dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История Плоды просвещения на исторической ниве и их корни

Плоды просвещения на исторической ниве и их корни

Плоды просвещения на исторической ниве и их корни

Уровень знаний современных школьников, как по всем предметам школьной программы вообще, так и по истории в частности, давно уже стал притчей во языцех. Похоже, нахождение его «ниже плинтуса» уже давно никого не удивляет. Отчасти, это и понятно – на фоне массового обнищания населения (и, как следствие, озабоченности его исключительно проблемами выживания), деградации системы образования в целом, беспрецедентного падения престижности труда учителя, критического снижения уровня профессионализма во всех сферах общественной жизнедеятельности и патологической деформации системы ценностей общества ожидать других результатов было бы странным.

И все же данные последних исследований по указанной теме не могут не шокировать. Так, например, совсем недавно Харьковский региональный центр оценивания качества образования (его возглавляет директор, член-кореспондент Национальной академии педагогических наук А. Л. Сидоренко) провел выборочное (по территориальному признаку) исследование – проверил общий уровень эрудиции выпускников школ нескольких районов Сумской обл. Тестирование проводили в период с 2008-го по 2012 г. в Шосткинском, Глуховском, Ямпольском и Середино-Будском районах, в том числе и в двух райцентрах - Шостке и Глухове.

Его результаты поражают наповал. Прежде всего, большим удельным количеством абсолютных двоечников по гуманитарным дисциплинам - от 5% до 13%. Не менее потрясающий факт - ни один из учеников сельских школ из упомянутых четырех районов за 4 последних года исследования не получил ни одной отличной оценки за тест по истории Украины! Впрочем, чему удивляться, если отвечая на вопрос о «выдающихся представителях советского партизанского движения» только 28,8% школьников сумели выбрать среди предложенных вариантов С. Ковпака, А. Федорова и А. Сабурова. И, что особенно знаменательно – это на Сумщине, где как раз и  начиналось формирование партизанского соединения С. А. Ковпака. Зато «порадовали» при этом 41% опрошенных (что составляет в абсолютном выражении 57 114 участников тестирования). По их мнению, «советские партизаны-герои» - это А. Мельник, С. Бандера, Р. Шухевич!

Конечно, сразу же надо оговориться, что на столь «блестящих» результатах сказалось влияние крайне низкого общеобразовательного уровня современных школьников и практическая полная утеря значительной частью их элементарных навыков обучения. Так скажем, согласно выводам тех же харьковских педагогов-исследователей, проводивших упомянутое тестирование, значительная часть молодых людей «не понимают того, что ими внимательно прочитано». Более того, педагогами отмечается «нежелание большинства учеников читать не только программную литературу, но и книги вообще». Невыполнимой для многих стала задача привести примеры на заданную тему из литературы, киноискусства и т. п. Многим тяжело припомнить уместный пример даже из недавно изученного программного произведения. А если добавить к этому охватившую большую часть мира так называемую «функциональную безграмотность», когда вследствие массового распространения современных информационно-коммуникационных технологий (цифрового телевидения, мобильной телефонии, Интернета, средств мультимедиа и т.д.) огромное количество их пользователей теряют элементарные навыки самостоятельного получения знаний и критической оценки информации, то общая картина болезни становится ясной.

Вместе с тем, было бы неверным не воздать должное и другому, весьма существенному фактору столь впечатляющих «успехов» на педагогическом фронте. Речь идет о тех многочисленных и неоднозначных пертурбациях, которые пережила за последние десятилетия историческая наука и историческое образование. Пожалуй, наиболее ярко связь между ними, с одной стороны, и формированием исторического сознания школьников – с другой, продемонстрировала проведенная в начале февраля в Российском центре науки и культуры в Киеве доктором исторических наук, профессором Татьяной Гузенковой презентация коллективной монографии «Расскажу вам о войне...» Вторая мировая и Великая Отечественная войны в учебниках и сознании школьников славянских стран». В презентованной монографии группа историков проанализировала не только содержание учебников ряда стран, но и вольные эссе школьников об их личном восприятии тех событий.

Авторский коллектив монографии разъединил исследуемые страны на три группы. В первой, где история войны менее всего подверглась ревизии, оказались Беларусь, Армения и Казахстан. Во вторую, как ее назвали авторы, «с трансформированной историей», попали Россия, Чехия, Украина (у последней, правда, по мнению авторской группы, со временем состоялось сползание в третью группу). Наконец к третьей - «с радикальным пересмотром истории» - были отнесены Польша, страны Балтии, Грузия и Молдова.

В первой группе стран из истории войны убрали только обязательное в советский период упоминание «роли Коммунистической партии - организатора и вдохновителя всех наших побед» и тезис о защите советским народом социалистического строя. В второй группе стран «с трансформированной историей», помимо этого, умалялась роль СССР в разгроме фашизма и взамен нее усиливалась роль союзников - США и Великобритании. При этом особо акцентируется внимание на репрессиях 1930-х гг., неудачах советских войск в первые месяцы войны и огромных неоправданных потерях. Наконец, «радикально пересмотренная история» в третьй группе стран ставит Сталина и Гитлера, СССР и Германию «на одну доску», возлагая на них равную вину за развязывание войны, более того, Германия оказывается едва ли не в роли «жертвы», а местные коллаборационисты возводятся в ранг национальных героев.

По словам презентовавшей исследование Т. Гузенковой, с исчезновением «общесоветской истории» история каждого вновь возникшего нового государства стала более этноцентричной. Так, например, белорусские школьники в своих сочинениях выразили убеждение, что «победили немецких фашистов белорусские партизаны, а Красная армия им помогла». Но если у белорусского молодого поколения доминирует гордость, то, к примеру, у их чешских ровесников - обида на унижение немецкой оккупацией и предательство Франции и Англии, согласившихся отдать Чехословакию Германии (согласно «Мюнхенскому пакту» 1938 г.). Обретение субъектности историей новых постсоветских государств привело к тому, что бывшие на то время советские республики рассматривается, тем не менее, как равноправные, едва не самостоятельные участники мировой войны (Беларусь, Украина). В итоге, массовое сознание белорусских школьников консолидировано в представлении о войне, тогда как у российских, отмечают исследователи, имеются «лишь элементы» такой консолидации. А вот в Украине, по их мнению, очевидно присутствует сочетание антагонистических воззрений в исторической памяти о войне.

Авторы исследования привели еще один красноречивый факт об особенностях восприятия российскими школьниками событий той войны: хотя, как оказалось, они хорошо знают имена А. Матросова и З. Космодемьянской, они не готовы повторить их подвиг ввиду отсутствия мотивации. Как съязвил по этому поводу один из российских журналистов: «Действительно, за лозунгом, с которым буквально шли умирать - «За Родину! За Сталина!», были и глубокий смысл, и веское обоснование, и искренняя вера. Мотивировать отдать жизнь «За Россию! За Абрамовича и «Челси!» крайне трудно...».

Вне всяких сомнений, аналогичным образом воспринимают подвиги героев войны и украинские школьники. Так, например, совсем недавно премьер-министр Украины Николай Азаров призвал воспитывать «свою молодежь на примере Ивана Кожедуба». Бесспорно, пример прекрасный и личность замечательная. Но вот любопытно, поинтересовался ли Николай Янович у молодого поколения: знают ли они, кто такой И. Кожедуб? А, если и поинтересовался, то какой получил бы ответ? И, главное, хотят ли нынешние украинские дети наследовать героям войны, когда перед их глазами поведение иных современных героев – «золотой молодежи», детишек-мажоров современной украинской «элиты», которые «…уже не знают чего им хотеть».  Ведь, как оказалось  у нынешних руководителей украинского государства дети - обязательно талантливые банкиры, риелторы,  безбедные рантье, успешные (едва ли не с пеленок) предприниматели, светские львы и львицы и, разумеется, народные депутаты всех уровней, в том числе и парламента страны.

Между тем, не забывая обо всех преступлениях сталинизма против своего народа, не грех было бы провести параллель с жизнью детей тогдашней партноменклатуры. Как известно, у И. Сталина один сын, Яков, погиб в немецком плену, а другой, Василий, воевал летчиком на фронте. В семье того же И. Сталина воспитывался сын большевика Артема Сергей, который затем стал артиллеристом и прошел всю войну. На фронте воевали все четверо сыновей А. Микояна - один из них, Владимир, погиб в 18-летнем возрасте. У Н. Хрущева на войне погиб сын Леонид. Дочь Н. Шверника всю войну работала санитаркой в госпитале. Практически, в семье каждого члена Политбюро кто-то воевал на фронте. Сравнение, явно не в пользу детей современной «элиты». Кто из состава последней может вдохновить на подвиг нынешнюю молодежь? 

Наконец, последний по перечислению, но не по важности фактор формирования исторической памяти современных постсоветских государств – это внешний фактор. На протяжении всего периода «холодной войны» на Западе не прекращались попытки умалить решающую роль Советского Союза в разгроме фашизма. Вместе с таким умалением задним числом происходило собственное возвеличивание. И не только из тщеславия - это всегда способствовало решению текущих политических задач. Так, например, президент США Рональд Рейган заявил в Нормандии 6 июня 1984 г. на торжествах по случаю высадки союзников во Франции в 1944-м г.: «Европа была порабощена, и мир молился о ее спасении. Здесь, в Нормандии, было положено начало этому спасению». Кстати, еще перед выступлением, увидев советскую делегацию, он спросил у помощников: «А что здесь делают русские?». Напоминая европейцам об их «спасении Америкой», он тем самым на тот момент оправдывал инсценированный американцами переворот в Гренаде, блокаду Кубы, поддержку проамериканской диктатуры в Сальвадоре, попытки свержения антиамериканского правительства в Никарагуа и помощь моджахедам в Афганистане.

Благодатный период для западных умельцев исторического ревизионизма начался с разворачиванием «перестройки» в СССР, а затем и развалом самого СССР. А начиналось все с вполне благовидных целей: «ликвидация белых пятен истории», «снятие запретных тем», избавление от угодливо-конъюнктурного стиля изложения прошлого.

В то время, как идеологический и государственный контроль над историографией исчезли, внимание извне к исторической науке  и образовательной сфере постсоветских стран только возрастало. Вскоре это внимание обрело формы конкретного финансового влияния. С началом 1990-х гг. в академическую гуманитарную сферу пришли многочисленные иностранные фонды, как частные, так и правительственные. Их представители сразу же  дали понять, какие направления исследований они готовы поддержать, какие учебники финансировать, как поощрять «прогрессивно мыслящих исследователей» поездками на конференции и стажировками за границей. Среди тем особо актуальных для благодетелей из западных фондов, одной из важнейших стала тема пересмотра традиционной советской историографии Второй мировой войны в строго заданном направлении.

Результат на внешнеполитической арене не замедлил сказаться. Спустя 10 лет (в 1994 г.) делегацию России как правопреемницу СССР на торжества в Нормандии уже вообще не пригласили. И Красную армию никто не вспомнил ни единым словом. А президент Билл Клинтон, принимавший все почести, сообщил, что «пятьдесят лет назад мужчины и женщины Америки изменили ход мировой истории». По странному стечению обстоятельств это празднование состоялось как раз накануне авиаударов по боснийским сербам - с целью «принудить их к миру» на американских условиях.

Вполне соответствует проделанной «научной» и пропагандистской работе и нынешний уровень знаний французов и американцев. Если в свое время президент Франции генерал де Голль уверял, что «французы знают, что сделала Советская Россия, и знают, что именно Советская Россия сыграла главную роль в их освобождении», то сейчас это мнение разделяет менее четверти его соотечественников, в основном это люди пожилого возраста. А больше половины французов считают это заслугой США. Свыше 70% американцев уверены в том, что освобождение Европы от нацизма произошло благодаря США. Более того, по данным тех же опросов значительная часть американцев считает, что во время войны СССР и Германия были союзниками.

Наконец, празднование 60-летия высадки в Нормандии (в 2004 г.) вылилось уже в откровенную пропаганду тогдашнего американского президента Джорджа Буша своей текущей политики. Причем, сделано это было настолько топорно, что вызвало нескрываемое раздражение даже в большинстве западных СМИ. Так, например, корреспондент испанских и немецких изданий Рафаэль Поч (кстати, по образованию историк) в июне 2004 г. написал об этом выступлении Дж. Буша в газете «La Vanguardia»: «Человек, который, согласно результатам проведенных среди европейцев опросов общественного мнения, является олицетворением войны и источником глобальной дестабилизации, говорит сегодня в Нормандии о морали, свободе и принципах и получает благодарности и почести от правителей «старой Европы». ...Отстаивая единственный позитивный эпизод истории зарубежного военного вмешательства Соединенных Штатов за последние пятьдесят лет, президент хочет продать свой нынешний крестовый поход. ...Война не была выиграна в Нормандии солдатом Райаном. Ни исход войны, ни победа над фашизмом не были решены там. Главными героями той войны были отнюдь не Джон Уэйн и не солдат Райан, а люди, носившие славянские фамилии и погибшие за страну, которая сегодня уже не существует. Но один опасный подлец настаивает на его победе». Что ж, пожалуй, лучше и не скажешь…

Кстати, на тех празднествах в 2004 г. российскому президенту В. Путину отвели на празднествах скромное место наравне с впервые приглашенным на них канцлером Германии. Может быть, именно это сыграла свою роль в его трепетном отношении к отечественной истории.

Что же касается украинских школьников, то как видим, может быть, кто-то и не против того, чтобы они считали С. Бандеру и Р. Шухевича «советскими партизанами-героями».