dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 22 Июня 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История Прощай «Русь» (?) - привет «Россия» (!)

Прощай «Русь» (?) - привет «Россия» (!)

Прощай Русь (?) - привет Россия (!)

В последнее время в интернете все чаще появляются "сенсационные" сообщения о новом всероссийском празднике: "в 2012 г. Россия будет праздновать юбилей – 1150 лет со дня основания!". Согласно этому утверждению, Российская Федерация является преемницей предыдущих форм непрерывной государственности с 862 года. И начинается такая преемственность с времен Киевской Руси – древнерусского государства, которое существовало с 862 г. по 1242 г. А столицей изначально являлся Новгород Великий и лишь затем Киев. Тут же возникает вопрос: почему же тогда Киеворусское государство, а не Новгородское или Российское?

Конечно, каждый народ имеет право на свою историческую память, в том числе и наши северо-восточные соседи – граждане современной Российской Федерации. Но иногда ее изложение затрагивает и нас, граждан современной Украины, особенно когда это касается изучения общего прошлого, в частности времен существования первого государства восточных славян в конце І-начале ІІ тысячелетий н. э., получившего в кабинетах историков наименование именно Киевской Руси (хотя тогда его знали под названиями "Русь" или же "Русская земля"). Говоря о событиях наших дней, хотелось бы обратить внимание на то, что еще в 2011 г. был издан Указ Президента Российской Федерации "О праздновании 1150-летия зарождения российской государственности", который начинается весьма привычными в таких случаях словами:

"В целях дальнейшей консолидации российского общества и в связи с исполняющимся в 2012 году 1150-летием зарождения российской государственности постановляю:

1. Принять предложение Правительства Российской Федерации о праздновании в 2012 году 1150-летия зарождения Российской Федерации".

Именно этот указ и стал причиной вышеупомянутых торжественных сообщений в интернете.

Подчеркнем еще раз, что каждый гражданин любой страны (в том числе и президент) может иметь свою точку зрения по любой теме. А вот его консультантам, которые вероятнее всего и готовили основу упомянутого указа, хотелось бы задать один вопрос: так все-таки для тех времен существовала Россия или Русь? И это принципиально: если Русь, то страну населяли русы, а если Россия – то россияне (хотя бы на первом этапе существования данного народа). В рамках этой публикации сделаем выборку мнений наиболее авторитетных исследователей, которые и сегодня пользуются уважением и не только в России.

Начнем с Н. М. Карамзина, который, рассматривая первый период отечественной истории, и в частности описание их Нестором Летописцем, отмечал: "При дворе Великих Князей, и их дружине отборной и в самом народе долженствовала храниться память Варяжского завоевания и первых Государей России". И далее: "... во всех случаях, начинаем Историю Государства Российского с 862 года". Высказывание данного историка в пользу "российской" версии, опубликованное им еще в 1815 г., весьма конкретно и однозначно.

Но вот не менее авторитетные исследователи ХІХ-ХХ вв. как имперской, так и советской поры (С. М. Соловьев, В. О. Ключевский, Б. Д. Греков, А. Н. Насонов и многие другие) использовали исключительно "русское" наименование державы и кроме того располагали ее первоначальный центр на юге восточнославянского мира – в Среднем Поднепровье.

Один из основных "гвоздей" в пользу "русской" (но не "российской") концепции еще в последний период существования СССР "забивает" Б. А. Рыбаков – бесспорный лидер российской и всей советской исторической науки на протяжении нескольких десятилетий второй половины ХХ в.: "Обильный материал разнородных источников убеждает нас в том, что восточнославянская государственность вызревала на юге, в богатой и плодородной лесостепной полосе Среднего Поднепровья. Здесь, за тысячу лет до Киевской Руси было известно земледелие. Темп исторического развития здесь, на юге, был значительно более быстрым, чем на далеком лесном болотистом севере с его тощими песчаными почвами. На юге, на месте будущего ядра Киевской Руси, за тысячу лет до основания Киева сложились "царства" земледельцев-борисфенитов, в которых следует видеть праславян; в "трояновы века" (ІІ-ІV века нашей эры) здесь возродилось экспортное земледелие, приведшее к очень высокому уровню социального развития.

Смоленский, полоцкий, новгородский, ростовский север такого богатого наследства не получил и развивался несравненно медленнее. Даже в ХІІ веке, когда юг и север во многом уже уравнялись, лесные соседи южан все еще вызывали у них иронические характеристики "зверинського" образа жизни северных местных племен.

При анализе неясных, порою противоречивых исторических источников историк обязан исходить из аксиомы неравномерности исторического развития, которая в нашем случае проявляется четко и контрастно. Мы обязаны отнестись с большой подозрительностью и недоверием к тем источникам, которые будут преподносить нам Север как место зарождения русской государственности, и должны будем выяснить причины такой явной тенденциозности". А данного автора ну никак уж нельзя охарактеризовать как "украинского буржуазного националиста" (по терминологии недавнего советского прошлого).

Единственным ярким представителем "российского" направления в изучении данной темы в начале ХХІ в. выступает лишь А. Н. Сахаров.

Конечно, каждый народ, его научная элита и политическое руководство формируют собственное видение своей истории (о чем уже говорилось выше). Но в данном случае нашим российским коллегам прогнозируем много довольно сложных проблем, хотя бы в отношении "исправления" точек зрения вышеупомянутых авторитетов ХІХ-ХХ вв. – получается ведь, что тогда "товарищи не понимали", что они сами пишут и какую терминологию используют. Мы в данном случае сознательно не приводим мнения украинских историков (по понятным причинам – во избежание обвинений в якобы субъективности подхода и тенденциозности подачи информаци). Но свою точку зрения выскажем в связи с возможным развитием ситуации по данной достаточно важной и сложной исторической проблеме.

Начнем с "Повести временных лет" Нестора Летописца, где под 862 г. содержится достаточно известная информация о "призвании" скандинава Рюрика и его братьев на правление в северной зоне расселения восточных славян (и не только их, а и иных соседних народов). После этого события начинает формироваться прото/раннегосударственное объединение, в которое вошли представители славянского, финского и, возможно, балтского этносов. Согласно разработчикам основы вышеупомянутого президентского указа, они и стояли у истоков Российского государства.

Но под тем же годом имеется сообщение о том, что у Рюрика было два мужа – бояре Аскольд и Дир (этническая принадлежность не указывается), которые отпросились у него на службу в Константинополь вместе с родственниками. Спускаясь по Днепру они захватили Киев и стали там править. По данной информации – они являлись Рюриковыми мужами, но существует и гипотеза, что они были последними представителями рода Киевичей, которых несколько позже убил князь "Вещий" Олег захвативший власть в граде на Днепре и положивший начало объединения всех восточнославянских земель. А под 898 г. находим не менее важное замечание летописца: "поляне, которые теперь зовутся русь", что соответствует определению того же Олега по отношению к Киеву: "Да будет это мать городам русским".

Но в данном случае происхождение восточнославянской государственности на юге или севере их "мира" для нас не так важно, как другой аспект проблемы: если Российское государство, а соответственно и этнос (россияне), начали свое развитие 1150 лет тому назад в северных районах Восточной Европы, то тогда можно предполагать, что на юге была реализована схема "поляне – русы – украинцы". В таком случае, ни о каком первоначальном исходном этническом единении на этапе формирования государственных структур не может быть и речи – у северной и южной группировки восточных славян, именуемых сейчас "братскими народами", были разные "матери" – в одних "российская" (с западнославянско-финно-балто-скандинавскими примесями), а у других - "руская".

С нашей точки зрения выход с этого положения все же есть. И он сформулирован известным российским научным авторитетом В. Л. Яниным: "В Древней Руси рельно существовали два центра развития государственности – Киев и Новгород".

Здесь вопрос выяснения конкретных регионов зароджения восточнославянской государственности в конце І тысячелетия н. э. (север – юг Восточной Европы) рассматривается исключительно с наведением мнений авторитетных российских исследователей (во избежание обвинений в "украинском буржуазном национализме" и "местничестве" - любимых терминов советской эпохи). По мнению большинства современных историков, "Внешняя Росия", где правил Святослав (кстати, "киевлянин" по месту рождения), сын великого князя Игоря, именно находится на севере восточнославянского мира. Естественно предполагать, что определенной оппозицией ей служит "Внутренняя Росия" с центром на Среднем Днепре в Киеве, где в тот исторический период уже концентрировались основные рычаги княжеской власти новой династии Рюриковичей.

Ведь уже в русско-византийском договоре, под летописным сообщением 907 г.: "...приказал Олег дать воинам своим на 2000 кораблей по 12 гривен на уключину, а затем дать дань для русских городов: прежде всего для Киева, затем для Чернигова, для Переяславля, для Полоцка, для Ростова, для Любеча и для других городов: ибо по этим городам сидят великие князья, подвласные Олегу". "Русская земля" обозначена здесь довольно конкретно. Ни Ладога, ни Новгород, ни Изборск, ни Белоозеро, ни Муром, ни иные северные грады в этом договоре не упомянуты (вероятно, они не входили в сферу подчинения "нового русского" - князя Олега). Поэтому, исходя из наших рассуждений, неупомянутые центры и прилегающие к ним территории могут рассматриваться именно как "исконная Россия" в современном понимании.

Такое отношение Киева к этим землям прослеживается вплоть до вокняжения в северной столице Владимира Святославича. Летопись под 970 г. сообщает: "Святослав посадил Ярополка в Киеве, а Олега у древлян. В то время пришли новгородцы, прося себе князя: "Если не пойдете к нам, то сами добудем себе князя". И сказал им Святослав: "А кто бы пошел к вам?". И отказались Ярополк и Олег. И сказал Добрыня: "Просите Владимира". Владимир же был от Малуши – ключницы Ольгиной. Малуша же была сестра Добрыни; отец же им был Малк Любечанин, и приходился Добрыня дядей Владимиру. И сказали новгородцы Святославу: "дай нам Владимира". Он же ответил им: "Вот он вам". И взяли к себе новгородцы Владимира, и пошел Владимир с Добрынею, своим дядей, в Новгород, а Святослав в Переяславец" (город на границе Византийской империи). Правящего тогда русского великого князя больше интересовали дунайские земли, а не северный регион восточнославянского мира.

Такое территориальное расчленение восточнославянских земель во времена развитого средневековья уже "напрашивалось" в работах ряда исследователей в последнее время. В частности авторитетный российский историк и археолог Е. Н. Носов, счел нужным сообщить, что восточнославянский мир тех времен состоял из Киевской Руси, Новгородской республики, Русского Севера и центральнорусских княжеств. "Добровольно отдавая" в территориальном отношении три последних из вышеназванных структур россиянам, современным украинцам тогда придется взять на себя киево-русскую часть этого пространства и попробовать уже на новой основе разобраться в своих территориальных измерениях. Если этого не делать, то тогда современные россияне должны "потребовать себе все". А это уже экспансионизм (или же великодержавный шовинизм).

Но в любом случае, похоже на то, что эра, подготовленная "Тезисами о 300-летии воссоединения Украины с Россией" (1954 г.), в которых подчеркивалось: "Русский, украинский и белорусский народы ведут свое происхождение из единого корня – древнерусской народности, создавшей древнерусское государство – Киевскую Русь", уходит в прошлое. Тогда предложенная КПСС концепция, обсуждение которой было весьма чревато своими карательными последствиями, длительное время находила своих преверженцев (да и продолжает находить сейчас).

Справедливости ради необходимо отметить и то, что реакция многих серьезных исследователей в России на такое решение была весьма сдержанной или же просто отрицательной. Получается, что лишь один А. Н. Сахаров, среди современных известных российских историков, остается "верным и исконным россиянином" в этом вопросе. Но почему-то именно такая одинокая точка зрения победила при подготовке вышеупомянутого юбилейного Президентского указа породив тем самым массу противоречий, что совсем не способствует развитию добрососедских отношений, основанных на реальных исторических фактах: ведь формированию государственных начал должны, по логике, в первую очередь способствовать представители конкретных этносов, а не мифической древнерусской народности – общему "корню" всех восточных славян. По этой схеме современным украинцам не остается ничего другого, как "принять наследство" Киевской Руси. Возможно также предполагать, что появление вышеупомянутого документа объясняется просто применением административного метода, который имеет достаточно давнюю историю: в 1862 г. в Российской империи пышно отметили "тысячелетие России" – именно России, а не Руси. Современные чиновники, используя рассуждения того же А. Н. Сахарова (или самостоятельно), просто отсчитали 1150 лет от 862 г. И снова это государство обозвали не Русью, а Россией. И баста.

Как говорится "аналогичный случай был в Одессе". В послевоенные годы один из дотошных киевских археологов обратился в Новгородский горисполком с вопросом: на каком сновании отмечался тогда очередной юбилей славного града на Волхове? И получил достойный ответ: на основании постановления горисполкома №...от ...числа. Похоже, что и в нашем случае можно использовать такой "убийственный" аргумент.

Но бог с ним, пусть наши соседи сами разбираются "со своими утюгами" (хотя по касательной их проблемы часто затрагивают и нас). Как писал поэт П. Тычына: "Нам своє робить". В Украине также имеется достаточно оригинальных исследователей типа А. Однороженко (кстати доктора исторических наук), который еще недавно авторитетно заявлял: "Ежели внимательно всматриваться в зеркало этой истории, то какой собирательный портрет нашей нации мы в этом увидим? Это будет не измученное крепостным трудом лицо гречкосея, не "чаечка возле битой дороги". Нет. Мы увидим степного рыцаря "с бритй головой и длиным чубом", который стоит на рынке взятого приступом вражьего города "в вымазаном дегтем шароварах и с нагайкой в помятых руках" среди отрубаных голов чужеземцев". Как говаривал один литературный герой бессмертной комедии М. Старицкого "За двумя зайцами" Прокоп Свиридович Серко: "Аж страшно". В данном случае – от такой характеристики.

Популярно объяснила такие казусы в отечественной исторической науке профессор Н. Яковенко: "В ситуации, в которой оказалась Украина во время Перестройки и во времена начала независимости, появилась необходимость перемонтировать старую "историческую память", изготовленную в кабинетах партийных руководителей. Как она была перемонтирована, каких клинических форм она преобрела (я не бюсь использовать это слово) – лучше выскажутся коллеги-археологи...Я бы повторила после незабвенного Свирида Петровича Голохвастого: "Все от необразованности". Уважаемая исследовательница имела в виду еще одного героя М. Старицкого.

Поэтому тема реалистической реконструкции достаточно сложного прошлого украинского народа (как и его соседей), характеристика и интерпретация отдельных исторических событий является одним из приоритетов "Саммита", который, даже в просветительных целях, необходимо поддерживать и развивать в дальнейшем – в первую очередь в расчете на широкого читателя.