dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 24 Мая 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История Многовекторный поливассалитет Богдана Хмельницкого: путь к Переяславу. Часть 1

Многовекторный поливассалитет Богдана Хмельницкого: путь к Переяславу. Часть 1

Многовекторный поливассалитет Богдана Хмельницкого: путь к Переяславу. Часть 1

В преддверии 360-ти летия заключения Переяславского договора между Россией и Украиной, круглая годовщина которого исполняется в следующем 2014 году, особую актуальность обретают вопросы, связанные с причинами возникновения подобного союза, его общеисторической характеристикой и анализом положений собственно документа, оказавшего столь значительное влияние на последующие судьбы наших народов вплоть до сегодняшнего времени. В научной и популярной литературе, публицистических и специальных статьях начиная с середины ХІХ века этот сюжет уже неоднократно рассматривался, поэтому в даной статье мы попытаемся, опираясь на исследования представителей современной украинской историографии, некоторым образом обобщить актуальные воззрения на сущность указанного события, точнее, дать ответ на вопрос: "Чем же в действительности был упомянутый Переяславский договор для украинской стороны в исторических реалиях середины ХVІІ века?"

Ранее на страницах нашего издания уже поднималась проблематика, связанная с изучением роли личности в историческом процессе. Некоторым образом повторяясь, заметим, что для полного и неупрежденного понимания сущности глобальных явлений в истории человечества в общем прежде всего необходимо понять конкретного человека, войти в мир его интересов, потребностей, ожиданий, постичь мотивацию его действий, словом, увидеть в нем личность. Принимая во внимание вышесказанное, считаем целесообразным начать анализ деятельности Богдана Хмельницкого, логическим завершением которой стало подписание Переяславского договора или так называемых Мартовских статей в 1654 году, с обзора основных моментов его биографии, поскольку к моменту начала Украинской национальной революции (1648-1676 гг.) будущему гетману украинского казачества уже 53 года, он является полностью сформировавшейся личностью с устоявшимися мировоззрениями, продуктом социально-политических, религиозных, военных условий Европы того времени. Исходя из этих предпосылок мы и попытаемся вкратце определить те факторы, результатом влияния которых и стало подписание им Переяславского соглашения в том виде, в котором оно известно истории.

Как пишут в монументальной монографии "Богдан Хмельницкий" известные ученые В.Смолий и В.Степанков, в середине XVII столетия на арену общественно-политической жизни Восточной и Юго-Восточной Европы под аккомпанемент пушечного грохота решительно выступил мало кому известный на то время человек, действия которого, по словам одного из современников, быстро обратили "на себя глаза всех народов". А 10 лет спустя он ушел из жизни, будучи – вновь-таки по выражению свидетеля тогдашних событий – "прославленным средь монархов". Звали этот человека Богдан-Зиновий Михайлович Хмельницкий.

Вокруг этого имени вот уже свыше трех столетия бурлят страсти, ведутся напряженные споры, во время которых высказываются абсолютно противоположные мысли и оценки. Это и понятно, ведь без преувеличения можно сказать, что начатая великим украинским гетманом война за освобождение своей родины от чужеземного порабощения и создания национального государства оказала серьезное влияние на политическое развитие всей Восточной и Юго-Восточной Европы.

Современники Богдана Хмельницкого хорошо понимали его стратегическую цель. В 1652 г. ксендз Щитницкий предостерегал: гетман хочет "абсолютно и независимо ни от одного монарха властвовать и владеть всеми теми землями, которые начинаются от Днестра и идут к Днепру и дальше вплоть до московской границы...". И не удивительно, что непримиримые враги Хмельницкого (прежде всего из числа, естественно, властвующих классов и слоев Польско-Литовского государства) не жалели для него отборных проклятий и самых обидных эпитетов: "сын антихриста", "дьявол", "иуда", "тиран", "разбойник", "преступник". Польский король Ян Казимир, который обрел трон не без содействия Хмельницкого, то был готов предоставить ему место в сенате Речи Посполитой, то усматривал в его действиях угрозу для "всего христианского мира". А молдавский воевода Стефан Георгице называл гетмана "возмутителем покоя всех наций".

Более спокойные критики Богдана, Хмельницкого отмечали, в частности, его политический, дипломатический, военный талант, острый ум, личное мужество и смелость, опытность в ратном деле, которые соединялись с осторожностью и хитростью. Пораженные размахом его замыслов и практических действий, они, эти критики, сравнивали его с "бичом Божьим" – вождем гуннов Аттилой, знаменитым карфагенским полководцем Ганнибалом, грозным азиатским завоевателем Тамерланом, коварным итальянским политиком Макиавелли.

Совсем другой – одобрительный – отклик события Хмельниччины получали в тех странах Западной Европы, в которых уже зарождались и развивались демократические идеи. Известный украинский историк XIX в. О.Г.Лазаревский подчеркивал, что вождь английской буржуазной революции Оливер Кромвель воспринимал Богдана Хмельницкого как генералиссимуса войска Украины, властителя запорожских казаков, истребителя польской шляхты. Что интересно: свидетель событий середины XVII в., французский автор "Истории войны казаков против Польши" П.Шевалье усматривал в действиях Хмельницкого и в чертах его характера много общего с Кромвелем. "Мы найдем, – подчеркивал он, – образ мужа, который для того, чтобы подняться над другими, приводит в движение огромный механизм и наводит ужас на то королевство, которого ни все могущественные государства христианского мира, ни даже могущественная империя турок до сих пор не смогли покачнуть. Одним словом, [найдем] Кромвеля, который во второй раз появился на Руси, который был не менее честолюбивым, храбрым и ловким, нежели Кромвель в Англии". А следуя характеристике известного французского писателя XIX в. Проспера Мериме, гетман "был воплощением истинного казацкого рыцаря. Он был отважный, хитрый, энергичный, у него было прирожденное военное чувство...".

Искренним восхищением, любовью, активной поддержкой патриотическая деятельность Богдана Хмельницкого пользовалась со стороны сечевиков, значительной части казацкой старшины и духовенства Украины. Возглавив народную борьбу против иностранного господства, за достижение национальной независимости, он, по свидетельству тогдашних источников, стал для них "русским Моисеем", "спасителем всей Руси", "отцом отчизны", "возродителем веры". Запорожцы называли его "нашим государем и хозяином", "наиболее светлым", " от Бога данным", "большим гетманом".

В отечественной историографии собран огромный массив литературы, посвященной проблематике развития Освободительной войны украинского народа середины XVII в. и политики ее руководителя. При этом внимание в научных дискуссиях вокруг событий Хмельниччины сосредотачивалось и до сих пор, в основном, сосредотачивается на вопросе о роли в истории Украины далеко не самого важного политического наследия Богдана Хмельницкого – договора с Московией 1654 г. Однако при этом мало кто стремился выяснять внутренние и внешние факторы, сущностные мотивы, которые предопределяли именно такие, а не другие решения гетманского правительства. Очевидно, этот подход нельзя признать объективным во всех отношениях. Учитывая реалии нынешней общественной жизни украинского государства крайне необходимо представить на рассмотрение общества предельно правдивую, взвешенную во всех деталях, документально подкрепленную картину той конкретно-исторической обстановки, в которой происходило заключение конфедеративного союза Московии с Украиной.

До наших дней дошло, к сожалению, весьма мало первоисточников, которые дали бы возможность детально исследовать биографию гетмана от его рождения до начала Революции. Как мы отмечали, в 1648 г. Хмельницкому было около пятидесяти трех лет – за плечами осталась целая жизнь, исполненная бурных событий, которые сформировали его личность, выработали общественно-политические взгляды, вооружили военным опытом. Но, повторимся, за неимением оригинальных документов исследователь не имеет возможности надлежащим образом раскрыть этот чрезвычайно важный этап в жизни будущего национального героя Украины.

Нам доступно немного сведений об отце Богдана – мелком украинском шляхтиче Михаиле Хмельницком. До сих пор не удалось выяснить, из какого именно населенного пункта – Хмельника, Хмелева, Хмелива, Хмельного или Хмеливки – происходил его род. Предположение И.Крипьякевича, что Хмельницкие вышли из с.Хмельник, расположенного в Перемышльской земле, нуждается в более убедительной аргументации. Имеющиеся источники дают лишь основания более или менее уверенно утверждать, что предки великого казацкого гетмана происходили из западных регионов Украины (Русского, Белзского или Волынского воеводства).

Весьма мало мы знаем также о молодых годах Михаила Хмельницкого. Известно, что он получил неплохое, как на то время, образование. Не исключено, что некоторое время он находился при дворе польского магната (с 1588 г. – польного гетмана) Станислава Жулкевского в г.Жовква (на Львовщине), где выполнял некоторые поручения последнего. Здесь на молодого энергичного шляхтича обратил внимание близкий приятель Жулкевских, владелец г.Олесько Ян Данилович. Очевидно, Михаил перешел к нему на службу. По мнению И.Крипьякевича и Я.Качмарчика, Данилович, став между 1592 и 1594 гг. корсуньско-чигиринским старостой, направил туда Хмельницкого. Поначалу Михаил был осадчим на Чигиринщине, а со временем дослужился до должности подстаросты (помощника старосты, в данном случае Даниловича).

Таким образом, появление отца будущего гетмана в казацких краях исследователи датируют началом 90-х годов XVI в. На первый взгляд, эта версия кажется довольно убедительной. Однако о другом свидетельствует привилей польского короля Владислава IV, выданный в июле 1646 г. Богдану Хмельницкому для подтверждения его прав владеть Суботовым. В этом документе указывается, что чигиринский подстароста Михаил Хмельницкий, который погиб в 1620 г. в бою под Цецорой, Суботов "лет с 40 и болши без измешки держал". Даже если здесь и есть преувеличение в сроках, можно считать, что уже во второй половине 80-х годов XVI в. Михаил Хмельницкий вел хозяйство в основанном им поселении и лишь со временем, приобретя немалый опыт практической работы, начал выполнять функции осадчего в пользу Яна Даниловича.

В случае, если наше предположение правильно и Михаил Хмельницкий появился на Чигиринщине раньше, чем Данилович, возникает вопрос: что же заставило его искать счастья на преисполненном опасностей пограничье Дикого Поля? Отрывистые сведения о его образе жизни на новом месте не выказывают у него склонности к авантюрам, приключениям, "непоседливости". Наоборот, он был заботливым хозяином, человеком трезвого ума, который без насущной необходимости не рисковал собственной жизнью и судьбой своей семьи. Поэтому должна была существовать какая-то очень важная причина, которая побудила его оставить Жовкву или Олесько. Намек на такую причину находим в сообщениях венецианского посла Альберта Вимини и шведского – Самуэля Грондского, которые, соответственно в 1650 и 1656 г., встречались с Богданом Хмельницким. Они утверждали после встреч, что отец гетмана был осужден то ли на "баницию", то ли на "инфамию". Подобные приговоры королевские суды выносили шляхтичам за нападения на имения соседей, своеволие, отказы повиноваться судебным постановлениям, за долги, перепрятывание преступников и т.п. Не исключено, что Михаил Хмельницкий совершил что-то подобное этому и, спасаясь от заключения, а то и смерти, бежал в украинские степи, где приговоры судов Речи Посполитой не имели действия. Возможно, бежать ему помогли Станислав Жулкевский или Ян Данилович.

Прибыв на Чигиринщину, Михаил Хмельницкий развернул активную хозяйственную деятельность и в скором времени основал собственный хутор  Суботов. Не щеголяя своим благородным происхождением, не предавая православную веру, он сближается с местными казаками и вместе с ними обороняет край от нападений татарских чамбулов (конных отрядов). Где-то в начале 90-х годов Михаил, презрев сословные предрассудки, вступает в брак с юной казачкой. Этот брак содействовал дальнейшему укреплению его связей с казачеством. Неизвестно, насколько счастливым был этот брак, как и то, сколько детей (кроме, конечно, Богдана) имели супруги.

К сожалению, источники, выявленные учеными, не содержат точных сведений о времени и месте рождения будущего героя украинского народа. Разделяем мнение о 1595 г. как о наиболее вероятном. Не вызывает сомнений выясненный О.Максимовичем день рождения – 27 декабря (день Теодора Начертанного). Мальчики, родившиеся в этот день, получали имя Богдан (народная форма церковного имени Теодор). И.Крипьякевич обратил внимание на тот факт, что духовенство и казацкая старшина в торжественной обстановке называли Богдана Михайловича Зиновием (в те времена двойное имя было обычным явлением). Что же касается места рождения Богдана, то им, скорее всего, был Суботов.