dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 13 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История История войны за историю Войны

История войны за историю Войны

История войны за историю Войны

Убивший Брута Цезарь должен быть наказан - кто "за"?", - примерно в таком - мягко говоря, парадоксальном - формате пытаются в последнее время вести на международном уровне обсуждение событий Второй мировой войны некоторые ученые и политики, и в этом есть своя закономерность.

21-й век развернул предельно активную кампанию поиска своих собственных ответов на многие вопросы, включая те, что еще совсем недавно считались раз и навсегда решенными, утратившими общественную остроту. Наследие века 20-го перечеркивается вдоль и поперек с такой лихостью и безжалостной категоричностью, что угроза едва ли не абсолютного отрицания всего предыдущего опыта уже не кажется пустой абстракцией.

В число тем, вернувших себе элемент актуальности и повышенной дискуссионности, попала  Вторая мировая война, особенно, в части того, в чем был ее главный исторический смысл, кто и ради чего ее начал, кто кого своими действиями больше "обидел", кто кому нанес больший ущерб (даже не столько материальный, сколько - моральный), кто, наконец, ее выиграл?

Сложность новых дискуссий, выплеснувшихся за рамки национальных и приобретших ярко выраженный международный характер, объясняется, в первую очередь, тем, что они ведутся не профессиональными историками, а политиками или, в лучшем случае, историками на службе у политиков.

Историю Второй мировой войны, написанную теми, кому она весной 1945 года принесла заслуженную и славную Победу, пытаются сегодня подогнать под концепции и взгляды, отвечающие стратегическим интересам и планам тех, кто считает себя триумфатором в "холодной" войне.

Неудачники войны "холодной" теряют право считаться победителями Второй мировой, даже если это право им, действительно, принадлежит. От применения этой новой формулы уже успела пострадать Украина, о которой в дискуссиях на военно-исторические темы упоминают все реже и реже.

За историю великой Войны разгорелась настоящая новая война, уже тоже имеющая свою историю.

1 сентября 2009 года - 70-я годовщина даты, которую принято считать днем "официального" начала Второй мировой, - послужило поводом для выброса новых суждений и оценок по поводу событий военных лет, а также для очередного всплеска эмоций, навеянных как самими этими событиями, так и их теперешним - далеко не всегда и не везде адекватным - восприятием.

При этом самые простые вопросы, о которых стоило бы подумать и на которые следовало бы обратить первоочередное внимание, остаются незамечены, без видимой причины уступая место чему-то второстепенному, а то и вовсе откровенно и заведомо малозначительному.

Если, например, кто-то задумал пересмотреть вывод о том, что Вторую мировую войну развязала именно Германия, почему тогда не ставится под сомнение дата ее начала? Ведь практически с тем же успехом, что 1-е число, когда Гитлер напал на Польшу, в качестве "старта" мировой бойни могло фигурировать 3-е сентября - день, когда Британия объявила войну Германии.

В 30-е годы прошлого века ситуация в мире, уже пережившему Первую мировую войну и ее последствия, сложилась таким образом, что еще раз "повоевать по полной" ради получения тех или иных выгод для себы были отнюдь не прочь сразу полдюжины, а то и добрый десяток стран.

Каждая из них при этом, одной рукой готовясь к агрессии против другого или других, другой рукой стремилась защититься от возможного нападения на самое себя. Такое стремление толкало всех, включая и "великие" державы, и "обычные" страны на подписание как двухсторонних (можно было бы сказать - "сепаратных"), так и многосторонних договоров о ненападении, взаимных гарантиях и помощи в случае нападения. Активно прорабатывались также различные системы коллективной безопасности.

Хотя с точки зрения хронологии первыми взялись воплощать в жизнь свои милитаристские планы Япония и Италия, напавшие - соответственно - на Китай и Абиссинию, безусловными лидерами рейтинга мировых "ястребов" той эпохи являлись все-таки не они, а Германия и Британия.

Официальные представители туманного Альбиона в период между двумя мировыми войнами с поразительной откровенностью признавали, что строят свою внешнюю политику, исходя из того, что их страна является империей, вследствие чего просто не может не быть агрессивной (!).

Трудно не согласиться с выводом о том, что именно Берлин и Лондон внесли решающий вклад в доведение ситуации до превращения отдельных вооруженных стычек во всеобщий вооруженный конфликт и, следовательно, до "официального" развертывания мировой войны.

Кто знает, каким путем пошел бы дальше мир, если бы Германия, рвавшаяся любой ценой пересмотреть обременительные и унизительные для нее итоги Первой мировой, не получила  преимущества в оснащении армии, а Британия, преследовавшая собственные стратегические интересы, не "заигралась" в дипломатических играх сразу на нескольких "фронтах", поощрив Гитлера к активным действиям вместо того, чтобы остановить его.

Излишнее преувеличение роли советско-германского договора 1938 года (так называемого "пакта Молотова-Риббентропа) как решающего фактора, открывшего путь к началу войны, призвано, по сути, скрыть ту без преувеличения определяющую роль в ее подготовке и провоцировании, которую сыграл официальный Лондон, отказываясь включиться в процесс коллективного сдерживания потенциального агрессора по-настоящему.

Выпячивание пакта от 23 августа 38-го - это одно из веяний новейшего времени. Прежде мировая историческая наука оценивала этот документ и его значение сдержанно, не вырывая из общего контекста эпохи. Никто не думал специально выделять его из ряда аналогичных договоров, подписанных в 1934-1939 гг. между различными субъектами международных отношений.

Требование считать 23 августа днем начала Второй мировой войны абсурдно. Стали известны новые факты, согласно которым Гитлер, готовивший агрессию против Польши долго и основательно, первоначально планировал начать ее 25 августа и только в последний момент остановил начало кампании, перенеся ее на 1 сентября.

Что же касается "секретных протоколов" к советско-германскому договору, то и они не являлись чем-то особенным ни по букве, ни по духу. Стремление Германии и СССР разграничить "сферы влияния" и, в частности, поделить между собой Польшу по сути ничем не отличалось от той модели, на основе которой был в 1938 году (то есть, на год раньше, чем пакт Молотова-Риббентропа) заключен известный Мюнхенский договор о принудительном расчленении Чехословакии, в котором, кстати сказать, с большим удовольствием и пользой для себя приняла участие Польша.

 Если любой ценой стремится поставить в один ряд Германию и СССР с точки зрения их участия в событиях 1939-1945 гг. на основании признания преступности режимов Гитлера и Сталина, то историю Второй мировой, действительно, придется переосмысливать и переписывать.

Однако такой подход будет противоречить и фактам, и логике истории. Ни в коем случае нельзя забывать того, что для Советского Союза после нападения на него Германии война превратилась в Великую Отечественную.