dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 10 Декабря 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История Выборы и порядок

Выборы и порядок

Выборы и порядок

"Послушайте, ребята,
Что вам раскажет дед.
Земля наша богата,
Порядка в ней лишь нет.
А эту правду, детки,
За тысячу уж лет
Смекнули наши предки:
Порядка-де вишь нет.
И стали все под стягом,
И молвят: Как нам быть?"
Давай пошлем к варягам:
Пускай придут княжить"

Тема данных рассуждений, вообще-то, появилась в выражении своей точки зрения бесподобного А. Толстого после окончания первого спора о влиянии скандинавов на исторические судьбы восточных славян во времена их  попадания  в славянскую Киевскую Русь ("История государства Российского от Гостомысла до Тимашева"). Случился этот спор в 1750 г. – т. е. 260 лет тому назад. Кстати, совсем недавно этой теме посвятил свое научное исследование "Спор о варягах. История противостояния и аргументы сторон" известный питерский ученый - историк и археолог - Л. Клейн. Правда эта книга  была написана еще полстолетия тому назад, но в условиях антинорманнской направленности советской исторической науки ее тогда опубликовать не удалось. И все же "Рукописи не горят", - как утверждал незабвенный Воланд в "Мастере и Маргарите" М.  Булгакова.

А поводом для дискуссии стала диссертация немца Г. Милера (правда давно уже проживавшего в Петербурге), выделявшего исключительную роль варягов – норманнов в образовании первого государства восточных славян – Киевской Руси, как принято нынче называть его в науке. В средневековые времена ее называли "Русь" или же "Русская земля".

Основным противником диссеранта выступил М. Ломоносов, еще совсем недавно занимавшийся естественными науками, одновременно быстро схватывавший и доселе неизвестные ему проблемы науки гуманитарной. Но, кроме национального патриотизма, у известного "самородка" были и некоторые другие причины "ввязаться в драку". Дело в том, что диссертант принял самое активное участие в разбирательстве поведения Михайла Васильевича на заседаниях Академии наук, куда он часто являлся в пьяном состоянии и при этом буйствовал. Ее члены обратились к императрице Елизавете с жалобой: убежденные "в показанном нам от Ломоносова несносном бесчестии и неслыханном ругательстве", они требовали "учинить надлежащую праведную сатисфакцию, без чего Академия более состоять не может". Кстати, ее Президентом являлся тогда и впоследствии последний украинский гетман К. Разумовский занявший такой высокий пост в 18 лет после всего полуторагодичной учебы за границей и без необходимой подготовки для ведения административной деятельности (как видим, протекция и связи существовали на Руси во все времена). Позже он величался "Его императорского величества Малыя Россіи обоих сторон Днепра и Войск Запорожжских гетман, действительный камергер, императорской Санкт-Петербургской академіи наук президент, лейбгвардіи Измайловского полку полковник и обоих россійских императорских орденов святаго апостола Андрея и Александра Невского також польского Белого орла и голстинскаго св. Анны кавалер, Россійской имперіи граф Кирилл Разумовский".

Так вот, после скандала М. Ломоносов пообещал Г. Миллеру, что ему он этого не простит. Что и выполнил во время защиты диссерации : уже 16 сентября 1749 г. предоставил свой первый отзыв на "скаредную" диссертацию  научного соперника. Он обвинил диссертанта в том, что тот цитирует больше иностранных ученых, а "российских авторитетов не токмо просто, но не редко и с поношением опровергает" (как отмечает тот же Л. Клейн, позже это обвинениетв в точности повторялось в сталинские времена во время гонения космополитов). Ломоносову показались "темной ночи подобными" стремления Миллера опровергнуть происходжение Москвы от библейского Мосоха, а россиян от реки Росса. "Правда, что г. Мюллер говорит: прадеды наши от славных дел назывались славянами, но сему во всей диссертации противное показывать старается, ибо на всякой почти странице русских бьют, грабят, благополучно скандинавы побеждают". В результате этого заседание было отложено, а по требованию самого Миллера назначено разбирательство "в генеральном собрании без всякого пристрастия".

Рассмотрение в генеральном собрании продолжалось с 23 октября 1749 г. по 8 марта 1750 г. В своем новом отзыве М. Ломоносов писал: "Всего несноснее, что в своем исступлении или полуумстве" Г. Миллер опровергает пребывание апостола Андрея Первозванного в земле российской, тогда как Петром Великим орден Андрея Первозванного учрежден!. Именно этот второй отзыв и стал исходным пунктом для многолетнего противостояния норманистов и антинорманистов в России и Советском Союзе. А тогда споры шли на латыни. Впоследствии М. Ломоносов вспоминал: "Каких же не было шумов, браней и почти драк! Миллер заелся со всеми профессорами, многих ругал и бесчестил словестно и письменно, на иных замахивался палкою и бил ею по столу конференскому". Но следует отметить, что и сам россиянин также был человеком крутого нрава и также ходил с палкой. Поэтому можно представить, какими методами велась эта научная дискуссия.

Победа тогда была за "местными": канцелярия постановила принять ломоносовскую точку зрения, а речь Миллера уничтожить, "так как она предосудительна России". Он был снят с должности ректора университета, переведен из профессоров в адъюнкты, понижен в зарплате. Досталось ему и от К. Разумовского, обвинившего опального ученого в ряде грехов и позорившего по его мнению Россию. Как говаривал один из героев И. Ильфа и Е. Петрова в "Двенадцати стульях" Коля Калачов после приставания Кисы Воробьянинова к его жене (за что получил в ухо): "Так будет со всеми, кто покусится…".

Но через несколько месяцев неудавшегося диссертанта простили, всеже вынудив его при этом просить прощения. Уж очень был умелый и ревностный работник. Впоследствии Миллер в результате всех своих невзгод стал осторожнее и сдержаннее. Он охотно делился своими богатыми научными знаниями по истории России, но становился "немым", когда речь заходила о чем-то предосудительном для российских порядков.

Более чем через два с половиной столетия в "норманнском вопросе" появились и укрепились среди большинства серьезных ученых суждения, устраивающие оба в прошлом противостоящие лагеря: династия Рюриковичей на Руси признана варяжской, скандинавской по происхождению, но ее представители уже на новой родине достигли успехов в связи с общим уровнем развития местного общества, которому они успешно служили и возглавляли его (начав превращаться в славян начиная с третьего поколения).

Но это "преданья старины глубокой". Перенесемся же снова в день сегодняшний и обратимся к выборам нового Президента Украины. Честно говоря, новых ярких отечественных фигур здесь не наблюдается, а старые снова обещают, что если им на этот раз "дадут порулить", то  все будет в порядке (еще два десятилетия назад "наш рулевой" – Коммунистическая партия – давала аналогичные "гарантии", но это тогда не прошло).

Если в 2010 г. это проделать уже поздно, то, возможно, в недалеком будущем (при условии невыполнения предвыборных обещаний новым национальным лидером) обратиться к "варяжскому варианту" и призвать независимого кандидата "из-за бугра", из диаспоры? Или же обратить внимание на тех, кто уже прошел определенный "вышкол"  в евроструктурах или других серьезных международных организациях. Несколько примеров уже имеем из прибалтийского недавнего опыта. Может хоть это позволит оздоровить порядок в стране, обуздать коррупцию, наметить народу реальные перспективы? А то, как говорил Остап Бендер: "Грустно, девушки".