dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 29 Апреля 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Отчленение Косово от Сербии – событие всемирно-исторического значения

Отчленение Косово от Сербии – событие всемирно-исторического значения

rydyakov.jpg

Провозглашенная 17 февраля текущего года в одностороннем порядке, вопреки нормам международных отношений, духу и букве международного права "контролируемая независимость" Косово отнюдь не случайно привлекла к себе столько заинтересованных взглядов со всего мира. "Развод" Косово и Сербии по инициативе одной стороны и без согласия другой - это событие далеко не локального масштаба. Оно затрагивает интересы не только сербов и косоваров. В нем следует видеть один из тех эпизодов современной истории, которые способны стать поворотным пунктом в ее дальнейшем ходе.

Последствия Косово может в той или иной степени ощутить заметная часть мирового сообщества, причем как на самих Балканах и в соседних с ними регионах, так и в самых удаленных уголках планеты. Рождение по воле Запада еще одного псевдогосударства на территории бывшей Югославии - событие всемирно-исторического значения, открывающее, возможно, новую эпоху в мировой истории и в системе международных отношений.

В связи с провозглашением независимости Косово и с уже проявленной Западом готовностью к ее легализации путем признания без оглядки на Устав ООН, нормы международного права и договоры о дружбе с Сербией возникает ряд обстоятельств, заслуживающих того, чтобы обратить на них  внимание.

Первое из этих обстоятельств имеет ретроспективный ракурс. Позиция США и Евросоюза по Косово снимает последние сомнения в отношении того, каковы были действительные мотивы вмешательства Запада в югославский кризис в прошлом, с самых первых его шагов. Теперь еще более очевидно, что главным из этих мотивов было ослабление Сербии. Все, что делалось и делается США и Западом в целом на Балканах, направлено против сербов, независимо от того, под какими знаменами они выступают и какие ценности отстаивают, а также на поддержку тех, кто, готов сербам вредить и мстить.

В свое время американцам пришлось встать на путь сатанизации С.Милошевича, объявленного последним "коммунистическим диктатором" вопреки даже той ключевой роли, которую он сыграл как союзник США при подписании сверстанных в Белом доме Дейтонских договоренностей по Боснии. Это позволило США склонить мировое общественное мнение на свою сторону и отвлечь внимание от истинных причин агрессивных действий против Белграда. Сегодня, когда бывшего сербского президента нет ни у власти, ни среди живых, а новые лидеры страны демонстрируют преданность демократии западного типа, ориентируясь на интеграцию в Евросоюз и в НАТО, - сатанизировать некого и наказывать сербов, вроде бы, не за что, однако, расчленение сербской государственной территории продолжается.

Это обстоятельство делает очевидным тот факт, что свержение Милошевича и продвижение демократии не были главной целью политики США и их европейских союзников на Балканах, не определяли характер этой политики. Эффектный лозунг спасения сербской нации от "кровавого диктатора" был всего лишь очередной красивой сказкой для американского обывателя и "лопухов" из других стран. Борьба против Милошевича была использована в качестве инструмента для достижения более серьезных и важных целей.

Второе обстоятельство затрагивает глобальные отношения. Провозглашение независимости Косово означает переход противостояния Запада с Россией в стадию очередного обострения. Москва в течение месяцев, прошедших после 17 февраля, продемонстрировала достаточно жесткую позицию как по самому "случаю Косово", так и по преобретающей все большую остроту проблеме Косово как прецедента.

По сути, речь может идти даже о начале нового витка "холодной" войны и о возвращении сразу нескольких наиболее горячих "площадок" этой войны в Европу и соседние с ней регионы, включая Кавказ, Причерноморье, Среднюю Азию. Для декларируемых Европейским Союзом общеевропейской толерантности, политики соседства и "Восточного партнерства" для стран Восточной Европы  это может иметь печальные, до конца непрогнозируемые последствия. Вынашиваемая в последние годы конструктивными силами в Брюсселе и главных европейских столицах идея "Большой Европы" неминуемо оказывается под угрозой.

Весной-летом этого года большинство наблюдателей высказывало серьезные сомнения в том, что Россия пойдет на симметричный ответ на признание нового статуса Косово в виде собственного признания суверенитета Абхазии и Южной Осетии. Тем не менее это случилось, и мир теперь столкнулся с новой реальностью избирательного признания самопровозглашенных государственно-территориальных образований, во многом напоминающую разделение мира между СССР и США во времена "холодной войны".

События на Кавказе и, особенно, развернутая на Западе антироссийская пропагандистская кампания несколько отвлекли внимание от того факта, что позиция России по Косово пользуется достаточно сильной поддержкой в мире, и эта поддержка будет расти. 

И Вашингтон, и Москва уже сделали свои ставки - соответственно - в Косово и на Кавказе. Ни одна из сторон не проявляет намерений отступать от разработанных планов. Наоборот, судя по всему, и в Белом Доме, и в Кремле планируются новые шаги по усилению квазигосударственности балканских и кавказских "клиентов".  Любой из них неизбежно будет фактором нагнетания напряженности в системе международных отношений.

Используя проблему независимости Косово, Россия, скорее всего, попробует уже в ближайшее время решить задачу возвращения в роли полноправного "игрока" на Балканы, откуда ее вытеснили во второй половине 90-х гг. ХХ в. Сербия при этом способна сыграть роль регионального союзника Москвы, причем, союзника, даже более активного, чем Югославия времен С.Милошевича. Остановить регион в его евроинтеграционном движении возвращение России вряд ли способно, а вот привнести в это движение какие-то дополнительные элементы - вполне.

Третье обстоятельство затрагивает сферу контекста. Завершая "балканский кризис" в части принудительного расчленения Югославии и Сербии, косовская независимость провоцирует новые кризисы за пределами Балкан, открывая прямой путь для дестабилизации ситуации в других существующих или потенциальных проблемных точках. Косово вряд ли окажется последним адресом кризисных событий, последствия которых могут, к сожалению, оказаться далеко идущими. Так же, как проблема Косово не появилась на пустом месте, а была выведена из состояния "тления",  актуализирована и взята на вооружение Западом после того, как удалось загнать в определенные рамки ситуацию в Боснии, так и после объявления о решении этой проблемы может возникнуть потребность в новой "проблемной" территории.

Логичный вопрос, возникающий в связи с этим: кто может быть следующим?

Один из вариантов - Воеводина. Для такого предположения есть основания. Как и Косово, это - автономия Сербии и тут, действительно, существуют проблемы с национальными меньшинствами и, в первую очередь, с наиболее многочисленным, организованным и активным среди них - венгерским. Принятая недавно новая Конституция края, расширяющая его автономные права, является прямым свидетельством того, что полностью исключать "косовский сценарий" для второй (а теперь уже - единственной) сербской автономии было бы преждевременно.

Тем не менее, "косовский сценарий" для Воеводины в кратко- и среднесрочной перспективе следует оценивать как маловероятный, поскольку в таком развитии событий отсутствует стратегический интерес у главного "вдохновителя" всех расколов и покровителя всех раскольников в бывшей Югославии - Соединенных Штатов Америки. После всех перекраиваний карты Балкан Воеводина превратилась в тихое "внутреннее озеро" или даже "болото", ни территорию, ни ресурсы которого нельзя никак использовать против основного на сегодяншний день конкурента и врага Вашингтона - России. Интерес, правда, может появиться, если будет принято решение дестабилизировать ситуацию в Сербии с целью создания условий для активного противодействия реализации российско-итальянского газового проекта "Южный поток".

Второй вариант - области компактного проживания албанских национальных меньшинств в Македонии и Черногории. Косовские албанцы готовы способствовать обострению ситуации в этих странах по "косовскому сценарию" хоть сегодня. Однако, "добро" на что-либо подобное Запад им вряд ли даст, по крайней мере, в первые месяцы после провозглашения независимости Косово. Степень субъектности косоваров во всем, что происходило и просиходит в Косово и вокруг него не стоит преувеличивать. Без указаний извне они ничего серьезного не делают и делать вряд ли будут. Условие для эскалации напряженности в Македонии и/или Черногории то же, что и в предыдущем случае: противодействие "Южному потоку".

Третий вариант - Босния и Герцеговина. В ряду других "акций мести" за Косово Белград мог бы попробовать разыграть тут сербскую карту. Сделать это на практике, правда, непросто. Сербы в Боснии недовольны ни своим положением, ни перспективами, которые их ждут, однако, ввязываться в похожую на авантюру игру в независимость при поддержке одной Сербии вряд ли рискнут. Потерять в ней они могут больше, чем получить. В связи с этим обострение ситуации в БиГ следует рассматривать скорее как теоретическую возможность, чем как реальный сценарий развития событий.

Четвертый вариант - один из "замороженных" конфликтов на пространстве бывшего СССР или все эти конфликты (Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах, Приднестровье).

Инициативу по размораживанию либо с явной ссылкой на Косово как прецедент и универсальную модель, либо в формате "умолчания" уже проявила на Кавказе Россия, использовав агрессивную "подачу" Тбилиси. Ситуация в этом регионе далека от стабилизации, и рано или поздно миру придется провести аналогию между Косово и Южной Осетией и Абхазией.

Наконец, еще один вариант - Крым. Это может показаться невероятным, но об этом в последнее время все чаще говорит все большее число экспертов из разных стран. В обострении в Крыму могут оказаться заинтересованными сразу несколько серьезных "игроков", например, США, Россия, Турция. Геостратегическое положение Крыма сегодня настолько, с одной стороны, привлекательно, а с другой, проблемно, конфликтный потенциал настолько велик, что команда на "взрыв" ситуации может последовать буквально в любой момент. При этом реальный контроль над положением дел со стороны украинских центральных ведомств настолько условен, что оперативно погасить даже не самый мощный из "взрывов"  Киев не сможет.

Давая "добро" косоварам на провозглашение независимости и признавая ее, Запад совершает серьезную ошибку. Не бесплатную и далеко не первую на Балканах. Ошибку, чреватую многими негативными последствиями. "Случай Косово" прочно занял место одного из главных пунктов повестки дня мировой политики и, похоже, сохранит его за собой на долгие годы. Сохраняет остроту вопрос о его уникальности или универсальности, о возможности использования как модели для урегулирования ситуации в других конфликтных зонах.

Очень-очень жаль, что Косово случилось. Очень хотелось бы, чтобы оно не повторилось больше никогда и нигде. Однако верится в это с трудом…