dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 26 Мая 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы История На «Очерках истории Украины» лежит печать свободы

На «Очерках истории Украины» лежит печать свободы

Владимир Канаш

В киевском Российском центре науки и культуры состоялось обсуждение «Очерков истории Украины», подготовленных к изданию коллективом украинских авторов. На заседании присутствовали, в частности, гости из Москвы – директор Института российской истории Российской Академии Наук, член-корреспондент РАН Андрей Сахаров, заместитель директора этого института Людмила Колодникова, доктор исторических наук Геннадий Санин, руководитель Центра международного сотрудничества того же института; часть авторского коллектива, готовившего «Очерки истории Украины»: Анатолий Олейников, президент Украинской академии русистики. Рэм Симоненко, доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института истории НАН Украины; Валерий Солдатенко, член-корреспондент НАН Украины; Евгений Суименко, доктор философских наук, зав. отделом Института социологии НАН Украины; Петр Толочко, академик НАН Украины, директор Института археологии НАН Украины. Вступительное слово последнего и открыло обсуждение.

П. Толочко:

Несколько слов по поводу возникновения идеи подготовить такие очерки. Известно, что в Украине за последние пять лет, получивших название оранжевых, создавались учебники, которые, мягко говоря, не только не отвечали исторической правде, но просто были идеологической агиткой, направленной на то, чтобы: во-первых, сотворить из украинцев некий образ страдальцев (имея в виду период, начиная с Переяславской рады и вплоть до 1991 года), которых то и дело унижали, уничтожали, морили голодом, а во-вторых, зло, которое вообще существует всегда и везде, ориентировалось только в одном направлении – на северо-восток, т. е. туда, куда указывает булава Богдана Хмельницкого на известном памятнике. Что еще было совершенно неприемлемо в этих «исторических упражнениях», – это то, что у нас, по-существу, отказывались нести историческую ответственность за прошлое, поскольку вроде бы не мы – его участники, не мы его творцы, поскольку были порабощены. Этот посыл постоянно внедрялся в сознание общества. И еще на одном моменте хотелось бы заострить внимание: видимо, как и все молодые государственные народы, мы пытаемся весь исторический процесс воспринимать исключительно через этническую призму. Поэтому, замечая такие более приятные явления в прошлом, как Трипольская культура, как скифское время, как Черняховская культура, совершенно не придаем значение тому, что во времена Трипольской культуры на территории Украины существовал еще десяток других культур. Опасность этнического подхода к истории состоит в том, что, облагораживая прошлое, мы вскипаем праведным и неправедным гневом и пытаемся взять реванш. Когда говорят, что русский язык сейчас не очень почитаем в Украине, ссылаются на его имперскость в прошлом. Не уверен, что языки должны нести ответственность за какую-то имперскость в прошлом.

Если я скажу, что идея написать Очерки принадлежит авторскому коллективу, то я погрешу против истины. Если же скажу, что идея навеяна Российским центром науки и культуры в Киеве, то это тоже будет не совсем верно. Этот дом иногда что-то навеивает, а потом уходит в сторону и, когда мы, навеянные стараемся что-то сделать, наблюдают за процессом со стороны: выплывете – ну, и хорошо... Вот мы с этой работой барахтаемся вот уже четыре года. Мы ведь хотели издать Очерки еще в «оранжевый период», что было бы своеобразной реакцией на происходившее. Мы хотели, чтобы наряду с учебниками, навязывавшие новые догмы, было живое восприятие истории. Увы, тогда не вышло. И к 65-летию Великой Победы тоже не получилось. Искали спонсоров, но, когда они начинали знакомиться с рукописью, возникали проблемы: одних не устраивало одно, иных – другое. И вот здесь лежит смакетированная верстка «Очерков истории Украины», тексты которых авторы читали и дорабатывали неоднократно. Теперь это – вполне доброкачественное академическое исследование, которое спорит и противостоит той истории, которую всячески навязывали нам в последние годы. Надеюсь, в ближайшее время найдутся средства на издание. Тем более, что Очерки не шарахаются из стороны в сторону, а стремятся смоделировать длительный исторический процесс на землях Украины максимально объективно. Мы хотели показать, что украинский народ является не объектом истории, а ее субъектом. За всё, что происходило на наших землях – будь то в границах Российской империи или Советского Союза либо в рамках Австро-Венгрии, мы должны взять на себя историческую ответственность. Повторяю:  за всё, что происходило – и хорошее, и плохое. Если мы чего-то не принимаем, то это означает, что не принимаем выбор наших предков: они принимали решение о союзе с Россией, они сделали выбор в пользу социалистической революции 1917 года, они кровью защищали Украину в Великую Отечественную и т. д. Поэтому мне кажется, что такой подход намного объективнее и нравственнее, чем тот, который демонстрировали в «оранжевое» пятилетие.

Андрей Сахаров:

Мы внимательно изучили текст обсуждаемых Очерков: не всё нам было понятно, с чем-то можно не соглашаться (в частности, с рядом оценочных моментов). Но прежде всего хочу отметить: на этой работе лежит печать свободы. Это научно свободная, не идеологизированная  работа, труд свободных людей. Система фактов, система источников, огромного фактографического исследования, отражающего историю Украины, позволили подготовить свободную, не ангажированную историю своей страны. Это – основное ощущение, остающееся после ознакомления с Очерками. И второе, о чем хотелось бы сказать: здесь субъектом истории является украинский народ.  Все, что происходило в Украине, делалось не только под влиянием действий извне, но и под влиянием самого украинского народа, его высших руководителей и руководителей, как сейчас говорят, среднего звена. Я с большим удовлетворением и интересом прочитал эту историю Украины, хотя эта история неотделима от истории соседних с нею стран и, разумеется, России. Все события, все исторические явления – политические и социально-экономические – получили в Очерках отражение. Это дает возможность и российскому читателю, и российским ученым, всем, кто связан с сферой гуманитарного образования, по-новому взглянуть, в частности, и на российско-украинские отношения в их историческом развитии.  Замечу, что Очерки имеют значение не только для изучения истории Украины, но и для истории Восточной Европы в целом.

Меня подкупает здесь огромный диапазон сведений археологического  порядка. История народа рассматривается на фоне всей восточноевропейской и евразийской истории. Очерки дают возможность определить место украинского народа в системе общемировых и общеевропейских ценностей.

Что же касается периода Руси (а именно так называлось древнее государство во всех источниках (византийских, западных и восточных и т.д.), то он описан достаточно компетентно и со знанием дела. Единственно, что я бы посоветовал автором Очерков, это воспользоваться тем подходом, тем широким охватом, который характерен для первых пяти глав. Ведь до сих пор мы не можем понять до конца, почему появилась Русь на юге и почему Русь появилась на севере.  Видимо, необходимо внимательнее изучать те глубокие миграционные процессы, которые происходили в глубокой древности. Если говорить о более поздних периодах, то эти разделы написаны очень вдумчиво, очень интересно, без замалчивания или вольной интерпретации отдельных событий, о которых некоторые историки предпочитают лишь упоминать мельком. Авторы Очерков  считают своим долгом подавать историю во всей ее противоречивости, а биографии видных исторических личностей – без купюр и без использования   красок одного тона – светлых или тёмных. Именно поэтому история Украины в работе получилась сложной, противоречивой, без желания кому-то понравиться или, наоборот, вызвать отторжение.

И авторы, и другие участники обсуждения выразили надежду, что «Очерки истории Украины» все-таки увидят свет достаточно быстро. Одновременно высказывались пожелания на основе Очерков создать учебники или учебные пособия для школ и высших учебных заведений. Но это уже отдельная  проблема, ибо прежние попытки трансформировать исторические исследования в учебники с помощью механических купюр и дешевого популяризаторства никогда не приводили к успеху.