dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 24 Июля 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История История России и Украины: современные взгляды ученых двух стран (История Украины. Государство Рюриковичей 5)

История России и Украины: современные взгляды ученых двух стран (История Украины. Государство Рюриковичей 5)

Член-корреспондент НАН України, Моця А.П

Можно ли рассматривать историю древнерусского государства Рюриковичей лишь в контексте локального развития современных восточнославянских народов? Конечно нет. На все процессы средневековых времен влияли и другие факторы, начиная со времени формирования государственности. Особую роль играли две структуры — хазары и варяги, на чем следует остановиться особо.

Хазарский каганат был мощной политической структурой Восточной Европы на протяжении нескольких столетий: с VII по X в. западные территории этого государства находились в восточных, южных и крымских районах современной Украины. В противостоянии с разноэтническим населением каганата восточные славяне в значительной степени развивали свои тенденции в направлении цивилизации. На Руси великие князья киевские иногда даже именовали себя каганами, чтобы в титулатуре быть на равных с этими могущественными властелинами.

"Похвалимъ же и мы по силе нашей малыми похвалами великиа и дивнаа сътворышааго нашего учителя и наставника, великого кагана нашей земли владычествоваша, нъ в Русъке, яже ведома и слышима есть всеми четырьмя конци земли", — так величал в начале XI в. Владимира Святославича в своем "Слове о законе и благодати" митрополит Иларион. Но сам титул "каган" ("хакан") русы использовали еще в IX в., о чем свидетельствуют Вертинские анналы под 839 г.

Хазария, созданная сначала как кочевническое государство, со временем приобрела более сложные формы: при сохранении частью населения кочевого и полукочевого способа хозяйствования, очевидной является также огромная роль транзитной торговли, а также большой, особенно на окраинных землях, вклад оседлого, земледельческого населения. Этнический состав подчиненных кагану и беку жителей был достаточно пестрым — это собственно хазары, а также болгары и аланы.

С этим населением связывают в современной Украине археологические памятники так называемой салтовской культуры (по первой находке около с. Верхний Салтов под Харьковом). Они размещены непосредственно около восточнославянских поселений. Определенные характерные черты говорят о разнообразных контактах между представителями обоих этнических массивов. На первом этапе хазары играли более активную роль и, как отмечает древнерусский летописец, даже "примучивали" часть восточнославянских племен. Но позже последние "отблагодарили" своих соседей, начиная с похода Святослава Игоревича на Волгу в 965 г. Постепенно хазары сходят с исторической арены, а поэтому следует констатировать лишь опосредованное влияние их на формирование государственных структур Киевской Руси.

Намного сложнее выглядел на протяжении длительного времени вопрос о роли варягов в становлении первого государства восточных славян. Согласно норманнской теории именно скандинавы своими энергичными действиями привели в поступательное движение потенциальные возможности восточных славян. Яростная полемика по этому поводу в последние десятилетия перешла в более спокойное русло. Доказано, что русско-скандинавские отношения носили взаимовыгодный характер.

Источники фиксируют более тесные связи переселенцев и автохтонов в северославянских областях, чем на юге Руси. Обращает на себя внимание тот факт, что о Киеве почти нет упоминаний в средневековых скандинавских письменных источниках (в отличие от Новгорода Великого). Еще одним свидетельством плохой информированности скандинавских авторов о деталях событий в среднеднепровском регионе является описание сватовства к дочери Ярослава Мудрого Елизавете норвежского конунга Харальда в 1043 г.: в нескольких сагах речь идет о том, что киевский князь принимает гостя в Хольмграде, т. е. Новгороде, хотя начиная с 1018 г. Ярослав занимает великокняжеский стол и все официальные приемы проводит в столице государства. Более того, саги, в которых достаточно подробно освещается генеалогия героев повествования, совсем не знают родословной Владимира Святославича, хотя в его военных формированиях служило много выходцев из Северной Европы.

Скандинавы, по данным разных источников (письменных и археологических), проживали в разных частях восточнославянского мира, но положение у них было разное. На севере они часто мигрировали в обратном направлении и возвращались на родину. На юге вырисовывается совсем другая картина. Здесь, в связи с дальнейшим развитием государственных институтов, варяги в основном выполняли волю местной феодальной верхушки. При невыгодной ситуации они видели больше перспектив в службе при константинопольском дворе, чем в возвращении домой. Следует отметить, что переселение выходцев из Скандинавии на Русь происходило не только на рубеже тысячелетий, но и позже.

Очевидно, что выходцы из Скандинавии, которые попадали на юг, в основном оставались там навсегда и постепенно были ассимилированы. Конечно, между Киевом и скандинавскими странами активно развивались разносторонние экономические и политические контакты. Но имеющиеся в наличии данные позволяют утверждать, что восточнославянская государственность в первую очередь развивалась на основе внутренних ресурсов общества тех времен.

Если говорить более конкретно о связях восточнославянского государства со странами окружающего мира, то их следует рассматривать как разновекторные. Среди приоритетных государств были Византия и ее провинции, страны арабского мира и Средней Азии, Грузии и Армении, Волжская Булгария — на востоке и юге; Германия, Франция, Англия — в Западной Европе; Дания, Норвегия, Швеция — на севере. Наиболее тесные контакты происходили с ближайшими соседями — Польшей, Венгрией, Чехией, а также с номадами Северного Причерноморья.

Со времен формирования государства Рюриковичей одним из наиболее важных направлений его культурно-исторических контактов была Византийская империя. Это направление объяснялось геополитической ситуацией тех времен в Восточной Европе, когда на юг шли впечатляющие по размерам миграционные потоки. Именно через бассейн Днепра проходило и основное звено пути "из варяг в греки", о чем уже упоминалось выше, а Среднее Поднепровье становилось контактной зоной между северным и южным европейскими регионами.

Весьма важным событием в международной жизни стал поход 860 г. древнерусских войск на Константинополь. Событие, закончившееся перемирием, получило заметный резонанс в Европе. Оно нашло отображение в византийских хрониках тех времен, в первую очередь в двух проповедях патриарха Фотия и его "Окружном послании" восточным митрополитам. Через определенное время посольство русов прибыло в Византию и был заключен договор "мира и любви". Но кроме "политической дружбы" в нем имели место и экономические вопросы: русам было дозволено вести торговлю в столице империи. Данный договор стал практически политическим признанием международного значения молодого восточнославянского государства. В дальнейшем военное противостояние Киева и Константинополя привело к подписанию еще двух соглашений в 911 и 944 гг., поездке княгини Ольги в столицу Византии в 946 г., двум походам ее сына Святослава на Балканы.

Последующие события также были выгодны Руси. В первую очередь, это династический брак Владимира и Анны, принятие православия. Престиж власти киевского князя был поднят на высокую ступень. Определенное похолодание во взаимоотношениях в первый период правления Ярослава Мудрого позже было выправлено: сын великого князя киевского Всеволод вступил в брак с византийской принцессой из дома Мономахов, а уже его старший сын Владимир получил наименование Мономах. Его деда Ярослава, в связи с успешной политикой оформления династических браков, даже прозвали "тестем Европы".

Кроме Византии, Хазария также была главным объектом внешней политики Руси на первом этапе своего существования. Поскольку восточная торговля страны в это время осуществлялась через территорию данного государства, то это часто делалось при посредничестве хазарских купцов. В Киеве даже существовал топоним "Козаре", который остался, вероятно, в точке расположения торговой колонии восточных соседей славян.

Со средины VIII в. до начала X южные земли восточных славян входили в сферу "хазарского" круга обращения арабских монет. В отличие от северных монетных находок, здесь концентрировались монеты из аббасидских монетных дворов восточной и центральной частей арабского мира. Это была зона стойких экономических контактов, связанных прежде всего с Днепровской системой торговых операций, а поэтому она являлась основой политической заинтересованности Руси в восточном направлении.

К византийско-русско-хазарским контактам имеет отношение и принятие последними иудаизма как государственной религии каганата. Это было осуществлено под влиянием еврейских купцов, которые активно принимали участие в международной торговле и в этой части Европы. Даже существует точка зрения, что хазарский "царь" Булан принял новую веру в Крыму (тогда — Таврике), вблизи Ялты, в урочище Карасан, и эта акция имела не только религиозную, но и политическую окраску. Событие ознаменовало фактическое включение всего полуострова, за исключением Херсона (Херсонеса, Корсуня), в состав каганата и полный разрыв контактов с Византией.

Если говорить о первых древнерусских князьях, то Аскольд поддерживал с Хазарией в большинстве случаев мирные отношения. Каганат не демонстрировал тогда активной неприязни по отношению к Руси и в то же время являлся достаточно крепким заслоном против кочевников Востока. О мирных контактах Руси с Хазарией в это время свидетельствует и приток оттуда арабского серебра. Но позже ситуация изменилась, а это в свою очередь привело к уже упомянутому походу Святослава в 965 г. и разгрому каганата. Главной целью этой акции являлся не грабеж коренных земель каганата, а закрепление Руси на Дону, в Приазовье, Северном Кавказе, возможно, и подчинение ослабленной Хазарии на правах вассалитета.

Отношения Руси еще с одним восточным соседом — Волжской Булгарией после похода Святослава в основном были мирными. Да и упомянутый выше поход в поволжский регион был больше связанным именно с Хазарией, а не с Поволжьем в целом или Булгарией в частности. Попытку ее подчинения позже предпринял Владимир Святославич, когда он, согласно летописи "победи болгары". Но в этом отношении высказал свои сомнения еще его воевода Добрыня: "Сим дани не даяти". В 985 г. был улажен мирный договор до тех времен, когда "камень начнеть плавати, а хмель грязнути" (т. е. тонуть). Отношения оставались мирными и позже. В частности, в 1006 г. был заключен новый договор, а на протяжении длительного времени именно через Киев из Волжской Булгарии к землям Верхнего Подунавья проходил один из средневековых маршрутов Великого шелкового пути. Показательным в отношении контактов на этом пути является следующий факт: в 1178-1180 гг. купец из дунайского города Регенсбург по имени Гартвиг, который в это время проживал в Киеве, перевел на регенсбургский монастырь Св. Эммерама путем контокоррентных расчетов 18 фунтов серебра. Но эта сумма поступала не из Киева, а ее должны были выплатить должники купца, которые проживали в самом Регенсбурге. Известна была даже специальная категория купцов, которые вели торговлю с Русью, — так называемые рузарии.

Связи с Дунайской Болгарией для восточнославянского государства также были традиционными в экономическо-политической и, особенно, в культурной сфере. Ведь это была славянская страна, которая ранее приняла христианство, где раньше возникла славянская письменность. На Руси проходила деятельность многих болгар, в первую очередь в церковной и культурной сферах. Пути к Византии и далее в западные районы Балкан также проходили через Болгарию. Но империи часто удавалось использовать Русь против Болгарии или наоборот — настраивать правителей последней против Киева.

С X в. Русь становится постоянным убежищем для высокопоставленных изгнанников из северных стран, а со времен Ярослава Мудрого появляются династические связи с королевскими дворами Скандинавии. Великие князья киевские занимали самостоятельные позиции в поддержании того или иного кандидата на королевский престол. Сам

Ярослав был мужем Ингигерд - дочери шведского короля Олафа, а его дочь Елизавета вышла замуж за Гаральда Грозного, который достаточно долго проживал на Руси, а в 1047-1066 гг. был королем Норвегии. После его гибели в Англии она стала женой датского короля Свена. Русско-скандинавские государственные связи сохранялись на хорошем уровне и во времена Владимира Мономаха.

Рост авторитета и могущества Руси отображался в достаточно обширных династических браках не только с представителями северных семей. Так, сын Владимира Святославича Святополк был мужем дочери польского короля Болеслава Храброго; Анна Ярославна стала женой короля Франции Генриха I, а ее сестра Анастасия — венгерского короля Андрея. Сестра Ярослава Мудрого Добронега-Мария вышла замуж за Казимира Пяста, а Изяслав Ярославич вступил в брак с сестрой польского короля Гертрудой.

Киевская правящая династия поддерживала тесные отношения с большинством родов феодальной элиты Европы тех времен. Конечно, каждый династический брак знаменовал собой политическое соглашение, мирные и союзнические отношения с конкретной страной.

Говоря о контактах с западноевропейскими странами, нельзя забывать о посольстве княгини Ольги к императору Оттону I. Между ними велись переговоры о принятии Русью западного христианства и направлении сюда епископа. Ольга анализировала наиболее выгодный для Руси путь, а также, возможно, использовала связи с западной церковью как способ давления на Византию. В ответ на Русь была направлена миссия во главе с Адальбертом, который возвратился домой в 962 г. В 1006 или 1008 г. в Киеве на протяжении месяца пребывал епископ Бруно Кферфуртский, который возглавлял миссию к печенегам. Отсюда он направил письмо императору Генриху II, в котором характеризировал Владимира как "повелителя русов".

В девяностые годы X в. наблюдались интенсивные взаимоотношения Киева с Ватиканом. Римский папа пробовал перетянуть на свою сторону молодую христианскую державу. Такая дипломатическая практика Рима имела, конечно, не религиозную, а политическую основу. Киевская Русь не шла в фарватере политики Византии, а вела свою системную политику, планируя в разных регионах иметь противовесы своим потенциальным противникам. Германская империя и Рим выступали таким противовесом Византии и Польши. А результатом сближения с Германией явился брак (после смерти Анны) Владимира Святославича с внучкой Оттона I, дочерью графа Куно. В 1013 г. между Киевом и Священной Римской империей было зафиксировано мирное соглашение.

Об экономических связях с Чехией сообщают как древнерусские летописи, так и иностранные источники. Политические взаимоотношения также имели свою историю. Союз Владимира с королем Андрихом воспринимался уже как традиционный. Одной из жен этого великого князя киевского была "чехиня". Этот брак должен был укреплять определенные соглашения, которым, конечно, предшествовал обмен посольствами и переговоры. А традиционный торговый путь из Киева к Регенсбургу проходил через Краков и Прагу, что способствовало развитию взаимовыгодных контактов.

Активные взаимоотношения имела Русь с Польшей. И это понятно — граница между двумя странами была наиболее старой из известных, и на ней на протяжении столетий происходили столкновения. В первую очередь это относится к Червенским градам и Перемышлю. В конце X в. в результате окончания противостояния, как свидетельствует летопись, Владимир "живе с князи околними миромъ, с Болеславом Лядским, и съ Стефа-номъ Угорскимъ, и с Андрихом Чешским". Но это было временное перемирие: Ярославу со своим братом Мстиславом пришлось провести два похода, чтобы отстоять те самые Червенские грады. Пленных поляков ("ляхов") первый из названных князей расселил на новой оборонительной линии по р. Рось.

Мирные отношения Киева с Венгрией были традиционными еще с времен перехода "старых мадьяр" на "новую родину" в Карпатскую котловину. Венгры были союзниками Руси в ее византийской, немецкой или же польской политике. Политика наследников Ярослава Мудрого по отношению к Венгрии больше тяготела к союзнической, хотя усложнялась конфликтами.

Со странами Западной Европы Киевская Русь поддерживала политические и экономические контакты, хотя они были не столь интенсивными, как с непосредственными соседями.