dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 24 Апреля 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Деградация вместо деэскалации

Деградация вместо деэскалации

Деградация вместо деэскалации

Встретившись месяц тому назад в Бразилии в ожидании финала Чемпионата мира-2014 и предвкушения победы в нем немецкой футбольной сборной, А.Меркель и В.Путин сошлись во мнении, что в отношении кризисной ситуации в Украине есть основания говорить о тенденции к ее – ситуации – дальнейшей деградации. С момента беседы и вынесения оценки прошло уже некоторое время, однако, положение дел мало изменилось, и признаков, указывающих на преодоление нежелательной тенденции, увы, не появилось. Конфликт на востоке украинской государственной территории – и политический, и военный – не ослабевает, а, наоборот, углубляется и обостряется, число его жертв неуклонно растет, перечень прямых и косвенных негативных последствий пополняется и пополняется. Ко всему прочему, дело уже дошло до гуманитарной катастрофы, в которой оказалось мирное население проблемных регионов.

Настроение у лидеров двух ведущих европейских и влиятельных мировых держав во время их бразильской беседы было, понятное дело, разным. Канцлерин Германии пребывала в сладком ожидании захватывающего зрелища и близкого – рукой подать – национального триумфа. Президент России, будучи солидарным с фрау Ангелой относительно зрелища, тоже, вероятно, был не прочь помечтать о национальном триумфе в спорте. Для того, однако, чтобы его добиться, ему и его стране еще предстоит изрядно попотеть и потрудиться в остающееся до чемпионата мира 2018 года, который, как известно, пройдет в России, время.

В декларации своего настроя на то, чтобы кризис в Украине был выведен из его острой стадии, руководители Германии и России не одиноки. В том же духе, что они, о событиях в Донбассе регулярно высказываются лидеры всех ведущих стран мира и авторитетных международных организаций. Тем не менее, по состоянию дел на данный момент все красивые слова и громкие заявления о деэскалации конфликта в Украине и урегулировании ситуации на востоке страны можно считать не более чем досужими разговорами. Вести речь о реальной деэскалации украинского кризиса пока, увы, не приходится. Вместо этого имеет место деградация, то есть, усугубление ситуации, закручивание спирали противостояния. Определение нелицеприятное и жесткое, но спорить с его правомерностью и  обоснованностью, думаю, сложно. Оснований же для того, чтобы считать его отвечающим действительному положению дел, хватает с избытком.

Главная причина того, что сдвинуть процесс деэскалации кризиса с мертвой точки, никак не удается, состоит в том, что сущность этого процесса каждая из сторон понимает по-своему. Разное понимание абсолютно всего что происходит в Донбассе и вокруг него, отчетливо проявилось в истории с гуманитарной помощью, отправленной из России в Луганскую область. Для Киева гуманитарный конвой долгое время виделся "вторжением" русской армии, "провокацией", "циничной акцией" и т.д., и т.п. Даже после того, как были, наконец, расставлены все точки над "і", и украинской власти не осталось ничего другого, как под давлением фактов и части международного сообщества, признать "гуманитарку" –  "гуманитаркой", резко негативные оценки и комментарии не прекратились.

В категорическом неприятии всего, что исходит от России, Киев не одинок. Вот, например, министр  иностранных дел Швеции К.Бильдт, констатируя, что надежды на деэскалацию украинского кризиса после катастрофы малазийского "Боинга" в небе Украины не оправдались, объясняет сей факт… продолжающейся агрессией России. Это при том, что доказательств такой агрессии, как не было, так и нет.

В том же ключе продолжают выступать Соединенные Штаты. Один из представителей администрации Обамы говорит в начале августа: "Мы не видим шагов России, направленных на деэскалацию". Правда, тут же сам же уточняет: "шагов, которые МЫ, то есть, Америка, хотели бы видеть". Перечень таких шагов говорит сам за себя. Все они направлены не на деэскалацию, а на обеспечение решающего военного преимущества Киева над ополченцами Донбасса. Иначе говоря, не столько разрешению конфликта, сколько обеспечению интересов США в нем.

Принципиальный, без преувеличения ключевой и фундаментальный, вопрос проблемы деэскалации конфликта на востоке Украины это – вопрос о том, что именно понимать под этой самой деэскалацией. На это обратил внимание журналист газеты "Suddeutsche Zeitung", пойдя от обратного и высказав предположение, что эскалация может оказаться равнозначной введению войск России на территорию Украины. То ли под видом гуманитарной миссии по защите мирного населения Донбасса (или "гуманитарной интервенции" по аналогии с тем, что делали США в Югославии в 1999-ом), то ли в виде прямого военного вмешательства.

Свое слово о проблеме, о которой идет речь, сказали и в ООН. Руководство этой организации связывает  деэскалацию, прежде всего, с началом диалога между Киевом и Москвой. И это весьма симптоматично, особенно, если принять во внимание, что в кулуарах Организации все более настойчиво звучит мысль о необходимости переговоров между центром и восставшими против него областями, а также о том, что представлять Донецк и Луганск на таких переговорах могла бы и должна была бы Россия.

У официального Киева свои представления о деэскалации. Свою роль в процессе нагнетания обстановки на востоке страны украинская власть категорически отрицает. С ее точки зрения, во всем виновата Россия, и только она. СНБО, к примеру, в одном из своих комментариев по поводу текущих событий на востоке заявил, что отвод войск РФ от границы с Украиной не стал шагом в направлении деэскалации.

Пока военные воюют, дипломаты спорят, журналисты пишут и снимают, АТО продолжается, и число ее жертв продолжает расти. Остановить безумие искренне желали бы очень многие, как в самой Украине, в самом Донбассе, так и за их пределами. Продолжать же смертоубийство и разрушение хотят единицы. "Партии войны", однако, оказываются сильнее "партий мира" и в Киеве, и в Москве, и в Вашингтоне. До тех пор пока такая ситуация будет сохраняться, думать о деэскалации украинского конфликта, увы, не приходится.