dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 18 Сентября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История История России и Украины: современные взгляды ученых двух стран. История Украины. Княжества на территории Украины (вторая треть ХІІ-начало ХІV в.). Князь и король Даниил Галицкий

История России и Украины: современные взгляды ученых двух стран. История Украины. Княжества на территории Украины (вторая треть ХІІ-начало ХІV в.). Князь и король Даниил Галицкий

Член-корреспондент НАН України, Моця А.П.

Смертью Романа воспользовались галицкие боярские группировки, не допустившие к власти вдову Романа и его малолетних сыновей Даниила и Василька. Как только княжичи подросли, они начали с боярством длительную и упорную борьбу за престол Волыни, а позже и Галичины.

Могущество крупных бояр в Галицкой земле объясняется не только разнообразием источников их прибылей (развитое сельское хозяйство, солеварные промыслы, торговля), но и тем, что в борьбе за утверждение своих династий на Прикарпатье Мстиславичи должны были привлекать на свою сторону местную боярскую верхушку. Для этого был один путь - пожалование им должностей и, главным образом, имений, ставших основой укрепления боярских родов. Однако нередко самые крупные бояре считали более выгодным для себя иностранное покровительство. Они исходили из того, что правителям-иноплеменникам будет труднее, нежели своим, добиться поддержки большинства населения, и это побудит их предоставлять привилегии боярам, как главной своей опоре. К тому же боярам не могло не импонировать законодательное ограничение королевской власти и гарантирование прав феодалов Венгрии по Золотой булле короля Андрея I.

Вовлечение иностранных покровителей - венгров, а позже и поляков - во внутренние конфликты боярства с князьями способствовало укреплению позиций бояр и в то же время обусловило невиданное в других княжествах обострение их борьбы с княжеской властью. Особенно кровавым стал конфликт княжеской власти с боярами при кратком правлении в Галиче трех сыновей Игоря Святославича, внуков по матери Ярослава  Осмомысла. Бояре сами пригласили их, надеясь, что князья из Северской земли станут послушным орудием в их руках. Когда же Игоревичи начали проводить самостоятельную политику, разгорелась борьба не на жизнь, а на смерть. Игоревичи устроили расправу над боярами и "убили их было числом 500, а остальные разбежались". В 1211 г. бояре, пригласив на помощь венгерское войско, захватили двух Игоревичей и "повесили их для мести". Через два года предводитель боярства Владислав Кормильчич осмелился сесть на княжеском престоле. Это был единственный на Руси случай узурпации княжеского титула человеком, не принадлежавшим к династии Рюриковичей.

В 1214 г. с помощью части бояр венгры, вступившие в союз с Краковским княжеством, захватили Галич и провозгласили "королем Королевства Галицкого" пятилетнего венгерского королевича Калмана (Коломана), которого сочетали браком с двухлетней польской княжной Саломеей. От венгерской власти, бывшей, по существу, военной оккупацией, освободил галичан новгородский князь Мстислав, который вместе с Даниилом Романовичем (женатым на его дочери) успешно отразил наступление венгерских и польских войск. Однако вскоре Мстислав передал княжение не Даниилу, а младшему венгерскому королевичу Андрею, женатому на его второй дочери. В конце концов, после упорных усилий Даниилу удалось укрепиться на Волыни, и оттуда он повел наступление на Галицкую землю.

В 1230 г. Даниил Романович вытеснил венгров из Галича, но удержаться в городе на этот раз не смог. Это повторилось в 1233 г. Новый венгерский король Бела IV поддержал княжение в Галиче ставленника бояр черниговского князя Ростислава Михайловича. Поскольку политически беспринципные боярские группировки шли на сговор с венгерскими королями, борьба Даниила и Василько Романовичей против бояр за объединение галицко-волынских земель обрела характер освободительной войны за государственную независимость. Романовичи опирались на широкие круги населения и на часть бояр - тех, которые рассчитывали на покровительство князей. Их поддержали местичи - городские купцы и ремесленники, в том числе иностранные поселенцы в некоторых крупных городах (армяне, немцы и др.): они были сторонниками не боярского своеволия, а крепкой княжеской власти. Только позже, когда государство ослабло, городские колонии католиков начали ориентироваться на своих единоверцев - иностранных агрессоров. Для победы Романовичей существенное значение имела и позиция крестьян-общинников, входивших в княжье пешее войско. Усиление боярства не сулило смердам ничего хорошего, а надежды на "доброго князя" уже в это время были распространены в народе. Союз княжеской власти, боярства, служившего этой власти, и городской верхушки был направлен на установление такого варианта государственного строя, который больше соответствовал потребностям экономического и культурного развития, чем боярская олигархия.

Князь стремился создать центральный аппарат управления из верных себе бояр. В нем самой влиятельной фигурой, своеобразным заместителем князя в военных, административных и судебных делах стал дворский. Эта должность соответствовала западноевропейскому палатину. Совершенствуя государственный аппарат, стремясь к специализации его звеньев, князья опирались и на опыт других стран. Так, некоторые должности при дворе Даниила Романовича были введены по аналогии с Византией (печатник) и западными соседями (стольник, седельничий).

После длительной борьбы Даниилу Галицкому удалось преодолеть сопротивление тех группировок галицких и перемышльских бояр, которые ориентировались на поддержку Венгерского королевства. В 1237-1238 гг. Даниил окончательно укрепился в Галиче. Волынь он оставил младшему брату Васильку, который во всех важных делах действовал совместно с Даниилом.

Даниил в 1238 г. разгромил тевтонских рыцарей Добжинского ордена, захвативших город Дорогичин над Бугом, при этом он взял в плен магистра ордена Бруно. Как говорится в летописи, Даниил перед боем провозгласил: "Не подобает держать нашу отчину крыжевникам (крестоносцам)". Накануне нашествия Батыя Даниил укрепился в Киеве и поручил управление в этом городе тысяцкому Дмитрию - опытному и храброму воеводе, которому и пришлось руководить обороной города.

Столицей княжества Даниил Романович избрал свою новую резиденцию город Холм, где построил оборонительные сооружения, церкви, заложил красивый парк. Летописец подчеркивает планомерный, целенаправленный характер градостроительной деятельности Даниила и его брата Василька Романовича. По их приказу были сооружены города-замки Данилов, Кремьянец (Кременец), Угровеск (Угровск) и др. В свои города Даниил приглашал "седляр, и лучников, и тульников, и кузнецов по железу и меди и серебру, и жизнь заполнила дворы вокруг града, поля и села". Эти слова в летописи приводятся при описании строительства в Холме, но они относятся и к другим сооружавшимся городам.

Строительство Романовичами укрепленных градов было очень своевременным. Преодолев упорное сопротивление по линии укреплений вдоль Верхнего Тетерева, Горыни и Случи, Батый в начале 1240 г. двинулся на Волынь. Как утверждает летописец, хан монголо-татар, увидев, что не сможет взять Кремьянец и Данилов, отошел от них. Очевидно, упорная оборона этих мощных крепостей была одной из причин того, что орда решила, не задерживаясь, двинуться на главный город Волыни - Владимир. Борьба за владимирский детинец была кровавой. Дружинники и вооруженные местичи сражались до конца, до последнего воина. Бастионами сопротивления стали каменные церкви, которые после отхода орды были завалены трупами. Так же самоотверженно, как свидетельствуют археологические источники, защищались Звенигород, другие города и замки. Даниил, который в то время возвращался из Венгрии, остановился на ночлег в Синеводском монастыре (Прикарпатье) в современном Сколевском районе Львовской области; здесь он узнал о нашествии и был вынужден возвратиться в Венгрию, "поскольку мало с ним было дружины".

Вероятно, путь орды проходил из Прикарпатья на Верецкий и через Буковину на Роднянский перевалы. Когда в Венгрии стало известно о приближении орд Батыя, был послан палатин Григорий с поручением перекрыть карпатские "ворота". Однако он сдал их без сопротивления. Не задерживаясь в Карпатах, войска Батыя двинулись в Венгрию и где объединились с другой частью орды, возвращавшейся из Южной Польши и Чехии. По сравнению с восточными княжествами Галицко-Волынская земля пострадала намного меньше. Монгольское нашествие прокатилось через нее словно смерч. Опустошения, особенно в городах на пути орды, были огромными. Но как только монгольское войско откатилось на восток, Галицко-Волынское княжество, сохранившее государственные структуры, смогло готовиться к дальнейшей борьбе с завоевателями. Люди стали не только отстраивать разрушенные города, но и сооружать новые. В частности, были возобновлены укрепления Холма, в конце 40-х гг. построен Львов, который назвали в честь старшего сына Даниила Льва (город впервые упомянут в летописи при описании событий 1256 г.). Одновременно пришлось воевать с непокорными боярами, делавшими ставку на Ростислава Михайловича черниговского и его союзников.

В 1245 г. войско Даниила Галицкого одержало блестящую победу в битве с войском венгерского короля и его союзниками вблизи города Ярослава на Сане. Ярославская битва, в которой Даниил подтвердил свою славу храброго воина и способного полководца, надолго остановила агрессию венгерского королевства к северу от Карпат. Около 1250 г. между Даниилом и венгерским королем Белой IV наладились дружественные отношения, которые были закреплены браком сына Даниила Льва с дочерью Белы Констанцией.

Однако попытка организовать достаточно сильный союз против ордынцев не удалась. Не имея возможности успешно противостоять более многочисленным силам Золотой Орды, Даниил был вынужден поехать на переговоры к хану Батыю в его новооснованную столицу Сарай-Бату (вблизи устья Волги). Хан принял Даниила с почестями, но современники понимали, что это поездка означала признание зависимости от Орды. Дальнейшая деятельность Даниила свидетельствует, что он пошел на это, чтобы получить передышку и иметь возможность собирать силы для решающей борьбы. Именно с этой целью были сооружены укрепленные грады, которые должны были стать опорой "против безбожных татар". Постепенно и осторожно Даниил опять начинает искать союзников для отпора могущественному врагу. В 1254-1255 гг. войска Даниила, его брата Василька и сына Льва завоевали поддавшиеся татарам Болоховские города в окрестностях рек Случи и Тетерева, а отряды хана Куремсы, перешедшие в контрнаступление, были оттеснены в их кочевья. Однако после прихода в 1258 г. огромного войска Бурундая Даниил и Василько были вынуждены разобрать укрепления крупнейших крепостей в доказательство того, что они "мирники". Только столичный Холм не подчинился и сохранил свои мощные укрепления. Даниил проводил активную внешнюю политику. После смерти последнего австрийского герцога из династии Бабенбергов Фридриха II сын Даниила Роман женился на его племяннице Гертруде и с помощью венгерского короля попытался овладеть герцогским престолом Австрии. Эта попытка была неудачной (в результате длительной борьбы с 1282 г. в Австрийском герцогстве надолго укрепилась династия Габсбургов).

Международному авторитету Даниила способствовала коронация его присланной папой Иннокентием IV короной и принятие титула короля. Местом коронации он избрал Дорогичин на Подляшье, чтобы подчеркнуть свои права на город, возле которого он в свое время одержал победу над рыцарями. Западноевропейские хроники называли Галицко-Волынское княжество королевством еще задолго до дорогичинской коронации, а это значит, что, присылая Даниилу корону, папа учитывал реальные факты. Но папа не смог предоставить конкретную военную помощь против орды, поэтому взаимоотношения Даниила с Римом не завершились стойким союзом. В то же время коронация подтвердила ориентацию Даниила на связи со странами Западной и Центральной Европы. В контексте этой ориентации развивались и его взаимоотношения с польскими князьями.