dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 18 Сентября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Слабость власти

Слабость власти

Слабость власти

Украинская власть в очередной раз продемонстрировала и окончательно подтвердила, что она крайне, предельно слаба. Положа руку на сердце, это уже и не власть вовсе. Так, нечто аморфное, пассивное. Жалкое подобие левой руки, как выразился герой одного смешного анекдота, правда, несколько по другому поводу.

Режим В.Януковича, по сути дела, уже перестал быть властью. Властью, которую граждане должны уважать и, если не бояться, то побаиваться. Эту власть не уважают и не боятся. И, как это ни грустно признавать, поделом ей!

В бурные дни пожарно-опасных событий возле стадиона "Динамо" власть расписалась в собственной неспособности не только взять ситуацию под контроль и навести элементарный порядок в узком центре столицы, но даже создать предпосылки для того, чтобы эта ситуация нормализовалась.

Что получилось на деле? После критической ночи с воскресенья на понедельник, когда толпы обезумевших от вседозволенности боевиков жгли и крушили все на своем пути, а грозный "Беркут" наблюдал за всем этим проявлением свободы "мирных" собраний, прячась за остатками догоравших казенных транспортных средств, власть не предприняла ни малейших усилий для того, чтобы предотвратить эскалацию напряженности.

Во второй половине дня в понедельник количество агрессивно настроенных протестующих заметно увеличилось, достигнув отметки в 3-4 тысячи человек (накануне их было не более тысячи-полутора). При этом вновь прибывшие бойцы были значительно лучше экипированы и оснащены всем необходимым для продолжения демократического "банкета". Правильно ориентированные отечественные СМИ с видимым удовольствием давали в эфир "картинку", на которой какие-то люди сноровисто мастерили самодельную деревянную катапульту. "Это, чтобы сподручнее метать "коктейли Молотова" и камни в милицию через автобусы, за которыми она стоит", – объясняли тем, кто не понимает, журналисты, четко осознавшие дух и букву редакционной политики.

О том, что в непосредственной близости от жилых домов и от квартала, где расположены здания всех высших органов государственного управления, ночь напролет вовсю полыхало пламя и происходили массовые беспорядки в особо крупных размерах и особо опасных с точки зрения общественного порядка формах, никто во власти даже не думал. И думать, судя по всему, не собирался, поскольку соответствующей команды не поступало сверху. С самого верху.

Власть поспешно согласилась начать переговоры с оппозицией, хотя ее – власти – представители понимали, что лидеры политических партий не контролируют молодчиков, штурмовавших заслоны милиции на Грушевского, и остановить их не в состоянии. Более того – вдумайтесь в этот факт, читатель! – власть согласилась на переговоры, даже не выставив в качестве своего предварительного условия требования о прекращении любых противоправных действий в Киеве.

Какие могу быть требования! Требования выдвигает только оппозиция. Например, такое, как "никаких переговоров с А.Клюевым!". А с Ю.Луценко, который только-только допустил грубое правонарушение в виде прямых оскорблений должностного лица, находящегося при исполнении, выходит, можно, не так ли?

Власть предельно слаба. Это – факт. Ее спасает исключительно то, что против нее действует противник, еще более слабый, чем она сама. Таким образом, устанавливается относительное равновесие: слабак толкает слабака и не может его столкнуть. Хотя продолжает толкать, рассчитывая, что тот, кого он толкает, в конце концов, упадет сам.

Власть слаба не потому, что у нее нет ресурсов для осуществления своих властных полномочий, в том числе, в критических ситуациях, подобных той, которая сложилась в настоящий момент в Киеве, а потому, что не решается применить эти ресурсы. Страх сковал украинскую власть и, особенно, ее верхние эшелоны.

Кого боятся В.Янукович и "януковичи"? За ответом далеко ходить не надо. Он лежит на поверхности. Для украинской власти страшнее зверя, чем Америка,  нет. Раз американцы предупредили: "Силу не применять", – власть применить силу не смеет. Даже видя то, что против нее сила применяется все в большей и большей мере.