dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 12 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История Мазепа – триста лет спустя

Мазепа – триста лет спустя

Мазепа - триста лет спустя

Обращение к личности "предателя" (с точки зрения российских политиков и историков) или же "патриота" (с точки зрения значительной части современных украинцев – одинадцатое место из ста в результате народного голосования, организованного телеканалом "Интер" в 2008 г.) снова нашло отражение в печати и на телевидении, в некоторых официальных документах в связи с 300-летием Полтавской битвы 1709 г., когда "…виктория показала высокую боевую выучку русской армии, возвела ее в ранг сильнейшей армии в Европе. И хотя Северная война затем продолжалась еще долгих 12 лет, судьба державы Карла была решена под стенами Полтавы: Швеция стала утрачивать великодержавие, а Россия принялась ее приобретать" - как писал доктор исторических наук Н. Павленко в своей статье "Разумная расчетливость" (Родина, 2009, № 7).

Но, в свою очередь, еще за полтора десятка лет до этого, академик Национальной академии наук Украины В. Смолий в своей статье "Іван Мазепа" отмечал: "Сегодня ученые могут спорить, искать несоответствия в деяниях гетмана, соглашаться или же критиковать его отдельные поступки. Неизменным остается лишь тот факт, что политический шаг Ивана Мазепы в 1708 г. отображал тайные настроения части козаческого общества, которая желала видеть Украину независимым государством. Акция, осуществленная гетманом, оставила глубокий след на всем социально-политическом организме Украины не только восемнадцатого, но и последующих столетий" ("Володарі гетьманської булави", 1994).

Детально и подробно рассматривать весь спектр проблемы перехода одного из наиболее близких сподвижников Петра І на сторону его противника – шведского короля Карла ХІІ, дело марудное и безперспективное:  это делала неоднократно официальная российская и советская наука, как и многие современные авторы. Можно лишь отметить, что в большинстве случаев изложение данного события производилось по-трафарету: "изменник и баста". А в современной Украине его все чаще оценивают как национального героя, хотя и неудачного стратега в последний период своей деятельности. Но нас в данном случае интересует только один аспект: насколько поступок гетманского предательства в его взаимоотношениях с Петром І являлся уникальным в мировой истории, что его "пережевывыют" уже три столетия ? И все, кому не лень. Мы уже обращались к этому вопросу в одном из предыдущих выпусков "Саммита" ("Плюсы и минусы измены"), но, как оказалось, "воз и ныне там".

В данном случае речь пойдет о книге С. Смолянникова "Анатомия предательства или путь Иуды: от славы к бесчестию", изданной в 2009 г., где в предисловии  автор характеризируется как "профессиональный моряк, капитан первого ранга, член Совета ветеранов ВМФ Киева и Киевской области, член Национального союза журналистов и член Союза писателей-маринистов". Но не столько о его персональных взглядах на проблему (кстати, они в целом не отличаються от общепринятого трафарета, тут они просто сконцентрированы), как о трактовке определенных положений в отношении "измены". Для убедительности мы будем отходить в некоторых моментах от узкого рассмотрения темы и использовать известные исторические аналогии.

Но если нами ранее рассматривались лишь некоторые эпизоды из российской истории, то теперь "забросим сеть" несколько шыре.

Начнем из библейских времен, но не будем в очередной раз использовать образ Иуды. Обратимся к личности еще одного сподвижника Христа – Петра (первоначальное имя Симон), который занимает особое положение среди апостолов: его именем открывается перечень двенадцати избранных учеников; именно о нем Иисус говорит: "Ты, Петр, и на сем камне я создам церковь мою, и врата ада не одолеют ее"; ему предназначает ключи небесного царства; именно его Христос учреждает пастырем над своими "агнцами". По преданию евангелистов, Петр непрестанно свидетельствует по отношению к Христу свою любовь и преданность, но по свершении тайной вечери Христос предрекает его троекратное отречение: "в ту ночь, прежде нежели пропоет петух". Когда же Христос был схвачен и приведен к первосвященнику Каиафе, Петр, последовавший за учителем и узнанный людьми, не только трижды отрекается, но клянется и божится, что не знает Иисуса. Далее достаточно было слез и раскаяния чтобы остаться в "верхнем эшелоне" христианской церкви. Но с этической точки зрения – это было "предательство" или же "верность"? Вопрос, конечно, риторический.

Теперь обратимся непосредственно к позднесредневековой эпохе и временам раннего модерна (ХVІІ-ХVІІІ вв.), когда, по словам С. Смолянникова: "Богдан Хмельницкий, заключив договор с теми же шведами через два года после присяги царю, виртуозно лавировал между Россией и Турцией; Иван Выговский через год после присяги царю подписал Гадячское соглашение с Польшей, а всего через месяц со Швецией; Юрий Хмельницкий обрек русские войска на гибель под Чудновым через год после присяги на "верность"; да и Иван Брюховецкий называвший себя преданным "холопом" царя и "боярином", - и тот продержался "верным" всего пять лет, а затем перешел на сторону Речи Посполитой. Тем не менее и Мазепа не был "белой вороной" в ряду украинских гетманов ХVІІ столетия".

Данная информация не вызывает никаких возражений, правда за исключением одной почему-то забытой "маленькой детали": в 1667 г. между Россией и Речью Посполитой был заключен договор о приостановлении военных действий и разделе Украины между двумя государствами. Правобережная Украина отходила к Польше, а Левобережная – оставалась под протекторатом России. При этом Запорожье находилось в общих владениях. Московский царь целиком перечеркнул Переяславский договор 1654 г. о взятии под свою опеку украинских земель и, вероятно, в этом случае следует также говорить об его измене перед гетманами, которую, конечно, можно объяснять и "высшими интересами Московского государства" (от которых украинцам не становилось легче).

Но изменение взглядов Мазепы на отношение с северо-восточным могущественным соседом началось несколько ранее времен Полтавской битвы. Процитируем еще раз С. Смолянникова: "Именно Меньшикову было суждено стать роковой для Мазепы фигурой. В июле 1706 года во время пребывания в Киеве Меньшиков устроил званый обед, на котором, помимо царя, присутствовал и Мазепа со своей старшиной. На этом обеде Меньшиков (скорее всего подвыпивший – прим. автора) заявил гетману о необходимости преобразования Гетманщины и о том, что со временем начать ликвидацию старшины. Раздраженный Мазепа передал эти слова царского фаворита своей старшине: "Вот всегда мне эту песенку поют, и в Москве, и на всяком месте!". Великолепна трактовка нашего автора этого прямого призыва к уничтожению элиты украинского общества тех времен. Оказывается, что "Мазепа по недомыслию посчитал козацкой вольности со стороны Меньшикова". Всего-то делов…А как же тогда расценивать развитие данного сюжета, когда "В конце марта того же года в Малороссийский и Посольский приказы были отданы Высочайшие Указы Петра о передаче из Малороссийского приказа в Разряд городов государя Российского "города Киева и прочих Малороссийских городов"? Чье в данном случае "недомыслие"?

Не знаю как вам, уважаемые читатели, а по мне это, в первую очередь, элементарная провокация, которая далее - в 1708-1709 гг. - привела к извесным последствиям. В чем то аналогичная ситуация изложена в библейских текстах, когда Бог принял дары от Авеля и не принял от Каина. Чем закончился конфликт знают все.

В какой-то степени вышеописанные действия "тогдашнего российского руководства" перекликаются с "методами работы" уже в ХХ веке Иосифа Виссарионовича, описанные в книге Э. Родзинского "Сталин", и в частности после проведения ХV съезда партии в 1926 г.:

"После подобных речей Сталин смог попробовать пойти дальше и сделал то, чего никак не ожидали бывшие "кремлевские бояре". Всех этих вчерашних членов ЦК: Радека, Смилгу, Белобородова, Муралова, Преображенского, Смирнова – он отправил в ссылку, как при царизме. И как несколько лет назад упомянутые большевики отправили в ссылку своих сподвижников по революции – эсеров.

Высылку Троцкого Сталин провел в лучших традициях. Сначала по телефону Бухарин объявил Троцкому решение, и тот, естественно, задумал организовать демонстрацию в день высылки. Затем по совету Сталина Бухарчик сообщил  Льву, что его отъезд перенесен на два дня…

Но уже на следующий день пришли – отправлять Троцкого на вокзал".

Но вернемся к Мазепе, на этот раз к его молодым годам: "…прадед его, служил верно польской короне, дед, Михаил Мазепа, служил русскому царю, а отец был подвижником Богдана Хмельницкого, однако впоследствии не поддержал Переяславскую Раду и ушел к Выговскому для создания "Великого Княжества Русского" под протектортом Польщи, конечно же на Правобережье. Именно поэтому отец и отослал Ивана подальше от Московии, и от Польши, а заодно и для обучения военному искуству, в чем голландцы на то время были мастерами. Не для Руси-Украины готовил отец сына, а для служения европейским дворам. Ведь к созданию "Руины" Степан-Адам Мазепа-Колединский, тоже приложил свою руку, о чем современным историкам не следует забывать. Затем Мазепа учился в Германии, Италии и Франции, где хорошо овладел языками" – узнаем мы из уже несколько раз цитированного произведения.

А вот что находим на страницах подавляющего большинства российских исторических трудов разных лет и десятилетий, где описываются молодые годы Петра: "… царь под видом простого дворянина Петра Михайлова из свиты официальных послов 10 марта 1697 г. отправился в составе Великого посольства (1697-1698) в Голландию, в которую влюбися заочно, слушая рассказы приятелей-матросов и кораблестроителей…На верфях в Саадаме и Амстердаме Петр учился строить корабли. 6 января 1698 г., отдельно от Великого посольства, царь переехал в Лондон, где также работал на верфи. Везде он изучал технику, обычаи иных народов, посещал музеи, театры, проявил себя как личность ищущая, необычная, даже иногда казался англичанам весьма странным, гениальным варваром. Возвратившись через Австрию домой в августе 1698 г., Петр почти немедленно начал свои преобразования".

Из вышесказанного как-будто следует, что в одних случаях учеба за границей может приносить пользу для Отечества, а в других лишь демонстрирует коварство и подлость "нехороших личностей". Да, неувязочка получается.

А теперь еще одно  рассуждение упомянутого писателя – мариниста, где он обращается к теме предания анафеме опального гетмана: "В течение истории Православная церковь, не только Русская, но и Греческая, и даже Западная (разумеется, до ее ликвидации) предавала анафеме бунтовщиков и изменников. Так, например, великий святитель Вселенской Церкви Амвросий Медиоланский (г. Милан, Италия) отлучил от Церкви узурпатора  Евгения, выступавшего против законного императора Феодосия Великого и попытавшегося захватить императорский престол в Западной Римской империи".

Так было в Европе Западной. Но следует обратиться хотя бы  к одному эпизоду в Европе Восточной, снова же описаного во многих российских изданиях. Речь идет о приходе к власти в России принцессы Ангальт-Цербстской Софии-Фредерике-Августе, которая после брака с императором Петром ІІІ стала православной Екатериной Алексеевной: "Желание Екатерины стать российской императрицей осуществилось вследствие заговора, во главе которого находился ее любовнк Григорий Орлов и четверо его братьев – гвардейских офицеров, которые имели громадное влияние в обществе. К заговору примкнули отдельные влиятельные сановники двора. Они договорились с гвардейцами и осуществили государственный переворот…

Утром 28 июня 1762 г. Екатерина тайно выехала из Петергофа, где пребывал двор Петра ІІІ, в Петербург, одновременно Орловы в самом городе подняли бунт гвардейцев. Заговорщикам очень помог командир Измайловского полка, гетман Украины Кирилл Разумовский. Войска вышли на улицы столицы и приветствовали Екатерину, сопровождая каляску, в которой она ехала Невским проспектом, к Казанскому собору, где было проведено молебен и присяга на верность новой государыне. После этого войска выступили на Петергоф". Там легитимно избранный император через некоторое время отрекся от престола, а затем уже в заточении - в поместье Ропша - при таинственных обстоятельствах умер.

Ну и что, Екатерина ІІ или ее сподвижники были осуждены (хотя бы морально) или ж преданы анафеме? Нет, ведь это совсем другой случай, "иные обстоятельства" явной государственной измены.

Пришло время отказываться от традиционных трафаретов и стереотипов, в том числе и по отношению к Мазепе, который был "человеком своего времени" – не лучшим, но и не худшим.

В своей работе "Верхний слой"  В. Коротич писал: Каждый поворот колеса фортуны, каждая смена властей в любом государстве безжалостно перемешивает слои населения. Каждое державное переустройство перевешивает иконостасы по своему выбору, и Украина, пройдя за четверть тысячелетия сквозь гетманщину, самодержавие и советскую власть, так нагляделась на святых и мучеников несовместимых религий, что иногда начинает их путать. В общем, какую из тем, предложенную юбилеями, не тронь – везде есть о чем задуматься".

На этом и закончим наши нынешние рассуждения.