dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 12 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность План президента

План президента

План президента

От досрочных президентских выборов 25 мая украинцы ждали многого. Кому-то из числа максималистов верилось, что после них в стране наступят, наконец, всеобщая благодать и благоденствие. Кому-то из тех, кто привык быть скромнее в своих ожиданиях, думалось о перезагрузке власти, о которой много говорили в атмосфере очищения системы государственного управления от "януковичей". Кому-то еще более склонному к сдержанности виделось хотя бы снижение градуса общей напряженности и восстановления порядка во всех сферах государственного и общественного бытия. Всем без исключения при этом очень хотелось одного и того же: прекращения боевых действий на территории страны, какими бы благими намерениями они не объяснялись и какие бы светлые и благородные, по замыслу их организаторов, цели и задачи не преследовали. Общественный запрос на мирное урегулирование ситуации на Донбассе был весьма силен. Мира хотели, если не все украинцы поголовно, то многие из них.

Идя на выборы, тогда еще не президент, а только кандидат в президенты П.Порошенко последовательно, четко и недвусмысленно обещал: если я одерживаю победу, война будет прекращена, мир в Украине восстановлен. Миф, который можно было бы выразить словесной формулой: "Порошенко-президент –  конец войне, конец АТО", – получил широкое распространение в общественном сознании, позволив, кроме всего прочего, будущему победителю решить казавшуюся прежде невыполнимой задачу обеспечения желаемого результата уже в первом туре голосования.

Увы, ни после 25 мая, ни после 7 июня, когда состоялась инаугурация нового главы государства, чуда не произошло. Победа кандидата П.Порошенко на выборах не обернулась победой украинского государства и украинской нации над вставшими перед ними грозными вызовами. Да, и, положа руку на сердце, не могла стать, как бы нам этого не хотелось. Антитеррористическая операция на востоке страны продолжилась. И даже не просто продолжилась в том же относительно вялотекущем режиме, что и прежде, а принесла всплеск активности противоборствующих сторон, сопровождавшийся значительным увеличением количества жертв.

Тем не менее, план мирного урегулирования ситуации от П.Порошенко все-таки появился. Хоть и с некоторым опозданием – не 7 июня, а 20-го, – но появился. Сначала в виде "благих вестей" о том, что он уже где-то совсем-совсем, что называется, на подходе, а затем  в виде соответствующим образом оформленного документа из пятнадцати пунктов. Сигналом того, что план запускается в действие, и что это именно так, а не иначе, стало распоряжение президента о временном прекращении огня и боевых действий правительственных сил в период с вечера 20-го до утра 27 июня.

Насколько искренен глава государства в его миротворческих планах и начинаниях, покажет время, причем, самое ближайшее. Мне лично почему-то не кажется фантастическим вариант, при котором миролюбивый настрой П.Порошенко, выразившийся, в частности, в его решении в одностороннем порядке приостановить АТО, окажется не более чем тактическим ходом. И что за ним последует ужесточение позиции, подъем планки требований к руководству ДНР и ЛНР, наконец, попытка решения проблемы с помощью полномасштабной военной операции с применением всех видов вооружений и авиации без оглядки на высокую степень вероятности значительного увеличения человеческих жертв среди мирного населения региона.

Тем не менее, о чем-то подобном пока что думать рано. В настоящий момент хочется думать о другом. О том, кто и каким образом мог бы  способствовать тому, чтобы мирный план президента воплотился в жизнь, а кто и каким образом мог бы, наоборот, этому помешать.

Ключевой пункт расхождений во взглядах противоборствующих сторон и главный камень преткновения на пути к достижению общей для всех базовой платформы для поиска компромисса это – вопрос о том, кто от имени Донбасса должен и может взять на себя роль партнера П.Порошенко  по переговорам об урегулировании конфликта. Можно понять желание нового хозяина главного кабинета страны подобрать исполнителей на эту роль по своему, так сказать, образцу и подобию, однако, реализация такого желания на практике чревата непредсказуемыми последствиями.

Встреча П.Порошенко с представителями региона 19 июня со всей прямотой и очевидностью подтверждала предположение о том, что в Администрации президента уже готовы списки лиц, которые будут приглашены на церемонию торжественного подписания соглашения об урегулировании ситуации в Донбассе в случае, если такая церемония когда-нибудь состоится. Проблема в том, что списки Банковой отражают одну реальность, тогда как гасить пожар конфликта, добиваясь его деэскалации, надо в другой. Совсем в другой. В той, где участники встречи с президентом или, по крайней мере, большинство из них не обладают ни реальным весом, ни практическими возможностями влиять на ход событий.

С "сепаратистами" и "террористами" П.Порошенко вести переговоры наотрез отказывается. В такой позиции, безусловно, присутствует своя логика, однако, есть и уязвимые места. Главная же слабость подобного подхода состоит в том, что он практически исключает возможность заглянуть за кулисы вооруженного противостояния в Донбассе, проникнув в сущность происходящего и увидев глубинные причины и мотивы, заставившие людей взять в руки оружие и выйти на улицы своих городов.

Мировая практика, кстати сказать, дает Киеву целый набор примеров того, как отказ от шаблонного восприятия противника сквозь призму навешанных на него ярлыков помогал центральным властям различных стран и международным посредникам, если не гасить напряженность, то, по крайней мере, не допускать ее усиления. Одним из таковых является пример из опыта бывшей Югославии. В 1990-е годы и официальный Белград, и США однозначно трактовали вооруженные формирования косовских албанцев и их политические надстройки как террористов. Начиная с осени 1998 года, Белый дом от такого взгляда отказался (Белград – нет), превратив косоваров и, в частности, наиболее известную из их организаций "Армию освобождения Косово" в своих партнеров, каковыми они остаются по сей день.

Вопрос о том, кто должен и кто будет представлять Донбасс на переговорах с Киевом по мирному урегулированию конфликта, является без преувеличения фундаментальным. До тех пор, пока он не будет решен так, как того требует реальное положение вещей и дел, надеяться на то, что мирный план П.Порошенко будет воплощен в жизнь вряд ли приходится. Как ни прискорбно это осознавать и как бы не хотелось верить в обратное.