dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 18 Сентября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История Штурм Батурина – современные взгляды на события начала ХVІІІ в. (Заключение)

Штурм Батурина – современные взгляды на события начала ХVІІІ в. (Заключение)

Штурм Батурина – современные взгляды на события начала ХVІІІ ст. (Заключение)

Итак, на протяжении последних нескольких недель мы знакомили уважаемых посетителей нашего сайта с точками зрения на взятие Батурина 13 (2) ноября 1708 года войсками А.Меншикова украинских и российских историков. Как было замечено во вступительных абзацах, события того времени на Украине, несмотря на трехсотлетнюю давность, до сих пор привлекают внимание не только профессиональных историков, но также достаточно активно обсуждаются общественными деятелями, используются в качестве фабулативного материала писателями, представляют интерес для политиков различных направлений и убеждений.

Как вы сами могли убедиться на примере предложенных для рассмотрения статей, оценки и мнения, касающиеся перехода И.Мазепы на сторону шведов в Северной войне и последующих событий, не только отличны одни от других, но, порою, и диаметрально противоположны.

Корни подобной различности в трактовке и оценках необходимо, думаем, искать, прежде всего, в неоднозначности личностных характеристик самого И.Мазепы и, следовательно, его поступков и как политика, и как человека. Российский исследователь И.Курукин в статье "Образы и трагедия гетмана Мазепы", напечатанной в упоминавшемся сборнике "Вторжение шведской армии на Гетманщину в 1708 году", образно подметил: "Судьба этого знаменитого человека напоминает перипетии развития его народа на крутых поворотах истории. Шляхтич-придворный, неожиданно сделавшийся "братом-казаком", и казак, ставший "паном гетманом" – не самая обычная в позднесредневековом обществе карьера, возможная только в результате казацкой "революции" середины XVII столетия. Образованный и политичный вельможа, естественно вписавшийся в окружение царя-реформатора Петра I, и многолетний верный подданный "старшего брата" – подобно всей Украине в "семье" братских советских республик. И последний отчаянный бросок за призрачной независимостью, превращение в "изменника" и эмигранта – как и многих борцов за "незалежность" века XX. А если еще добавить к этому "раздвоение" личности Мазепы в общественном сознании, что соответствует политической поляризации современной Украины..."

Однако, кроме исторически зафиксированных двойственности и даже "многовекторности" поведения И.Мазепы, продукта своей эпохи и геополитической ситуации конца ХVІІ-начала ХVІІІ веков, в освещении событий тех лет присутствует изрядная доля субъективизма, связанного с общеполитическими тенденциями в социумах наших государств. Как можно заметить из текстов опубликованных статей, оба представленных вашему вниманию автора каждый по-своему трактует сообщения в большинстве своем одних и тех же письменных источников. Обобщая, можно сказать, что если С.Павленко тяготеет к освещению штурма и взятия Батурина с позиций всестороннего оправдания действий И.Мазепы и его окружения, то его оппонент В.Артамонов стремится "обелить" А.Меншикова и подразделения, действовавшие под его командованием. И тот и другой авторы приводят достаточно убедительные аргументы в поддержку своих точек зрения, однако в их текстах, при этом, немало противоречий и не вполне убедительных доказательств, переходящих иногда на бытовой, эмоциональный уровень.

Также необходимо отметить, что нарративные источники, на которые в основном опираются исследователи данного вопроса, написаны такими же, как и мы, людьми, с их убеждениями, верованиями, амбициями, и также являются в большой степени субъективными.

Исходя из вышеизложенного, мы приходим к заключению, что исследования событий 13 (2) ноября 1708 года еще далеки от полного завершения. Учитывая специфичность вопроса, в будущем все претендующие на полноту и объективность работы на эту тему должны создаваться в тесном сотрудничестве со специалистами-археологами, благо, как уже отмечалось, потенциал для этого уже наработан. Ибо только сопоставляя данные  письменных источников с данными, полученными в результате проведенных и будущих раскопок непосредственных мест, на которых разворачивались события, можно ожидать максимально неупрежденного создания цельной картины произошедшего.

Завершая, хотелось бы заметить, что чрезмерная политизация событий прошлого, применительно к нынешней ситуации в отношениях между нашими странами, видится нам неприемлемой и даже вредной. Мы склонны поддержать в этом случае В.Артамонова, который заметил, что "…методически неверно опрокидывать в прошлое мораль XXI века с её декларациями о правах личности, о толерантности, о человеческой жизни как высшей ценности… В то время жизнь ценилась намного дешевле и в помине не было ни толерантности, ни политкорректности. Ныне использование в политических целях понятия геноцида разжигает межнациональную рознь…"