dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 12 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность «Синдром Гелетея» или гарант с гранатой

«Синдром Гелетея» или гарант с гранатой

Синдром Гелетея или гарант с гранатой

Чем ближе день прибытия в Украину вице-президента США Дж.Байдена (17 ноября), тем все настойчивее и громче звучат разговоры о том, что активные военные действия Киева в Донбассе, приостановленные в соответствии с "минскими" договоренностями, должны быть продолжены.

Затеяв, исходя из логики "майданной" инерции и собственной безответственности авантюру в Донбассе, безнадежно увязнув в ней и, тем самым, лишив себя перспектив уже на ближайшее будущее, киевская власть заметалась было в поисках хотя бы сколько-нибудь приемлемого для себя решения проблемы. Впрочем, о том, чтобы отказаться от идеи закончить так называемую "Антитеррористическую операцию" победой, ни Банковая, ни подчиненные ей "силовые" министерства и ведомства, ни пропагандисты режима, судя по всему, не помышляют. "Синдром Гелетея", проявившийся в мечтах о "параде победы" в Севастополе, даже после бесславной отставки одиозного министра, продолжает жить в умах его единомышленников.

П.Порошенко почти два месяца потратил на то, чтобы выпросить у американцев оружие. Витиевато рассуждая на малопонятном большинству из его соотечественников и избирателей английском об одеялах и других постельных принадлежностях, которыми нельзя победить врагов, президент в ходе недавнего визита в США на все лады умолял дать ему ракет, пушек, снарядов. А также всего того, что способно изрыгать на непокорных его воле и нелюбых его сердцу сепаратистов из ДНР и ЛНР весь джентльменский набор, доступный современным образцам наступательного вооружения. Своего собственного арсенала у него как у главнокомандующего ВС и как гаранта Конституции, видимо, то ли вовсе нет, то ли он есть, но недостаточен. Поэтому он обратился с просьбой дать ему и его насквозь пропитанного "рыцарским", как он полагает, духом войску оружие к Соединенным Штатам. Почему именно к США? Потому, видимо, что был то ли по простоте душевной, то ли под влиянием советчиков уверен в том, что американцы непременно откликнутся на его просьбу. Не сегодня, так завтра.

Не получив желаемого, П.Порошенко стал много, по всякому поводу и без него толковать о мире и о его собственном "мирном плане". Говоря о мире, думает он, при этом, судя по ряду признаков, о войне. Невольно складывается впечатление, что президент спит и видит себя, то ли на белом коне, победоносно въезжающим в Донецк, Луганск или, на худой конец, в Славянск, то ли с гранатой в руке, бросающимся наперерез очередной колонне бронетехники, обнаруженной, то ли с перепуга, то ли с перепою доблестным экс-министром В.Гелетеем. Декларируя миролюбие, пятый президент независимой Украины на деле недвусмысленно дает понять, что готовится не к миру, а к войне. Мольбы о предоставлении военной помощи, обращенные к США, были дополнены в его практической деятельности такими, например, шагами, как подписание Указа "О неотложных мерах по защите Украины и укреплении ее обороноспособности". Доминирующие векторы внешней и внутренней политики, таким образом, оказались полностью совмещенными и подчиненными одной логике – логике войны до победного конца без оглядки на затраты и на цену будущей победы.

Гарант с гранатой – это для нас явление новое. Такого у нас еще не было. Пятый глава украинского государства в этом отношении стал безусловным первопроходцем. Впрочем, радовать сие обстоятельство никого, кроме, возможно, его самого, вряд ли может. Президент, не сумевший не допустить гражданской войны, по определению не заслуживает ни доверия, ни уважения. Его политическая карьера не будет долговечной.

"Обращение по поводу реализации Мирного плана и укрепления обороноспособности государства", с которым глава государства решил выступить почему-то вечером выходного воскресного дня 12 октября, дало немало пищи для размышлений о войне и мире в Украине. В первую очередь, о том, есть ли еще у гаранта желание побаловаться "гранатой", есть ли она у него, и готов ли он пустить ее в дело при первом удобном случае. В достаточно большом по объему выступлении, явно претендующим на определенную итоговость и особую значимость, не нашлось места многим тезисам, которых ждет от П.Порошенко значительная часть общества, зато присутствовали все без исключения положения, хорошо известные из прежних спичей и речей. Это – абсолютная вера в собственную безгрешность и непогрешимость, неготовность к критическому взгляду на то, что сказано и сделано, бравада антирусским настроем и русофобией, сведение реальных процессов и явлений во всей их сложности и неоднозначности к простейшим комбинациям: "свой" – "чужой", "друг" – "враг", "хороший" – "плохой".

Предложенное президентом в "Обращении" видение ситуации в стране, понимание причин, ее вызвавших, и возможностей для ее исправления, мягко говоря, далеки от того, что можно было бы считать адекватным и приемлемым за пределами президентского офиса. Начнем с того, что оно построено исключительно на представлении, согласно которому весь предшествующий период проведения АТО и, особенно, время, прошедшее после подписания 5 сентября в Минске протокола о временном прекращении боевых действий и перемирии, это – сплошная череда несомненных успехов Киева и его воинских подразделений различного статуса и подчинения.

Первым в ряду таких успехов назван факт "остановки наступления врага" в лице даже не "сепаратистского" ополчения, а, якобы, регулярных подразделений "соседней страны". Это притом, что всем, включая руководство Вооруженных сил, Национальной гвардии, МВД, высшее политическое руководство страны, СМИ, и т.д., и т.д., прекрасно известно, что речь на самом деле шла не об остановке подконтрольными Киеву "силовиками" наступления противника, а о провале их собственного масштабного наступления, приведшего к контрнаступлению сил ДНР-ЛНР. Армия, бездарно провалившая наступательную операцию, лишь по благоприятному стечению обстоятельств избежавшая разгрома, представляется непобедимой, героической. Апелляция к мнимому успеху вызывает недоумение, подрывая доверие ко всему сказанному. Складывается впечатление, что, искажая факты, оратор сознательно и целенаправленно вводит слушателей в заблуждение, преследуя какие-то свои цели.

Не менее странно и противоречиво выглядит бравирование главой государства и Верховным главнокомандующим ВСУ освобождением за прошедший после подписания Минского протокола месяц из плена полутора тысяч украинских военнослужащих. Без анализа того, каким образом, по чьей вине столько солдат и офицеров стали пленниками, этот факт, и сам по себе печальный и прискорбный, превращается в немой укор режиму и, особенно, руководству АТО. Да, какой там анализ! Даже одно только упоминание о том, что власть готова честно и прозрачно разобраться, откуда вдруг взялись такие потрясающе значительные цифры потерь в виде погибших, раненых, пропавших без вести, дезертировавших, попавших в плен, звучало бы гораздо правильнее и убедительнее, чем попытка, сделав хорошую мину при плохой игре, выдать провал за успех.

Превратно истолкованная картина, отражающая положение дел в стране и в зоне АТО, помимо его воли затянула П.Порошенко в омут не менее искаженной, не вполне адекватной линии поведения на последующий период. Президент определяет ее как "борьбу за мир", акцентируя тот факт, что эта борьба происходит в соответствии с его "мирным планом". На деле же, если исходить из всего того, что изложено в "Обращении", речь идет о подготовке к новому удару по ДНР и ЛНР. На сей раз не военными, а политическими методами. Или, по крайней мере, преимущественно ими.

Расчет Киева теперь не на доблестных солдат или, как не без доли патетики и самолюбования назвал их П.Порошенко, "украинских киборгов", а на усиление давления Европы на Россию. От поездки в Милан президент Украины, по его словам, ожидал, кроме других много- и двухсторонних встреч, "свидание" с В.Путиным. Формат встречи в представлении хозяина Банковой выглядел показательно: "с одной стороны – руководители ЕС, ряда европейских стран вместе с Президентом Украины, с другой – Президент Российской Федерации". Получилось, однако, не так, как представлялось. По одну сторону переговорного барьера Киев и Брюссель не оказались.

"Гуртом, - как гласит украинская пословица, - і батька легше бити". Коллективное "избиение" В.Путина, на которое почему-то надеялся П.Порошенко, не состоялось, ожидавшейся им поддержки от Европы украинский лидер не получил. Продолжение конфронтации с Россией, а тем более, ее углубление и обострение, не только не способствует мирному урегулированию конфликта на Донбассе, а создает самые непосредственные препятствия на его пути. Гарант украинской конституции с гранатой в руке, истово грозящий пальчиком в сторону украинско-российской границы, уже сегодня воспринимается в Европе, в основном, странно и даже несколько дико. Пройдет еще некоторое время, и это восприятие сменится на еще более негативное. Это невыгодно ни Украине, ни самому П.Порошенко.