dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 25 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Операция «Таможенная война»

Операция «Таможенная война»

Операция Таможенная война

Что же это все-таки было? Я имею в виду заваруху на пунктах пограничного и таможенного контроля между Украиной и Россией, взорвавшую сонно-ленивую монотонность последних недель летне-отпускного периода, вызвавшую так много эмоций и пересудов и давшую толчок мощной волне антироссийской пропаганды? С чем столкнулись государство Украина, украинский бизнес, украинцы в августе 2013 г.? С тем же, с чем государство Грузия и грузины в августе 2008-го, то есть с "войной" России против них? Только не  настоящей, как в случае с Грузией, а "таможенной", как ее поспешили окрестить доброхоты? Или с чем-то другим, название чему еще не найдено и не сформулировано? Хотя очень-очень важно, чтобы это было сделано. Причем, как можно скорее.

"Как вы яхту назовете, так она и поплывет…". Как назвать вспышку украинско-русской неприязни, пускай, только информационной, свидетелями которой мы стали? Была ли это "агрессия", совершенная в угаре неоимпериализма, обуявшего, по мнению отечественных еврофилов и русофобов, Кремль? Или – "геополитический акт", как выразился один из наших видных оппозиционеров, пытаясь, видимо, потрафить новому послу США в Киеве, заодно набрав дополнительные очки в Брюсселе? А может, "психологическая атака", как назвал то, что происходило с украинскими товарами на российской таможне кто-то из европейских чиновников?

Ни то, ни другое, ни третье. Все, как мне кажется, банальнее и проще. Гораздо проще. Это была "обыкновенная" информационно-технологическая акция. Операция "Таможенная война". Точнее, спецоперация.

Когда-то бытовал анекдот, основанный на иронично-снисходительной оценке участия в победе над Германией во Второй мировой войне некоторых стран Центральной и Юго-Восточной Европы: "Вопрос: Чем отличается Словацкое антифашистское восстание от многосерийного художественного фильма о нем? Ответ: Фильм длился на полтора часа дольше". Перефразировав его, можно было бы сказать, что "таможенная война" России против Украины отличалась от информационных сюжетов о ней на украинских телеканалах тем, что сюжеты длились в несколько раз дольше.

Кто осуществил, точнее, осуществляет, операцию, о которой идет речь? Ходить за ответом далеко не надо: тот, кому это было выгодно, тот, кто от этого выиграл. Опять сакраментальное: "Ищите женщину"? Не совсем так, на сей раз, скорее, – "Ищите Европу". Хотя сама, исключительно собственными силами, без помощи кого-то более сильного и опытного в подобных делах Европа с поставленной задачей не только вряд ли бы справилась, но даже браться за ее выполнение не стала бы по целому ряду причин.

Впрочем, только ли в Европе тут дело? Лично у меня по этому поводу есть большие сомнения. Уж больно все то, что происходило, попахивало нашим местным ароматом и колоритом. Уж слишком по-нашему все было сделано. По-нашему и – для нас. Да, и главный приз достался тоже нашим.

Не может не обращать на себя внимания тот факт, что организаторам операции не приходилось беспокоиться о том, чтобы дверь в главный кабинет страны для доклада об успехе оказалась для них в нужный момент открыта. Она для них открыта всегда, и им в этом кабинете всегда рады.

Вместе с тем, присутствовала и ярко выраженная особенность, несвойственная для Украины: операция была построена по американскому образцу, успешно апробированному Вашингтоном и соответствующими структурами американской власти в последние десять-пятнадцать лет. В соответствии с этим образцом заинтересованная сторона буквально на ровном месте то ли создает, то ли придумывает проблему, раскручивает ее до крайней степени, а затем сама же бросается с ней бороться, обеспечивая свою победу простым отключением ресурсов, которые она задействовала для того, чтобы представить лже-проблему как реальную.

Еще одна отличительная черта тоже в американском стиле – инициаторы и организаторы операции сыграли на опережение. Получив из надежного источника информацию о том, что Москва планирует начать массированное наступление против украинско-европейской ассоциации в середине сентября, а Брюссель свою информационную кампанию в поддержку ассоциации – в первой половине первого месяца осени, –  они нанесли свой удар в конце лета. И получили "бонус".

Операция "Таможенная война" – составляющая часть более крупной, масштабной операции "Украина – Вильнюс". Точнее говоря, тоже – спецоперации, хотя об этом, думаю, можно было бы уже лишний раз и не напоминать. Связь между ними налицо. Как, кстати сказать, и общий результат. Президент Украины всерьез обиделся на своего российского коллегу, его подчиненных и на всю Россию, возведя эту обиду в ранг фактора, определяющего геополитический выбор страны. Со стороны украинской власти, еще вчера колебавшейся с выбором между "европейским" и "евразийским" интеграционными проектами, одно за одним последовали заявления и действия, фактически исключающие малейшую возможность участия в интеграции с Москвой. И даже сохранения с ней того уровня сотрудничества и партнерства, который существовал до начала "таможенной войны" летом 2013 г.

Получилось, что в отместку за то, что русская таможня "не распробовала" продукцию "Roshen", главный киевский "кормчий" поднял над своим кораблем (хотя, какой там "корабль" – утлое суденышко) новый стяг. С надписью: "Прочь от Москвы! Даешь Брюссель!". И это – даже несмотря на то, что ни в самом Брюсселе, ни в Европе "замечательный украинский шоколад", как сказала о нем Х.Клинтон в Ялте, никто раскладывать по полкам магазинов и супермаркетов не станет.