранить контроль над приобретенными территориями. 28 сентября 1380 г. генуэзцы вынудили тогдашнего улусбека Мамая, который находился в трудном положении, оформить уступку специальным договором, а с приходом к власти Тохтамыша, также нуждавшегося в доходах с Каффы, они подписали такой же договор 23 февраля 1381 г. В последующие четыре года разросшаяся Каффа окружает себя дополнительным обводом стен, на которых вскоре будет установлена артиллерия.

Каффа превратилась в серьезную силу в регионе, несмотря на ее формальное подчинение Золотой Орде.

По многочисленным сохранившимся актовым источникам генуэзцев достаточно много известно и об ордынской администрация в Каффе. Она состояла из ордынских налогосборщиков и наместников — тудунов. Этот пост издавна существовал в степных империях для пограничных территорий. Власть тудунов распространялись на ордынских подданных, занимавшихся какими-то промыслами в городе. В городе бывали с визитами и сами крымские темники, в честь которых устраивались пиры и которым подносились дары. Некоторая часть налогов, собираемых в Каффе, принадлежала ведению тудунов. Один из них был ввозной пошлиной для ханских подданных (commerchium Canluchorum). Его ставка составляла 5 % стоимости товара, и из собранной суммы одна седьмая принадлежала золотоордынскому наместнику в Солхате.

События в Золотой Орде тем временем складывались против ее правителей. Конфликт между ханом Тохтамышем и Тимуром, правителем Самарканда, привел Золотую Орду к военным поражениям (1391 и 1395 гг.) и анархии. При этом Тимур разорил Сарай, Тану и другие города. После этого погрома Сарай полностью утратит свое торговое значение, благодаря чему рядом с ним поднимется Астрахань. На этом пепелище значение Каффы возрастет еще больше. Крымский улус, которому она формально принадлежит, становится самым желанным призом в борьбе за золотоордынский престол.

Именно здесь, в Крыму, Тохтамыш пробует утвердиться, чтобы бороться за золотоордынский престол. С помощью литовского князя Витовта ему удается это в 1397 г. Но чинги-сид Тимур-Кутлуг вместе с беком ногайского племени Мангыт Эдигей, тогдашним союзником грозного Тимура, прогоняют Тохтамыша к князю Витовту, приютившему его в Литве. В 1399 г. Витовт, который все еще формально является золотоордынский подданным, решается помочь Тохтамышу, но за это требует от него ярлык на фактически принадлежащие ему земли Подолии, Киевщины, Путивлыцины и Курщины. Такие ярлыки, расценивавшиеся по степному праву как привилегии, будут нуждаться в переиздании каждым новым правителем. От золотоордынских ханов эту функцию присвоят крымские ханы, наследники Крымского улуса, поскольку часть населенных пунктов, упомянутых в ярлыках, относилась еще к улусу. Эта традиция запрашивать ярлыки сохранится в практике дипломатических отношений между Крымским ханством и Великим княжеством Литовским до 1560 г.

В начале августа 1399 г. на речке Ворскле войско Витовта и Тохтамыша было окружено и уничтожено силами Эдигея и Тимур-Кутлуга. Эта катастрофа положила предел самостоятельным попыткам Литвы расширить свои владения в Северном Причерноморье за счет Золотой Орды. Отныне литовские правители будут стремиться к тому, чтобы в Крымском улусе утвердился дружественный им правитель.

Междоусобная борьба за золотоордынский престол, в которой мерялись силами иногда по три претендента, привела государство в кризисное состояние. Как обобщал события в Северном Причерноморье египетский историк эль-Айни: "В землях же Дештских, столица которых Сарай, была великая неурядица. Вследствие отсутствия старшего, который взялся бы за дела; одержало там верх несколько лиц из рода ханского и других. Каждый из них правил своим краем и ни у одного дело не шло на лад, как бы следовало". В конце концов истощение соперников способствовало ограничению их целей определенной частью территории Орды, так как ни у одной стороны не было сил для восстановления былого единства. В 1426-1427 гг. в Крыму самостоятельно правил некий Девлет-Бирди, но уже в 1428 г. на его месте утвердился Улуг-Мухаммед, золотоордынский хан, временно потерявший престол в Сарае.

Таким образом, к 1430 г. Золотая Орда фактически уже не существовала как единое государство. В силу упадка трансконтинентальной торговли и войны с Тимуром сама столица Золотой Орды утратила свое экономическое значение и политическую власть. Два самих западнях улуса вовсе были потеряны — их земли отошли Валахии, Молдавии, Великому княжеству Литовскому. Хорезм — экономически наиболее развитая часть Золотой Орды — отошла Тимуридам. В сложившихся условиях обширная торговля Каффы и других генуэзских колоний была важнейшим фактором усиления экономического и политического влияния Крымского улуса. Он становится предметом ожесточенного соперничества между золотоордынским ханами и претендентами на сарайский престол. Крымский улус, став фактическим соперником Сарая, неизбежно превращался в самостоятельную экономическую и политическую силу в Золотой Орде, что, естественно, было главной предпосылкой выделения его в независимое государство.