dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 26 Апреля 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История Ciao, 2013-ый: без Европы и без ёлки, зато с русским кредитом и с «Майданом»

Ciao, 2013-ый: без Европы и без ёлки, зато с русским кредитом и с «Майданом»

Ciao, 2013-ый: без Европы и без ёлки, зато с русским кредитом и с Майданом

2013-ый уходит в историю. Вместе с ним достоянием этой ветреной и непостоянной, когда злой и коварной, а подчас ласковой и доброжелательной "пани" вот-вот станет все то, чем мы жили в этом году, по поводу чего волновались, о чем грустили, чему радовались, о чем думали, над чем плакали, смеялись, шутили. Тут и новые цены под аккомпанемент рассказов о "покращенні" от Н.Азарова, и новые-старые проблемы, и вдруг вспыхнувшие, но так и не ставшие реальностью, футбольные надежды от М.Фоменко, и  потешные битвы всех и вся за мечту под названием "Юле – волю!", и не менее комичные ходилки-стоялки под лозунгом "Восстань, Украина!". Ну, и, само собой разумеется, нескончаемые филиппики по поводу и без повода всевозможных арбузовых с кожарами, яценюков с тягнибоками и луценками, фюле с квасьневскими и сикорскими, глазьевых с зурабовыми, шустеров с найемами etc., etc.

Если говорить об общем впечатлении от прожитого года, то сказать, что 13-ый год нового века и нового тысячелетия так уж, во всем уж оказался именно "тринадцатым" – несчастливым, безысходным, безрадостным, – не возьмусь. Нет, не возьмусь. Плохого и дрянного было хоть отбавляй, это – факт. Кому-то стало еще лучше, чем было, кому-то, наоборот, еще хуже. Вторых, по-моему, на поверку оказалось куда больше, чем первых. Тем не менее, как по мне, то бывали года и похуже уходящего 2013-го. Впрочем, светлые моменты, стоящие общего внимания, в нем тоже были, хотя и совсем немного. Или, может быть, не так много, как бы хотелось.

Уходящий год минул под знаком единения с Европой. Правда, в большей мере виртуального, иллюзорного, чем реального, действительного, но все-таки единения. Или, во всяком случае, демонстративного стремления к нему. В году 2012-ом европаника и евроистерия в Украине, вызванные проведением в ряде городов страны матчей чемпионата Европы по футболу, тоже имели место быть. Выглядели они, однако, не столь ужасающе, менее кричаще и навязчиво, да и иссякли еще летом, сразу после того, как последний швед, освободив от своего присутствия Труханов остров в Киеве, благополучно отправился домой. В 2013-ом тема Европы и европейской интеграции Украины, под которой имелось в виду парафирование Соглашение об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом, выйдя на ведущее место в общественном сознании и в информационном пространстве еще в начале года, сохранила его за собой до глубокой осени.

Евроинтеграции было посвящено и подчинено буквально все. О ней пеклась Верховная Рада, в спешке принимая законы, которыми можно было отчитаться перед Брюсселем, нею занимался Кабинет Министров, одно за другим штамповавший постановления и решения, необходимые, чтобы удовлетворить европейцев. О ней, о ней одной с утра до вечера говорили и в президентской Администрации, и в кабинетах редакторов практически всех отечественных СМИ, и даже на киевских и не киевских базарах.  Градус интеграционного напряжения стал в какой-то момент столь высок, что могло показаться, что он вот-вот зашкалит. Вера же в Европу как в единственное спасение для Украины и украинцев укрепилась вдруг настолько, что в сторонники ассоциации с Евросоюзом решили записаться даже жители сельской глубинки (особенно, в западных областях страны), а также рядовые пенсионеры Троещины, Виноградаря и Харьковского массива.

Миф об "Украине в Европе" и о "Европе в Украине", которые-де должны были наступить буквально на следующий день после саммита программы "Восточное партнерство" в Вильнюсе, оказался куда более живуч и прилипчив, чем миф о резком скачке благосостояния большинства украинцев в результате проведения в Украине Евро-2012, на смену которому он пришел. Быть против "европейского выбора" стало равнозначно едва ли не измене Родине. Те, кто не рвался в Европу, вынуждены были помалкивать, стесняясь и робея выказывать свое мнение даже самым близким людям.

Закончилось все дело как-то уж слишком нелепо и неказисто. Очень в духе "тринадцатки", приносящей беды и невзгоды. Почти так, как обычно заканчивается первый опыт сексуальных отношений у подростков. Киев в последний момент соскочил и отскочил, под благовидным предлогом отказавшись парафировать Соглашение об ассоциации. В Брюсселе, а также в Варшаве, Вильнюсе и Берлине восприняли сей факт, как личную обиду и оскорбление, смыть которое можно только кровью. Концовка 13-го ввиду этого выдалась как раз такой, какой и подобает быть концовке самого несчастливого с нумерологической точки зрения года: нервной, дерганой, путаной, доверху наполненной отрицательной энергией.

Кроме евроинтеграции в исполнении Брюсселя и евромахинации от Киева, ничего особенного, запоминающегося, заслуживающего внимания в Украине в 2013-ом не происходило. Все, в общем, было, как всегда. Почти так же, как в 2010-ом, 2011-ом, 2012-ом. Почти…

Украинское правительство еще раз подтвердило, что очень мало контролирует положение дел в экономике и в крайне незначительной степени способно влиять на него. Ни один из тех макроэкономических показателей, которые прогнозировал Кабмин и на основе которых рассчитывались все параметры социально-экономической политики, на поверку не подтвердился. Как минимум, полгода страна жила в условиях технического дефолта и в ожидании дефолта полноценного. Но, к счастью, Господь Бог не отвернулся от Украины, и в самый последний момент добрый дядя из Кремля подкинул "Папе", по его личной просьбе, немного деньжат. По дружбе, так сказать, на основе братской любви и братских же отношений в прошлом и будущем. Все и обошлось. И Киев, хоть и без главной елки страны, но все-таки сумел достойно приготовиться к встрече Нового года.

Президент, наоборот, в очередной раз продемонстрировал, что держит положение дел под своим контролем весьма уверенно и надежно. Если не в стране, то, во всяком случае, в президентской вертикали власти и в системе власти в целом. Причем, как не парадоксально, запас прочности у него достаточно велик. В течение года В.Януковичу не раз и не два приходилось попадать в очень непростые ситуации, оказываться перед выбором, от которого зависело многое. Изо всех из них, ну, или почти изо всех ему удалось выйти с честью, сохранив и лицо, и возможность для маневра.

В уходящем году президент, как, пожалуй, никогда прежде, много встречался  с зарубежными коллегами и партнерами, много общался с публикой, много выступал, как дома, так и за пределами страны. В этом плане у него есть все основания записать 2013-ый себе в актив. Таким убедительным и конкурентным лично я Виктора Федоровича еще не помню. Даже в заведомо провальном для него Вильнюсе на саммите "Восточного партнерства", где его встречали уже не "европейские партнеры", а враги, единственным желанием которых было порвать киевского гостя на мелкие кусочки, он выглядел здорово. Не пасовал, не тушевался, не шел на попятную перед напором превосходящих сил противника, а, наоборот, лучезарно улыбался, умно поддерживал беседу, умело уходя от неприятных вопросов и проявляя в те моменты, когда того требовали обстоятельства, завидную твердость характера и крепость духа.

В свое время действующий глава государства, конкурируя на выборах с Ю.Тимошенко, отказался от ее предложения сойтись с ней с глазу на глаз в формате теледебатов. Не знаю, как у кого, но у меня тогда сложилось однозначное впечатление, что главной причиной отказа была как раз боязнь публичной полемики с оппонентом, явно тебя превосходящим. Сегодня, думаю, В.Янукович дал бы согласие на дебаты и с Ю.Тимошенко, и с любым другим политиком, который рискнул бы бросить ему подобный вызов. Дал бы согласие и, скорее всего, одержал бы убедительную победу.

Тот, кто вслед за редакцией авторитетного журнала "The Economist", посчитал, что к концу года В.Янукович стал гораздо слабее, чем был, что олигархическая элита раскололись на две неравные части, большая из которых отвернулась от него, обратив свои взоры и надежды в сторону грубо "кинутой" им Европы, на мой взгляд, ошибся. Если кто-то из олигархов и "раскололся", задумав сыграть против президента, ему об этом, скорее всего, придется сильно пожалеть. Причем, уже в самое ближайшее время. Видеть в хозяине Банковой "хромую утку", как это спешит делать британское издание, по меньшей мере, странно. После Вильнюса и "Майдана" "охрометь", скорее, может кто-то в Брюсселе и Варшаве, но никак не он.

Внешнее восприятие В.Януковича, как и его репутация внутри страны, в настоящий момент не соответствуют действительному положению дел. И уж, тем более, не отражают динамику его развития. В то время как президент выглядит все увереннее, набирая имиджевые очки, представление о нем. вместо того, чтобы улучшаться, наоборот, ухудшается.

Ложкой дегтя по итогам 2013-го для В.Януковича, причем, весьма увесистой, стало, как мне кажется, углубление разрыва между словом и делом. Между его словом и тем делом, которое делалось его подчиненными на всех уровнях властной иерархической лестницы. В уходящем году Виктор Федорович много, охотно, с видимым удовольствием говорил о реформах и о модернизации страны, веря, судя по всему, что произносимые им речи имеют хоть какое-то отношение к действительности. Все это, однако, выглядело, скорее, комично, чем убедительно. То, что подавалось под видом реформ в различных сферах экономики и социальной сферы, на поверку оборачивалось то ли завуалированным сокращением бюджетных ассигнований на социальные программы в области медицины, образования, пенсионного обеспечения, то ли откровенным обманом и очковтирательством. Какая уж тут "модернизация", когда страна продолжала беднеть и разваливаться.

Для противоположного политического лагеря – оппозиционного – 2013 год не принес ни особой радости, ни заметных успехов, ни какого-либо продвижения вперед на основных направлениях подготовки к президентской избирательной кампании. Имело место явное и очевидное топтание на месте, сопровождавшееся некоторым разбродом и шатанием. И в запарке приготовлений к евроассоциации, и в горячке первых недель "Евромайдана" оппозиция показала, что не нужна ни власти, ни обществу, ни самой себе, ни даже зарубежным "друзьям Украины", ищущим исполнителей для проведения всевозможных флэш-мобов и прочих модных нынче импрез в духе завуалированного неоколониализма и теории социального роения.

К концу года, когда все в стране пришло в движение, а власть поджала хвост, оппозиция окончательно и откровенно потерялась в толпах людей на улицах Киева. Ни одному из ее формальных лидеров по большому счету не нашлось, что этим людям сказать. Свою, отрицательную для них, роль сыграло, безусловно, то обстоятельство, что с технологической точки зрения "Евромайдан" задумывался и делался не под них и не для кого-то из них, а совсем под других людей. Это, однако, не снимает с них ответственности за безволие и безынициативность, граничащие порой со штрейкбрехерством.

Общество показало, что оно продолжает катиться по инерции, куда кривая вынесет, что его сегмент, именуемый гражданским обществом, остается в Украине слабым и неэффективным, что заявить о себе в полный голос и заставить, наконец, власть взяться за установление диалога с ним оно не в силах. Неправительственных организаций в стране за год, который уходит, стало больше, чем было. Это, однако, положение дел не изменило.

Жизнь дала ясный сигнал о том, что в стране, в сознании значительного числа людей накоплен огромный протестный потенциал. Что очень многие украинцы устали ждать, когда их бытие станет хоть немного легче, когда что-то вокруг них станет хоть чуть-чуть лучше. Обида и злость естественным образом были обращены на действующую власть. Обиженные на "донецких", засевших на Печерских холмах, появились не только во Львове и в Киеве, но и в самом Донецке. На этом фоне еще большую тревогу должен вызывать тот факт, что все подготовительные действия к большому бунту в духе какой-нибудь "арабской весны", включая формирование, оснащение и обучение боевых отрядов, готовых вести уличную войну, давно проведены, и что все готово к силовому захвату власти и/или территории.

Что еще? Чем еще запомнился или, по крайней мере, мог бы и должен был бы запомниться уходящий 2013-ый? Ах, да, Ю.Тимошенко! Ну, конечно, Ю.Тимошенко, о которой помнили в течение почти всего года и о которой как-то стали забывать после того, как стартовал "Майдан". Юлии Владимировне год не принес того, что она, скорее всего, от него ожидала. Жертва "избирательного правосудия" осталась там, где была. Похоже, что ей в ближайшие месяцы не остается ничего другого, как, проклиная себя, свое упрямство и "слабаков" А.Квасьневского с П.Коксом, завидовать помилованному М.Ходорковскому. Ну, и заодно размышлять об особенностях "тоталитаризма" В.Путина, который своего узника совести, в конце концов, отпустил, в сравнении с "авторитаризмом" В.Януковича, который ее отпускать на свободу не хочет ни за какие коврижки.