dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 23 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История Гауптман Шухевич и генерал Власов, или чем УПА отличалась от РОА (Часть 2)

Гауптман Шухевич и генерал Власов, или чем УПА отличалась от РОА (Часть 2)

Гауптман Шухевич и генерал Власов, или чем УПА отличалась от РОА (Часть 2)

Часть 2. Генерал-лейтенант А.Власов и РОА

В начале сентября 2009 года Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей на своих заседаниях коснулся споров в отношении вышедшей в свет книги церковного историка, протоирея Георгия Митрофанова «Трагедия России. „Запретные“ темы истории XX века».

В частности, было отмечено, что:

«Трагедия тех, кого принято именовать «власовцами»… поистине велика. Во всяком случае, она должна быть осмыслена со всей возможной непредвзятостью и объективностью. Вне такого осмысления историческая наука – превращается в политическую публицистику. Нам… следует избегать «черно-белого» истолкования исторических событий. В частности, именование деяний генерала А.А. Власова – предательством, есть, на наш взгляд, легкомысленное упрощение тогдашних событий. В этом смысле мы вполне поддерживаем попытку отца Георгия Митрофанова подойти к этому вопросу (а вернее, к целой череде вопросов) с меркой, адекватной сложности проблемы. В Русском Зарубежье, частью которого стали и уцелевшие участники РОА, генерал А.А. Власов был и остается своего рода символом сопротивления безбожному большевизму во имя возрождения Исторической России. …Все, что было ими предпринято – делалось именно для Отечества, в надежде на то, что поражение большевизма приведет к воссозданию мощной национальной России. Германия рассматривались «власовцами» исключительно как союзник в борьбе с большевизмом, но они, «власовцы» готовы были, при необходимости противостоять вооруженной силой какой бы то ни было колонизации или расчленению нашей Родины. Мы надеемся, что в будущем русские историки отнесутся к тогдашним событиям с большей справедливостью и беспристрастностью, чем это происходит в наши дни».

Итак, весьма авторитетная часть Русской Православной Церкви готова простить А.Власову и сотрудничество с гитлеровцами, и прямое участие в боевых действиях против Красной Армии во имя того, что это делалось с целью уничтожения «безбожного большевизма». Попробуем беспристрастно разобраться в том, как следует трактовать поступки генерал-лейтенанта Красной Армии Андрея Власова, а позже командарма РОА.

Родился 14 сентября 1901 года в селе Ломакино ныне Гагинского района Нижегородской области в семье крестьянина. Русский.

В Красной Армии с 1920 года.  После окончания командирских курсов участвовал в боях с белогвардейцами на Южном фронте. С 1922 г. Власов занимал командные и штабные должности, а также занимался преподаванием. В 1929 г. окончил Высшие армейские командные курсы. В 1930 году вступил в ВКП(б). В 1935 г. стал слушателем Военной академии имени М.В. Фрунзе. С августа 1937 года командир 133-го стрелкового полка 72-й стрелковой дивизии, а с апреля 1938 года помощник командира этой дивизии. Осенью 1938 года направлен в Китай для работы в составе группы военных советников. С мая по ноябрь 1939 года исполнял обязанности главного военного советника. Награждён орденом Золотого Дракона.

В январе 1940 года генерал-майор Власов назначен командиром 99-й стрелковой дивизии, которая в октябре того же года была признана лучшей дивизией в округе. За это А. Власов был награждён орденом Красного Знамени. В январе 1941 года Власов был назначен командиром 4-го механизированного корпуса Киевского особого военного округа, а через месяц награждён орденом Ленина.

То есть, можно констатировать, что Андрей Андреевич сделал блестящую военную каръеру именно в тот период, когда сталинский режим десятками тысяч уничтожал командный состав Красной Армии. В лояльности и преданности Власова «лучший друг всех военных» не усомнился.

Война для Власова началась под Львовом, где он занимал должность командира 4-го механизированного корпуса. За умелые действия получил благодарность и по рекомендации Н.С. Хрущева был назначен командующим 37-й армией, защищавшей Киев. После жестоких боёв разрозненные соединения этой армии сумели пробиться на восток, а сам Власов был ранен и попал в госпиталь.

В ноябре 1941 г. Сталин вызвал Власова и приказал ему сформировать 20-ю армию, которая входила в состав Западного фронта и обороняла столицу. 5 декабря в районе деревни Красная Поляна (находящейся в 27 км от Московского Кремля) советская 20-я армия под командованием генерала Власова остановила части немецкой 4-й танковой армии, внеся весомый вклад в победу под Москвой. Преодолевая упорное сопротивление противника, 20-я армия выбила немцев из Солнечногорска и Волоколамска. 24 января 1942 года за бои на реке Ламе он получил звание генерал-лейтенанта и был награждён вторым орденом Красного Знамени.

Г.К. Жуков оценивал действия Власова так: «Лично генерал-лейтенант Власов в оперативном отношении подготовлен хорошо, организационные навыки имеет. С управлением войсками справляется вполне». После успехов под Москвой, А. А. Власова, наряду с другими генералами РККА, называют «спасителями столицы». По заданию Главного политуправления про Власова пишется книга под названием «Сталинский полководец».

7 января началась Любанская операция. Войска 2-й ударной армии Волховского фронта, созданного для срыва наступления немцев на Ленинград и последующего контрудара, успешно прорвали оборону противника в районе населённого пункта Мясной Бор (на левом берегу реки Волхов) и глубоко вклинились в его расположение (в направлении Любани). Но не имея сил для дальнейшего наступления, армия оказалась в тяжёлом положении. Противник несколько раз перерезал её коммуникации, создавая угрозу окружения.

8 марта 1942 г. генерал-лейтенант А. Власов был назначен заместителем командующими войсками Волховского фронта. 20 марта 1942 года командующий Волховским фронтом К.А. Мерецков отправил своего заместителя А. Власова во главе специальной комиссии во 2-ю ударную армию (генерал-лейтенант Н.К. Клыков). «Трое суток члены комиссии беседовали с командирами всех рангов, с политработниками, с бойцами», а 8 апреля 1942 года, составив акт проверки, комиссия отбыла, но без генерала А. Власова. Отстранённого («тяжело больного») генерала Клыкова 16 апреля самолётом отправили в тыл.

Закономерно возник вопрос, кому поручить руководство войсками 2-й ударной армии? В тот же день состоялся телефонный разговор А. Власова и дивизионного комиссара И.В. Зуева с Мерецковым. Зуев предложил назначить на должность командарма Власова, а Власов  — начальника штаба армии полковника П.С. Виноградова. Военный совет [Волховского] фронта поддержал идею Зуева. Так, Власов с 20 апреля 1942 стал командующим 2-й ударной армией, оставаясь одновременно заместителем командующего [Волховским] фронтом. Он получил войска, практически уже не способные сражаться, получил армию, которую надо было спасать. В течение мая-июня 2-я ударная армия под командованием А. Власова предпринимала отчаянные попытки вырваться из мешка.

Вот выдержка из донесения командования 2-й ударной армии от 21 июня 1942 года:

«ВОЕННОМУ СОВЕТУ ВОЛХОВСКОГО ФРОНТА. Докладываю: войска армии в течение трех недель ведут напряженные ожесточенные бои с противником… Личный состав войск до предела измотан, увеличивается количество смертных случаев и заболеваемость от истощения возрастает с каждым днем. Вследствие перекрестного обстрела армейского района войска несут большие потери от артминометного огня и авиации противника… Боевой состав соединений резко уменьшился. Пополнять его за счет тылов и спецчастей больше нельзя. Все, что было, взято. На шестнадцатое июня в батальонах, бригадах и стрелковых полках осталось в среднем по нескольку десятков человек. Все попытки восточной группы армии пробить проход в коридоре с запада успеха не имели. Войска армии три недели получают по пятьдесят граммов сухарей. Последние дни продовольствия совершенно не было. Доедаем последних лошадей. Люди до крайности истощены. Наблюдается групповая смертность от голода. Боеприпасов нет…»

25 июня противник полностью завершил окружение армии. Показания различных свидетелей не дают ответа на вопрос, где же укрывался генерал-лейтенант А. Власов следующие три недели — бродил ли в лесу или же существовал некий запасной КП, к которому пробиралась его группа. 11 июля 1942 года в деревне староверов Туховежи Власов был выдан местными жителями (по другой версии — сдался в плен сам) патрулю 28-го пехотного полка 18 армии Вермахта.

Находясь в Винницком военном лагере для пленных высших офицеров, Власов согласился сотрудничать с нацистами и возглавил «Комитет освобождения народов России» (КОНР) и «Русскую освободительную армию» (РОА), составленные из пленных советских военнослужащих.

Власов написал открытое письмо «Почему я стал на путь борьбы с большевизьмом». Кроме того, он подписывал листовки, призывающие свергнуть сталинский режим, которые впоследствии разбрасывались нацистской армией с самолетов на фронтах, а также распространялись в среде военнопленных.

***

Русская освободительная армия, РОА — воинские части, сформированные немецким штабом Войск СС во время Второй мировой войны из русских коллаборационистов. Армия формировалась, в основном, из советских военнопленных, а также из числа русских эмигрантов. Неофициально ее членов называли «власовцами», по имени их руководителя, генерал-лейтенанта Андрея Власова.

РОА была сформирована преимущественно из советских военнопленных, попавших в немецкий плен в основном в начале Великой Отечественной войны, во время отступления Красной Армии. Создателями РОА была заявлена как воинское формирование, создаваемое для «освобождения России от коммунизма» (27 декабря 1942). Генерал-лейтенант Андрей Власов, попавший в плен в 1942 году, вместе с генералом Боярским предложили в письме немецкому командованию организовать РОА. Начальником штаба был назначен генерал Федор Трухин, его заместителем — генерал Владимир Боярский, начальником оперативного отдела штаба — полковник Андрей Нерянин. В число руководителей РОА также входили генералы Василий Малышкин, Дмитрий Закутный, Иван Благовещенский, бывший бригадный комиссар Георгий Жиленков. Чин генерала РОА имел бывший майор Красной Армии и полковник Вермахта Иван Кононов.

Среди руководства РОА были генералы белой армии В.И. Ангелеев, В.Ф. Белогорцев, С.К. Бородин, полковники К.Г. Кромиади, Н. А. Шоколи, подполковник А. Д. Архипов, а также М. В. Томашевский, Ю. К. Мейер, В.Мельников, Скаржинский, Голубь и другие, а также полковник И. К. Сахаров (в прошлом лейтенант испанской армии генерала Ф.Франко). Поддержку также оказывали: генералы А.П. Архангельский, А.А. фон Лампе, А.М. Драгомиров, П.Н. Краснов, Н.Н. Головин, Ф.Ф. Абрамов, Е.И. Балабин, И.А. Поляков, В.В. Крейтер, Донской и Кубанский атаманы генералы Г.В. Татаркин и В.Г. Науменко. Финансировалась армия целиком и полностью немецким государственным банком.

Однако между бывшими советскими пленными и белыми эмигрантами существовал антагонизм, и последние постепенно были вытеснены из руководства РОА. Большинство из них служило в других, не связанных с РОА русских добровольческих формированиях (лишь за несколько дней до конца войны формально присоединённых к РОА) — Русском Корпусе, бригаде генерала А.В. Туркула в Австрии, 1-й Русской национальной армии, полку «Варяг» полковника М.А. Семенова, отдельном полку полковника Кржижановского, а также в казачьих соединениях (15-й Казачий кавалерийский корпус и Казачий стан).

28 января 1945 года РОА получила статус вооруженных сил Германии. 12 мая 1945 года был подписан приказ о роспуске РОА. После победы союзников и оккупации Германии большинство членов РОА было передано советским властям. Часть была расстреляна на месте НКВД, совместно с солдатами США и Великобритании, а часть была отправлена на долгие годы в Гулаги СССР. Некоторой части «власовцев» удалось получить убежище в западных странах, а также в Австралии, Канаде и Аргентине.

На конец апреля 1945 г. А. Власов имел в своём подчинении вооружённые силы в следующем составе:

  • 1-я дивизия генерал-майора С.К. Буняченко (22 000 чел.)
  • 2-я дивизия генерал-майора Г.А. Зверева (13 000 чел.)
  • 3-я дивизия генерал-майора М.М. Шаповалова (не вооруженная, имелся лишь штаб и 10 000 добровольцев)
  • запасная бригада подполковника (впоследствии полковника) С.Т. Койды (7000 чел.) — единственный командир крупного соединения, не выданный оккупационными властями США советской стороне.
  • Военно-Воздушные силы генерала В.И. Мальцева (5000 чел.)
  • дивизион ПТО
  • офицерская школа генерала М.А. Меандрова.
  • вспомогательные части,
  • Русский Корпус генерал-майора Б.А. Штейфона (4500 чел.). Генерал Штейфон скоропостижно скончался 30 апреля. Корпус, сдавшийся советским войскам, возглавлял полковник Рогожкин.
  • Казачий Стан генерал-майора Т.И. Доманова (8000 чел.)
  • группа генерал-майора А.В. Туркула (5200 чел.)
  • 15 казачий кавалерийский корпус генерал-лейтенанта Х. фон Паннвица (более 40 000 чел.)
  • казачий резервный полк генерала А.Г. Шкуро (более 10 000 чел.)
  • несколько мелких формирований численностью менее 1000 чел.; 

В целом в этих формированиях числилось 124 тысячи человек. Эти части были разбросаны на значительном расстоянии друг от друга, что стало одним из главных факторов их трагической судьбы. Однако фактически все военнослужащие РОА, оказавшиеся на момент капитуляции Германии вне занятой советскими войсками зоны, были выданы западными оккупационными властями советской стороне. И это было юридически обоснованно. Согласно международному праву, лица, имевшие ранее советское гражданство и ставшие в силу разных обстоятельств на путь служения гитлеровцам, принимавшие присягу на верность Родине и изменившие ей, считались коллаборационистами и предателями, подлежавшими выдаче.

Отдельные части власовцев использовались немцами для охранной службы и карательных операций, в частности подавления Варшавского восстания, где они отличались жестокостью и мародерством.

В бой против частей Красной Армии власовцы вступили в первый раз 8 февраля 1945 г. В тот день противотанковый отряд полковника И.К. Сахарова добился частного успеха в атаке у местечка Ней-Левин на позиции, занимаемой подразделениями 990-го полка 230-й Сталинской стрелковой дивизии. 13 апреля два пехотных полка власовцев атаковали плацдарм, удерживаемый силами 415-го отдельного пулемётно-артиллерийского батальона из состава 119-го укреплённого района 33-й армии 1-го Белорусского фронта. Во время первой же атаки власовцы заняли первую линию траншей, добившись успеха там, где немцы не могли его добиться два месяца. Но затем в ходе боя командир дивизии генерал-майор С.К. Буняченко отказался от продолжения бесперспективных атак ввиду сильного артиллерийского прикрытия плацдарма с восточного берега Одера. Он аккуратно вывел полки из боя, а боевые качества власовцев в положительном контексте были упомянуты в сводке Верховного командования Вермахта (ОКВ) от 14 апреля 1945 г.

Среди власовских военачальников были кадровые командиры Красной армии (5 генерал-майоров, 2 комбрига, 29 полковников, 16 подполковников, 41 майор), имевшие отличные аттестации во время службы в РККА, и даже три Героя Советского Союза (лётчики Антилевский, Бычков и Тенников). Ряд командиров Красной армии, пробыв от года до трёх лет в немецких лагерях, присоединились к Власову после публикации Пражского манифеста и создания Комитет освобождения народов России (КОНР), когда уже никто не сомневался в исходе войны. Среди них — полковники А.Ф.Ванюшин, А.А.Фунтиков, подполковники И.Ф.Руденко и А.П.Скугаревский и др. В апреле 1945 г. под юридическим командованием А.А. Власова находились более 120 тыс. человек, правда, не успевших завершить переформирование. На вооружении власовской армии, возникшей в период с ноября 1944 г. по апрель 1945 г., состояли 44 самолёта, около 25 танков и бронемашин, более 570 миномётов, 230 орудий, 2 тыс. пулемётов и т.д.

В начале мая 1945 года между Власовым и Буняченко возник конфликт — Буняченко намерился поддержать Пражское востание, а Власов уговаривал его не делать этого и остаться на стороне немцев. На переговорах в северочешских Козоедах они не договорились и их пути разошлись.

В открытом письме А.Власова от 3 марта 1943 г. «Почему я стал на путь борьбы с большевизмом» он, в частности, писал:

«Я пришел к твердому убеждению, что задачи, стоящие перед Русским народом, могут быть разрешены в союзе и сотрудничестве, с германским народом. Интересы русского народа, всегда сочетались с интересами германского народа, с интересами всех народов Европы.

Высшие достижения Русского народа неразрывно связаны с теми периодами его истории, когда он связывал свою судьбу с судьбой Европы, когда он строил свою культуру, свое хозяйство, свой быт в тесном единении с народами Европы. Большевизм отгородил Русский народ непроницаемой стеной от Европы. Он стремился изолировать нашу Родину от передовых европейских стран. Во имя утопических и чуждых Pусскому народу идей он готовился к войне, противопоставляя себя народам Европы.

В союзе с Германским народом Русский народ должeн уничтoжить эту стену ненависти и недоверия. В союзе и сотрудничестве с Германией он должен построить новую счастливую Родину в рамках семьи равноправных и свободных народов Европы.

С этими мыслями, с этим решением в последнем бою вместе с горстью верных мне друзей я был взят в плен.

Свыше полугода я пробыл в плену. В условиях лагеря военнопленных, за его решеткой я не только не изменил своего решения, но укрепился в своих убеждениях.

На честных началах, на началах искреннего убеждения, с полным сознанием ответственности перед Родиной, народом и историей за совершаемые действия, я призываю народ на борьбу, ставя перед собой задачу построения Новой России.

Как я себе представляю Новую Россию? Об этом я скажу в свое время.

История не поворачивает вспять. Не к возврату к прошлому зову я народ. Нет! Я зову его к светлому будущему, к борьбе за завершение Национальной Революции, к борьбе за создание Новой России — Родины нашего великого народа. Я зову его на путь братства и единения с народами Европы и в первую очередь на путь сотрудничества и вечной дружбы с Великим Германским народом.

Мой призыв встретил глубокое сочувствие не только в широчайших слоях военнопленных, но и в широких массах Русского народа в областях, где еще господствует большевизм. Этот сочувственный отклик русских людей, выразивших готовность грудью встать под знамена Русской Освободительной Армии, дает мне право сказать, что я нахожусь на правильном пути, что дело, за которое я борюсь, — правое дело, дело Русского народа. В этой борьбе за наше будущее я открыто и честно становлюсь на путь союза с Германией».

Итак, боевой генерал Красной Армии, который воочию видел зверства гитлеровцев на советской земле, призывал россиян к «союзу с Германией». В то время, когда печи немецких концлагерей вовсю топились телами его бывших сограждан, А.Власов с немецкими спецслужбами разрабатывал «хитроумные» планы признания РОА «воюющей стороной» при нейтралитете к США и Англии. Конечно, утопающий хватается за соломинку, но трудно вообразить более безумную комбинацию, порожденную безысходностью гитлеровского фашизма и его приспешников.

12 мая 1945 г. А.Власов был захвачен военнослужащими 25-го танкового корпуса 13 армии 1-го украинского фронта неподалеку от города Пльзень в Чехословакии при попытке бежать в западную зону оккупации. Танкисты корпуса преследовали машину Власова по указанию капитана-власовца, сообщившего им, что именно в этой машине находится его командующий. Власов был доставлен в штаб маршала Конева, оттуда в Москву.

Сначала руководство СССР планировало провести публичный процесс над Власовым и другими руководителями РОА в Октябрьском Зале Дома Союзов, однако в силу того, что часть обвиняемых могла высказывать на процессе взгляды, которые «объективно могут совпадать с настроениями определённой части населения, недовольной Советской властью», было решено процесс сделать закрытым. Решение о смертном приговоре в отношении Власова и других было принято Политбюро ЦК ВКП (б) 23 июля 1946 года. 30-31 июля 1946 года состоялся закрытый судебный процесс по делу Власова и группы его последователей. Все они были признаны виновными в государственной измене. По приговору Военной коллегии Верховного суда СССР они был лишены воинских званий и 1 августа 1946 года повешены, а их имущество было конфисковано.

***

Настала пора вернуться в началу нашего исследования и провести сравнение гауптмана Шухевича и генерал-лейтенанта Власова, УПА и РОА. Мы уже отмечали, что и Шухевич, и большинство бойцов УПА до войны не были гражданами СССР. Т. е. изменить ему они не могли по определению. Воспитанные на радикальной идеологии ОУН, они боролись за ту Украину, которая соответствовала их идеалам. Да, они сотрудничали с гитлеровцами, но кто в те времена не мечтал о союзе с непобедимым фюрером? Немцы не оценили возможностей, которые открывались перед ними в случае формального восстановления украинского суверенитета. Но надежды на это оуновцев были вполне обоснованны. Другое дело, что Гитлер тогда не был бы Гитлером, а величайшим политическим стратегом. До осени 1944 года оуновцы использовались абвером в качестве вспомогательной силы на оккупированной территории. Однако после освобождения Украины они еще долгие годы вели партизанскую войну против советской власти, всеми доступными им методами отстаивая свои идеалы. Это была полномасштабная гражданская война с тяжелейшими потерями с обоих сторон. Галичане тысячами гибли под тяжелым сапогом «дядюшки Джо», но прекратили борьбу только после полного истощения источников пополнения и вооружения. Как и в каждой гражданской войне тут не было ни правых, ни виноватых. Каждая сторона сражалась за свое видение Украины. Поэтому ни бойцы УПА, ни их главнокомандующий не могут не вызывать определенного уважения. Что же касается их статуса «воюющей стороны», то таковой следует признать за ними именно в гражданской войне.

Сталинский полководец Андрей Власов и его соратники, напротив были гражданами СССР, принимали присягу на верность Родине, находясь в рядах Красной Армии. Поэтому они однозначно являются предателями и колаборационистами. Если Р.Шухевич всю свою сознательную жизнь был предан идеалам ОУН, то А.Власов, в 29 лет вступив в ВКП(б), после пленения внезапно «прозрел» и возжелал бороться с «безбожным большевизьмом». Причем на стороне кровавого Гитлера, виновного в гибели десятков милионов россиян. Поэтому сравнивать идеологические «credo» оуновцев и власовцев не имеет смысла: у первых оно было, а у вторых — нет. Показательно, что если оуновцы еще долгое время сражались с большевизмом в подполье, то власовцы сразу после поражения Германии сдались в плен и даже не помышляли о борьбе за «новую Россию».

Заканчивая наши размышления, вернемся к «безбожному большевизму» за декларативную, в основном, борьбу против которого отцы Русской Зарубежной, Православной Церкви призывают реабилитировать А.Власова. Так вот, перед войной Л.Троцкий заметил, что самым ярым антибольшевиком является И.Сталин, который уничтожил коммунистов больше, чем Гитлер и Муссолини вместе взятые. По логике церковных иерархов и усатого «отца всех народов» следует простить?