dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 23 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История Царь и гетьманы: из истории формирования государственных структур в России и Украине

Царь и гетьманы: из истории формирования государственных структур в России и Украине

Александр Моця

Обращение к этому вопросу, как это не парадоксально, является злободневным в связи с предстоящими президентскими выборами в Украине в 2010 г. и относительно недавно проведенной аналогичной акцией государственного масштаба в России.

Только на протяжении последних, практически двух десятилетий, во втором случае наблюдается довольно устойчивая тенденция в передаче легитимной власти от "царя Бориса" (Б. Ельцина) В. Путину, а уже от него – Д. Медведеву. Слабые попытки иных немногочисленных претендентов в целом на общую картину  протекания этого процесса практически не влияли.

В тоже время, иная ситуация прослеживается во время проведения аналогичных акций в Украине: после относительно спокойного избрания первого Президента Л. Кравчука (правда пребывавшего при власти довольно недолго), избрание последующих национальных лидеров – Л. Кучмы и В. Ющенко – проходило уже в достаточно острой борьбе большего, чем в России, числа реальных претендентов, но все же при значительном перевесе двух из них. Ну а нынешняя "катавасия" развивается еще в более убыстряющемся темпе.

С нашей точки зрения, на это в определенной степени влияют и психологические особенности в генотипах многих представителей двух современных восточнославянских народов, которые начали формироваться еще несколько веков тому назад, естественно и под влиянием факторов государственного развития обеих стран (правда решение Переяславской рады 1654 г. на три столетия позволило навязывать определеную теорию и пропагандировать наличие единого целого, что в частности вылилось в лозунг "Украина и Россия – неразлучные две сестры").

Для подтверждения такого предположения следует обратиться к политической ситуации в семнадцатом столетии, а еще конкретнее – к временам правления в России царя Алексея Михайловича (1645-1676 гг.) и синхронном гетманстве в Украине девяти (!) представителей государственной казацкой элиты: Б. Хмельницкого (1648-1657 гг.), И. Выговского (1657-1659 гг.), Ю. Хмельницкого (1659-1663 гг.); далее еще по одному гетману, но уже на землях по двум берегам Днепра – на Левобережье И. Сомко (1660-1663 гг.), И. Брюховецкий (1663-1672 гг.), Д. Многогришный (1668-1672 гг.), И. Самойлович (1672-1678 гг.), а на Правобережье П. Тетеря (1663-1665 гг.), П. Дорошенко (1665-1676 гг.).

Кроме того, следует также учитывать и определенную вакханалию в определении казацкого лидера на протяжении трех первых лет выделенного нами периода, когда привилегии для украинской социальной верхушки тех времен у польского короля Владислава пытались получить сразу несколько представителей  старшины (Барабаш, Ильяш, Хмельницкий); и "вольности" Запорожской Сечи, что также объективно не способствовало преобразованию нового формирующегося государственного образования в монолитное единое целое под эгидой конкретной личности.

Незабвенный великий гетман сделал попытку в стабилизации глобальной ситуации путем утверждения наследственной власти: после трагической гибели своего сына Тимоша (весьма перспективной особы в отношении преемственности на высшем посту в украинском случае), он предложил перед смертью своему окружению избрать "верховным" другого своего отпрыска – Юрия.

Но после кончины самого несомненного лидера украинского народа у его безвольного потомка моментально сделал попытку отобрать реальную власть наказной гетман Г. Лесницкий, но ему это проделать не удалось. Намного лучше такую операцию провел И. Выговский, который начал сначала лишь исполнять  гетманские функции и именоваться всего лишь "чигиринским гетманом" (по названию тогдашней столицы – Чигирина). А через определенное время попытки легализации гетманских прав Богданового потомства было вообще сведено "на нет". По-существу, в конституционном отношении (современной терминологией)  был проведен государственный переворот, который уничтожил последнюю преграду в последующей борьбе за высшую власть.

Ведь, невзирая на свой юный возраст, а также отсутствие необходимых для занятия высшего государственного поста качеств, Юрий Богданович как наследник основателя династии в глазах различных слоев общества тех времен всеже мог быть (а может и был – кто его знает) символом соборности Украины, легитимного носителя верховной власти в стране. Но, увы, этого не случилось. Как сказано в одном из шедевров черного юмора: "Решил боец пробираться к своим, но волки решили иначе".

Довольно длительное время борьба за власть в Украине лишь усиливалась, о чем свидетельствуют и вышеприведенные факты гетманства многих особ, как на государственной территории в целом, так и в разных ее частях. Но, как говаривал незабвенный Швейк: "У всякого прекрасного есть свой конец", когда их вместе с сапером Водичкой после драки с мадьярами полицаи потянули в кутузку.

Придя к власти императрица Екатерина Вторая в 1764 г. вообще упразднила сам институт гетманства. В отличие от своих предшественников – Петра Первого и Анны Иоановны, которые еще маскировали свои действия риторикой временности такого действия, новоиспеченная русская указала на необратимость, с ее точки зрения, такого процесса. А упразднение гетманства в Украине явилось лишь одним из аспектов общей политики в отношении региональной автономии в системе в целом сформированной Российской империи. Гетманат, равно как и Лифляндию и Финляндию, согласно ее указаниям, необходимо было "удобными способами привести к тому, чтобы они обрусели и перестали бы смотреть, как волки в лес".

А сигналом для этого явилась попытка последнего гетмана К. Разумовского – кстати одного из самых активных организаторов прихода к власти великой "немкени" – предложить узаконить наследственность и преемственность власти в Украине начиная с него самого, а далее – за его потомками. Этого стало достаточно для принятие радикального решения. Закон "Что позволено Юпитеру, не позволено быку" полностью сработал в том случае, а о наследственной власти в Украине забыли навсегда.

Но основной темой данной публикации всеже являются исторические процессы во времена правления "тишайшего" Алексея Михайловича, когда Российское государство набрало необходимой силы и потенции для последующего преобразования его в империю. И ведь не случайно тогда основным лозунгом Романовых стала пропаганда "спокойствия и тишины".

Оценивая события семнадцатого столетия как "трамплина" для последующих веков, с точки зрения российской стороны, следует привести слова известного историка С. Соловьева о народе, который уже тогда собрался в дорогу и только "ждал вождя".

Им вскоре оказался Петр Первый. А Алексей Михайлович, используя в этом отношении слова поэта, "и в гроб сходя меня благословил": передал своеобразную эстафету своим потомкам вплоть до последних российских императоров. Те, в свою очередь, - своим "наследникам" в отношении функционирования государственных структур – партийным лидерам Советского государства. И в этом случае, как и с Екатериной Великой, этническая принадлежность также не имела принципиального значения: что россиянин (Ленин), что грузин (Сталин), что украинец (Брежнев). Механизм продолжал работать исправно.

Украину после развала Российской империи в начале ХХ века и в промежутке до времени вхождения в состав Советского Союза ждала своя, но всеже в государственном отношении шаткая судьба – Украинская Народная Республика, Гетманат П. Скоропадского, Директория. О каких стабильных традициях в государственном строительстве тогда могла идти речь? А советский этап в истории  вообще искоренял их.

Новая, родившаяся почти два десятилетия тому назад разношерстная по своему социальному составу формирующаяся национальная украинская элита  - по образному выражению П. Сорокина "головастики", т. е. носители связей с представителями непривилегированной части предыдущего общества с определеными качествами "прирожденных" правителей -   в своем большинстве сегодня еще  вообще не желают вспоминать и воспринимать изречение Сократа: "Я знаю, что ничего не знаю". Исторический опыт пока их ничему не научил. А поэтому,  в заключение, приведем еще одно изречение, но уже Л. Кравчука: "Имеем, что имеем". И на том стоим.