dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 15 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность НАТО и АТО

НАТО и АТО

НАТО и АТО

От очередного саммита НАТО в Уэльсе 4-5 сентября ждали значимых событий, громких, резонансных решений и больших перемен. Следует признать, ожидания оправдались в полной мере. Возможно, даже в более полной, чем это предвидели самые отчаянные любители новшеств. Подтвердив свою двуединую – военную и политическую – сущность, Альянс, пожалуй, впервые за последнее время обозначил нескрываемое стремление к переносу акцентов со второй составляющей его деятельности на первую – военную. А по сути дела, к возрождению себя как субъекта наступательной военной стратегии, готового к применению силы даже в нарушение норм международного права.

Ярким подтверждением этого стало решение добиться от всех без исключения членов Блока доведения расходов на оборону до искомых, зафиксированных в соответствующих документах 2% ВВП. Кроме того, НАТО наглядно продемонстрировала свою кровную заинтересованность в Восточной Европе и Кавказе, готовность еще больше вкладываться в усиление "привязки" стран, расположенных в этих регионах, к своей оборонной доктрине и, в целом, к себе.

И, наконец, ключевая новация, самая крупная и громкая неожиданность. Саммит в Уэльсе должен был по логике вещей стать "украинским", пройти под знаменем событий, связанных с украинским кризисом и с украинской гражданской войной. Вместо этого он стал… "российским", ознаменовавшись решительным отказом США и их партнеров от сотрудничества с Россией, переориентацией на жесткую конфронтацию с ней на волне возвращения к трактовке России как стратегического противника "номер один", как главной угрозы всей системе евроатлантической безопасности. Или, выражаясь языком натовских документов, "стабильности и безопасности всей Евроатлантической зоны".

Ударным аккордом в этом смысле следует считать специальное "тематическое" заявление Госдепа США, сформулированное зам. секретаря ведомства М.Харф. В соответствии с ним "агрессивные действия" России против Украины стали "фундаментальным вызовом" американскому (а, соответственно, и натовскому) видению настоящего и будущего Европы. В том числе – Восточной, на территории которой членов Альянса, как известно, пока нет. Чтобы ни у кого не оставалось ни малейших сомнений в позиции Вашингтона, чиновница квалифицировала нынешнюю ситуацию, сложившуюся вследствие начала гражданской войны в Украине и ее перманентной эскалации, как "поворотный момент для евроатлантической безопасности".

Украинская тема на встрече на Британских островах, конечно, присутствовала, ей было уделено пристальное внимание, именно она в значительной степени послужила отправной точкой для принятия наиболее значимых решений. Саммит явился убедительным подтверждением того, что Альянс не просто активно, в самых разнообразных формах и самыми изощренными способами, включая "стратегическую коммуникацию" (говоря проще – информационно-пропагандистское обеспечение),  участвует в "Антитеррористической операции" Киева в Донбассе, а выступает в ней направляющей и руководящей силой. Уже само наименование карательного похода государственного центра против двух регионов, голословно и бездоказательно обвиненных в "сепаратизме" – "антитеррористическая операция", – сшито по натовским, точнее говоря, американским меркам и лекалам (именно там любят защищать себя и весь мир от терроризма, даже если тот при ближайшем рассмотрении оказывается мнимым).

Украинская АТО, с точки зрения национальных интересов самой Украины и корпоративных интересов украинской политической и экономической элиты, выглядящая как несусветная, самоубийственная глупость, – это, как стало ясно  после натовской встречи на высшем уровне, не более чем одна из частей кратко- и среднесрочной тактики Альянса. И одновременно с этим – одна из стадий его долгосрочного стратегического курса. Пока АТО на украинской земле на радость натовским стратегам и на беду украинским гражданам продолжается, идет систематическая, целенаправленная подготовка к переходу к следующей стадии. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить, что она – новая стадия – будет целиком и полностью связана с Россией.

Это будет не АТО – "антитеррористическая операция", а АРО – "антироссийская операция". Или, если угодно, ТАРО – "террористическая антироссийская операция".

Содержание Резолюции НАТО по Украине было легко прогнозируемым. "Три кита", на которых зиждется позиция Альянса, не только давным-давно хорошо известны, но уже даже успели набить оскомину.  Это – огульные обвинения в адрес России. Это – полное освобождение официального Киева от ответственности за происходящее, сопровождаемое признанием за ним в дальнейшем права на любые действия. Это, наконец, четкое и недвусмысленное подтверждение того факта, что НАТО при любых раскладах будет на стороне Украины против России.

По сути дела, под видом документа, посвященного украинскому кризису, НАТО представила публике своего рода манифест "крестового похода" против России. Похода, в котором Украине отведена достаточно заметная, если даже не заглавная, роль. Не среди "артистов", понятное дело, а в кругу "статистов", но все равно – заглавная.

Альянс прямо и недвусмысленно обвинил Россию в агрессии, заявив, что Москва, якобы, осуществила "прямое военное вторжение" против Украины. На то обстоятельство, что мнимая "агрессия" сродни тому химическому оружию, которое послужило поводом для агрессии – уже не мнимой, а реальной – США и НАТО против Ирака и которое так никогда и не было найдено, - никто обращать внимание не захотел. И это – далеко не единственный случай избирательного подхода к реальному положению дел, двойных стандартов, навязчивого стремления выдать желаемое за действительное.

Все те обвинения и претензии, которые в течение последних месяцев заполоняют украинское информационно-политическое пространство, навязываемые общественному мнению от начала и до конца построенной на воинствующей русофобии, дезинформации, подтасовке фактов и откровенной лжи официальной пропагандой Киева, собраны в кулак и повторены в Резолюции НАТО. Даже те из них, которые так и не удалось подтвердить, а также те, истинность которых была публично опровергнута независимыми источниками из стран-членов самого Северно-Атлантического блока. Весьма примечательно в этом отношении, что главы государства членов Альянса и совет комиссии НАТО-Украина зафиксировали свое "единство" в оценке ситуации в Украине в тексте документа.

Ответить России на ее вмешательство в украинские дела в НАТО решили усилением поддержки Украины, углублением партнерства и расширением своего собственного сотрудничества с ней. "Усиление", "углубление", "расширение" – все это формулировки, на первый взгляд, достаточно общие, расплывчатые, мало к чему обязывающее. Это, собственно, позволяет при желании подвести под каждую из них или под всех их вместе взятых без преувеличения все, что угодно. А желание такое в Брюсселе и Вашингтоне есть, и очень сильное. Есть все основания предполагать, что "усиление" и "расширение", о которых идет речь, на деле выльется в набор мероприятий, направленных на полное и окончательное подчинение Киева воле США и НАТО. Иначе говоря, на превращение Украины в страну-клиента, установление абсолютного контроля над ней, в лишение ее реального суверенитета без всякого "прямого военного вторжения", приписываемого для прикрытия Москве.

Государственно-политические верхи в Киеве в этой связи, следуя навязанным им курсом соглашательства, исповедуя политику продажи национальных интересов оптом и в розницу,  увидели во всем происходящем выгоду для себя в том, чтобы привести страну  к оформлению полноправного членства Украины в НАТО. Святая простота! Какое там членство?! Ни о каком членстве речь не идет, и идти не будет. Альянсу Украина как новый член, перед которым в связи с этим неминуемо возникнет целый ряд обязательств, совершенно не нужна. А нужна она как сопредельная с Россией территория, на которой можно делать все, что угодно, без оглядки на международное право и на любые другие сдерживающие факторы. Территория, на которой, воюя против России, можно применять тактику выжженной земли, еще более наглую, мерзкую, жестокую, чем та, которую применяют в ходе АТО киевские власти в Донбассе.

Потребительское отношение со стороны США и НАТО к Украине, в принципе, не выпячивается напоказ, но, вместе с тем, отчетливо просматривается в документах Альянса, в частности – и в Резолюции по Украине, принятой 5 сентября. Если бы украинское руководство захотело, оно легко могло бы сравнить новые обещания и стимулы, даваемые его стране с тем, что дается и обещается, например, Грузии, которая тоже считается "пострадавшей" от России, но все-таки в настоящий момент находится в куда более выгодном положении, чем Украина. Так вот, Тбилиси получает от Брюсселя "усиленное сотрудничество", тогда как Киев – только "особое партнерство". То самое, которое углубляется вот уже лет двенадцать-пятнадцать, да все почему-то никак не углубится до того уровня, о котором мечтают доморощенные евроатлантисты. При всей любви к чиновникам Блока к игре словами, за которыми ничего не стоит, в данном случае словесные формулировки весомы и значимы: за каждой из них – деньги, ресурсы, военная техника, политическая и дипломатическая поддержка и т.д., и т.п. Только в одном случае все это в одних объемах, а в другом – в других, более скромных.

…И последнее. Если о вооруженном конфликте в той или иной из возможных форм НАТО с Россией следует говорить как о чем-то, что возможно и вероятно, но в будущем, то вести речь об эскалации гражданской войны в Украине по инициативе НАТО и под ее диктатом можно, увы, как о самом ближайшем будущем. К такому выводу можно прийти на основании зафиксированной в Резолюции по Украине позиции, в соответствии с которой Альянс заведомо одобряет любые – подчеркиваю: любые! – действия официального Киева, связанные с восстановлением контроля над бунтующими восточными областями. В Хорватии двадцать лет назад нечто подобное привело к общевойсковой операции с применением авиации, танков и другого тяжелого вооружения под кодовым названием "Буря", в результате которой было убито или пропало без вести более трех тысяч "хорватских" сербов, более 250 000 вынуждено было покинуть пределы страны, став беженцами. Не к тому ли самому подталкивают П.Порошенко его американские советники сегодня?

Крайне любопытен еще один момент. В натовском документе сказано, что Альянс ждет от официального Киева наведения порядка в стране  с применением "…вооруженных сил и служб безопасности". Именно так, не в единственном, а во множественном числе: не службы, а – служб. Что имеется в виду? Хорошо, если под таким необычным для наших условий обозначением подразумевались легитимные ведомства, вроде СБУ, МВД, ГПУ. А если нет? А если это – скрытый карт-бланш для еще более заметного расширения присутствия в политической жизни и в сфере обеспечения безопасности незаконных вооруженных формирований? Что тогда? Беспредел? Диктатура? Скорее всего, да.