dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 21 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Какова цена постоянного расширения НАТО?

Какова цена постоянного расширения НАТО?

nato-04.jpg

(перепечатывается с согласия редакции из журнала "Нова српска политичка мисао" (Белград, Сербия)
(перевод с английского)

В "старой Европе" зреет понимание того, что бесконечное расширение НАТО создает новые риски и имеет свои негативные стороны для самой Европы.

На саммите НАТО в Бухаресте 2-4 апреля текущего года формальное приглашение присоединиться к Альянсу было направлено Хорватии, Македонии и Албании… Если все будет идти по намеченному плану, это будет уже шестое расширение НАТО после основания этой организации в 1949 г. Общее число ее членов возрастет тогда с нынешнх 26 до 29-ти.

Когда НАТО была основана и в течение нескольких последующих десятилетий, преимущественной целью всех ее членов было обеспечение элементарного выживания. Угроза со стороны Варшавского договора была реальна и очень серьезна. Члены НАТО были крайне заинтересованы в том, чтобы идти на все необходимые компромиссы и самоограничения ради общей безопасности и благополучия. Та эпоха и сотрудничество, ее отличавшее, остались в прошлом.

Значение трех новых потенциальных стран-членов не измеряется только в виде дополнительных военных преимуществ для НАТО (хотя все три страны способствовали проведению операций Альянса). Вступление в НАТО Хорватии, Македонии и Албании усилит региональную стабильность и даст каждой из стран более сильное ощущение собственной безопасности. Так, например, Хорватия, глядя на растущую силу радикалов в Сербии и прислушиваясь к их экзальтированной риторике о "Великой Сербии", видит в НАТО силу, готовую обеспечить ей дополнительный уровень спокойствия. Македония, вспоминая этническое насилие 2001 года и опасаясь повторения чего-нибудь подобного в будущем, считает, что Альянс сыграет роль стабилизирующего элемента, который в случае необходимости будет оперативно реагировать, способствуя прекращению любого насилия. Все три страны рассматривают свое вступление в евроатлантические институции как важное средство как для налаживания диалога, так и для реального усиления регионального сотрудничества.

При поверхностном взгляде может показаться, что НАТО всегда была и продолжает оставаться весьма успешным проектом. Для этого есть основания. Ее главный конкурент времен "холодной войны" - Варшавский пакт - прекратил свое существование. Восемь нынешних членов Альянса ранее являлись составной частью Варшавского договора, еще несколько других стран, возникших после распада СССР, участвуют в программе "Партнерство ради мира" и выразили заинтересованность в присоединении к нему. Между тем, не все в этом вопросе так уж светло и сладко.

Уже сам по себе успех НАТО в привлечении новых членов из числа стран-участниц бывшего Варшавского пакта и, особенно, из частей бывшего Советского Союза, огорчил и разозлил Москву… Любые новые шаги НАТО, направленные на включение в свой состав таких стран, как, например, Украина, вызовет еще большую напряженность, которая может даже выйти за рамки точки кипения в и без того достаточно сложных отношениях между США-НАТО и Россией.

После исчезновения своего самого сильного и опасного неприятеля, каковым являлся Варшавский пакт, члены НАТО больше не ощущают потребности в том, чтобы безоглядно принимать и поддерживать Альянс. Так, вопреки клятвам и обещаниям, многие из них так и не внесли обещанный вклад в обеспечение достаточного количества войск в Афганистане, а многие из них наложили крайние ограничения на формат использования их контингентов в этой стране. Некоторые страны-члены не выделяют достаточно средств на свои армии и вследствие этого все менее и менее способствуют повышению коллективного боевого потенциала блока. Ряд стран, входящих также в Евросоюз, сегодня более заинтересованы в том, чтобы формировать собственный интернациональный контингент для осуществления вероятных военных операций ЕС, чем сотрудничать с НАТО. Многие все более настойчиво оспаривают традиционно ведущую роль США. В связи с тем, что Альянс расширился, а главная угроза для его членов исчезла, политические различия между его членами урегулируются с каждым днем все сложнее.

Таким образом, НАТО утратила часть своей внутренней целостности, стала менее способна концентрироваться, используя все свои возможности в полной мере. В результате этого можно предположить, что Альянс уже перешел свой зенит в смысле дееспособности и способности адекватно реагировать на кризисные ситуации. С точки зрения собственно военных критериев, НАТО опасно растянута по фронту, что особенно ощущается в регионе Балтийского моря. НАТО, как и ЕС, все более превращается в средство поощрения внутренних преобразований в странах-кандидатах и поддержание стабильности в них после того, как они становятся членами, чем сохраняет роль инструмента достижения той главной цели, которая была ей традиционно присуща: осуществления совместной обороны…

В то же время Россия возродилась после катастрофического коллапса Советского Союза и экономического краха… Она сегодня не скрывает своих намерений вернуть себе прежний статус великой мировой державы, не боясь при этом вступить на пути к достижению этой цели в более острую конкуренцию с Западом…

Такое соединение, с одной стороны, возрождающейся, агрессивной России, с другой, излишне самоуверенной, самодовольной, чрезмерно расширенной НАТО представляет собой потенциально опасную комбинацию.

Опасность особенно велика для стран бывшего СССР с большим русским меньшинством. Потенциал для серьезных конфликтов в этом случае вполне реален. Он может быть легко переведен в практическую плоскость в результате инцидента - срежиссированного или спонтанного, - связанного с меньшинством, о котором идет речь. НАТО может внезапно, не имея времени на особую подготовку столкнуться с очень серьезными вызовами. Выбор соответствующей реакции в таком случае не будет легок, а действия вдали от своих основных военных баз в Западной Европе затруднены.

Но это и есть цена расширений Альянса, основанных в гораздо большей степени на политических мотивах, чем на практических военных расчетах.