dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 17 Января 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Выступление А.К. Орла на конференции «Украина в меняющемся мире»

Выступление А.К. Орла на конференции «Украина в меняющемся мире»

orel.jpg

Для дискуссии отечественных, российских, европейских и американских политиков и экспертов предложена следующая тематика: «Европейская и евроатлантическая системы безопасности: разрешимы ли противоречия?», «Членство Украины в НАТО или постоянный статус неприсоединения: аргументы "за" и "против"». Среди участников конференции – Брюс Джексон, президент Проекта по переходным демократиям (США), Джульетто Кьеза, депутат Европейского парламента (Италия), Сергей Глазьев, академик Российской Академии Наук, Леонид Кравчук, первый Президент Украины, Анатолий Орел, генеральный директор Центра международных и сравнительных исследований, а также ряд народных депутатов, послы иностранных государств в Украине, аналитики, эксперты.

1. Прежде всего хотел бы начать свое выступление с несколько парадоксального вопроса: а, собственно, почему украинское общество так серьезно обсуждает тему НАТО? Разве мы не знаем, что за членство в НАТО выступает не более 15 % населения Украины?

Не является также тайной и тот факт, что из числа всех украинских политических сил за немедленное, безотлагательное членство в НАТО выступает всего лишь одна представленная в парламенте партия, рейтинг которой отнюдь не гарантирует ей попадание в парламент следующего созыва.

То есть, мы говорим о политическом курсе, имеющем в обществе маргинальный вес, но который, как ни странно, остается официальной политикой Украины.

Именно в этом, по моему мнению, заключается украинский парадокс, именно в этом проявляется серьезный отрыв украинской политической системы от европейских демократий, именно это есть яркой демонстрацией ее полной неспособности преобразовывать позицию подавляющего большинства населения и политикума страны в адекватные и конкретные решения исполнительной власти.

2. И, тем не менее, из-за несовершенства нашей политической системы, мы  вынуждены еще какое-то время говорить о возможности членства Украины в НАТО как о возможной реальности. Поэтому сразу скажу о том, что меня в этой связи больше всего настораживает.

Сегодня практически все аргументы в пользу членства Украины в НАТО берутся из старого обветшалого арсенала блокового противостояния.

Обратите внимание на то, с каких позиций выступают наши проатлантические эксперты: они уже не говорят ни о военной реформе, ни о переориентировании ВПК, ни о других подобных вещах, которые несли какую-то, пусть и ложную по сути, пусть и чисто пропагандистскую, но все же позитивную смысловую нагрузку.

А если отбросить в сторону дипломатическую сдержанность и сказать вполне откровенно, то ныне главный аргумент в поддержку членства в НАТО – это ничто иное, как навязчиво болезненное стремление отгородиться от России новым железным занавесом, политика которой квалифицируется как ключевая угроза безопасности нашей страны.

Пока не даю никаких оценок, просто констатирую смысл и дух сегодняшней дискуссии по поводу НАТО в Украине.

3. А теперь давайте посмотрим как изменился мир за последнее время. Об этом много говорилось участниками первой сессии нашей конференции, об этом же я писал в своей статье "Украина после Кавказа: камо грядеши".

Повторю кратко: мир окончательно перестал быть однополярным. Америка уже не может самостоятельно справляться одновременно со всеми международными вызовами. На фоне усиления позиций России и Китая идет активная дискуссия в Европейском Союзе.

Пока еще не ясно, насколько решительно он будет добиваться усиления своей роли как самостоятельного геополитического игрока.

На этом фоне в мире продолжается борьба двух подходов к решению вопросов международной безопасности: старый блоковый подход, с одной стороны, прагматизм и стремление учитывать интересы всех международных игроков, с другой.

4. В этом контексте гипотетическое членство Украины в НАТО будет означать движение вспять, победу отброшенного историей блокового подхода и, соответственно, – торжество в международной политике старого мышления эпохи "холодной войны".

Давайте посмотрим, чем на сегодня является НАТО. При всех его многочисленных недостатках, эта организация действительно предприняла попытку существенно трансформировать свою деятельность, старалась из чисто оборонительного союза превратиться в некую универсальную организацию безопасности, поставить во главу угла глобальные вызовы и угрозы, актуальные для всех государств.

5. Но ведь сама по себе трансформация НАТО невозможна без диалога и партнерских отношений с другими влиятельными странами Европы и, прежде всего, с Российской Федерацией. Кстати, это и есть официальным курсом НАТО и практической политикой Альянса.

Насколько успешными были попытки выстроить эти партнерские отношения и чья вина в том, что они таки выстроены не были – вопрос другой.

Тем не менее, факт остается фактом: создание нормальных рабочих отношений с Россией в течение всех лет после окончания "холодной войны" провозглашалось естественной составной частью процесса трансформации Альянса.

6. Что происходит теперь, после известных событий на Южном Кавказе в августе этого года?

НАТО оказалось на распутье: с одной стороны НАТО не может не сотрудничать с Грузией, но одновременно не может отказаться полностью и от сотрудничества с Россией.

Ведь отказ от сотрудничества с Россией автоматически сведет на нет все те усилия, которые НАТО на протяжении последних лет предпринимало для собственной трансформации и возвратит Альянс к состоянию двадцатилетней давности, то есть полновесного блокового противостояния.

Надо ли говорить, что упрямое стремление нынешнего руководства Украины в НАТО резко усиливает вероятность такого сценария? 

Делая по сути вынужденные шаги к приему Украины, НАТО фактически должно отказаться от провозглашенной роли носителя безопасности и стабильности в общеевропейском масштабе и превратиться в нечто совсем иное, проще говоря, в инструмент нового блокового противостояния.

7. Самое главное при этом состоит в том, что, если даже представить, что НАТО, вопреки всем предостережениям, в один прекрасный день примет в свои ряды Украину, и вступит на путь сознательного конфликта с Россией, то что же выигрывает при этом Украина?

По моему, авторы такой концепции даже не отдают себе отчет о возможных последствиях такого конфликта.

Получает ли наша страна столь вожделенный некоторыми "зонтик безопасности"? А иными словами: насколько серьезно готовы страны НАТО защищать безопасность Украины в случае возникновения реального военного конфликта?

Я лично не слышал ни одного заявления о том, что Париж или Рим или Берлин будут готовы тут же послать собственные войска на защиту Киева в таком гипотетическом конфликте.

Значительно чаще звучат иные голоса – о том, что даже в случае приема Украины и Грузии в НАТО, Альянс не сможет и не станет реально защищать эти страны в случае возникновения военного конфликта со странами-соседями.

Приведу только два мнения. Известнейший американский политолог Френсис Фукуяма в интервью "Зюддойче Цайтунг" заявил: «На мой взгляд, Ангела Меркель была права, когда сказала: Грузия и Украина не могут принадлежать НАТО, потому, что мы не можем защищать эти две страны. У меня нет никаких иллюзий относительно России, но, не думаю, что делу поможет дальнейшее уж слишком агрессивное обращение с ней».

Другое мнение принадлежит Джорджу Соросу, которого никак не назовешь апологетом современной российской внешней политики, и тем не менее:

"Вступление Украины и Грузии в НАТО не гарантирует усиления безопасности этих стран. Идея о том, что вступление в НАТО гарантирует Украине и Грузии безопасность, является глупостью. Невозможно представить, что Запад может начать войну, защищая территорию этих стран.

Безопасность возможна только тогда, когда Россия станет частью международного сообщества, где уважают законы. Мы должны работать во имя укрепления верховенства законов и гарантии того, что Россия захочет стать частью этого процесса. Это единственный путь к безопасности".

8. Мировой экономический кризис, со всеми его негативными последствиями, стал холодным отрезвляющим душем для многих украинских политиков, но, к сожалению, не для всех.

В момент, когда по всей Украине останавливаются заводы и фабрики, и десятки тысяч людей уже остались без работы, своим настойчивым стремлением в НАТО и к ПДЧ мы демонстрируем полную оторванность власти от реальной жизни наших граждан.

Посмотрите вокруг – все без исключения страны заняты одним – спасением своих рынков, банковской системы, борьбой за сохранение рабочих мест и связей с поставщиками. Мы же продолжаем преследовать во внешней политике химерные надуманные цели, никак не связанные с конкретной экономикой, реальность достижения которых близка к нулю!

Тем самым мы отравляем отношения и с нашими ключевыми европейскими партнерами, и с нашим восточным соседом, который для Украины, несмотря на практически нулевой уровень политического диалога, продолжает оставаться торговым партнером номер один.

Более абсурдную политику трудно себе и представить. В то время, когда из Украины бежит европейский капитал, мы выклянчиваем у европейских правительств в Берлине, Париже и Риме ПДЧ, вместо того, чтобы изо всех сил лоббировать собственные экономические интересы!!!

В то время, как нас ждет один из самых тяжелых периодов за весь период независимости, мы, вместо того, чтобы добиваться сохранения и развития торгово-экономических отношений с Россией, запускаем механизм провокаций и вражды по отношению к этой стране.

Накрывающий Украину с головой экономический кризис с неумолимостью демонстрирует – многие в нашей стране ищут угрозы совсем не там, где их надо бы искать.

Главные угрозы безопасности и независимости страны лежат в плоскости экономики, внутреннего развития, и сегодня это стало очевидным, как никогда.

В этом контексте неадекватная внешняя политика практически сводит на нет все усилия, направленные на вывод экономики из кризиса, становится фактором раскола украинского общества. 

9. В сложившейся международной ситуации Украине нужен новый внешнеполитический курс, способный адекватно отражать внешние и внутренние реалии и обеспечивать решение насущных задач развития страны, в первую очередь, экономических.

Существующий внешнеполитический курс сложился еще на момент обретения Украиной независимости и отражал объективное стремление страны войти в западную цивилизацию, стать ее полноправной частью, включая и участие в западных структурах безопасности. Не отрицая важности этой задачи в ее цивилизационном, глобальном аспекте, следует существенно откорректировать ее практическую сторону.

10. В этом контексте считаю, что настало время всесторонне теоретически обосновать и принять на политическом уровне решение о внеблоковом статусе Украины.

Если вдуматься, внеблоковый статус даст Украине многое, гораздо больше, нежели гипотетическое членство в НАТО.

Первое. Внеблоковый статус будет означать, что Украина не будет рассматриваться ни одной из стран как источник угрозы.

Второе. Внеблоковый статус Украины абсолютно не противоречит курсу на европейскую интеграцию.

В случае вступления Украины в ЕС, Евросоюз пополнится еще одной, седьмой по счету внеблоковой страной (Австрия, Швеция, Финляндия, Ирландия, Мальта, Кипр).  

Более того, внеблоковость снимет проблемный вопрос членства в НАТО с повестки дня отношений Киева с ключевыми странами ЕС и, соответственно, создаст поле для выстраивания доверительных отношений с этими государствами.

Следует помнить, что в реализации европейских стремлений Украины ключ лежит именно в доверии Киеву со стороны главных европейских столиц, поэтому для многих европейских политиков будет гораздо легче поддержать вступление в ЕС внеблоковой, мирной, не раздражающей никого из соседей страны.

Третье. Внеблоковый статус ни в малейшей мере не снизит уровень отношений Украины с НАТО, не будет препятствовать нашему участию в международной миротворческой деятельности. Как и сейчас, Украина сможет привлекать экспертную помощь НАТО для проведения военной реформы. Как и сейчас, Украина сможет участвовать по своему желанию в любой международной операции НАТО – как это делают Швеция и Финляндия – но при этом страна не утратит главного – суверенного права самой принимать решение, где, в какой операции, какими силами и средствами участвовать.

Четвертое. На сегодня внеблоковый статус – единственная внешнеполитическая платформа, способная объединить Восток и Запад Украины. Я не говорю сейчас о европейской интеграции – это все-таки перспектива будущего, говорю о реальных шагах, которые, при наличии политической воли, можно было бы совершить уже сегодня.

Внеблоковость поддерживает абсолютное большинство жителей во всех регионах страны.

Вспомним, какие протесты сотрясали Крым, да и другие регионы страны летом 2006 года, когда тогдашнее правительство приняло решение об обычных учениях вместе с НАТО, но без решения Верховной Рады. А можем ли мы представить, чтобы сегодня какая-либо политическая сила организовала массовые демонстрации против провозглашения внеблокового статуса?

По-моему, в сегодняшней Украине такое представить себе просто невозможно.

Пятое. Внеблоковость соответствует глубинным особенностям украинского менталитета, в частности, укорененному в сознании украинцев нежеланию участвовать в чужих, спровоцированных другими конфликтах.

В этой связи можно вспомнить какой болью до сих пор отзывается в украинском обществе участие СССР в войне в Афганистане, как резко отрицательно до сих пор относятся украинцы к бомбардировкам НАТО Сербии в 90-х годах.

Можно вспомнить, сколько очков набрал в 2004 году кандидат в президенты Виктор Ющенко обещанием вывести украинский контингент из Ирака.

Можно даже утверждать, что до сегодняшнего дня возможность самим выбирать формы участия в военных операциях и войнах за рубежом была одной из серьезных опор поддержки независимости Украины самыми различными слоями населения страны.

Шестое. Провозглашение внеблокового статуса означало бы совершенно новый, качественно новый уровень доверия в отношениях Украины с ее ключевыми партнерами, и, как следствие – создание благоприятных предпосылок для развития торгово-экономических отношений с ними и подъема нашей экономики. О том, что внеблоковость улучшит отношения Киева с ключевыми европейскими столицами, я уже говорил.

В том, что внеблоковость снимет огромнейшую гору проблем в отношениях с Российской Федерацией, даже сомневаться не приходится.

Может, это звучит парадоксально, но глубоко убежден, что внеблоковость значительно улучшит отношения Украины с Соединенными Штатами Америки. Ведь вопрос поддержки членства Украины в НАТО со стороны США – это в большей степени идеологический вопрос, и если Киев по своей инициативе его сам снимет, создастся основа для совершенного нового, прагматического диалога с Вашингтоном без идеологических наслоений. Кроме того, улучшатся и трансатлантические отношения, не обремененные более конфликтным "украинским" вопросом.

Каким бы ни был курс новой американской администрации, можно сказать одно – администрация Барака Обамы в любом случае постарается освободится от идеологического бремени предыдущей администрации, и в первую очередь – от "экспорта демократии" любыми путями и поддержки "цветных революций".

Как будет выглядеть прагматизм новой администрации, мы пока еще не знаем, но вполне вероятно, что он будет недалек от позиции, высказанной известными американскими политологами Бенджамином Фридманом и Джастином Логаном в номере World Politics Review от 22 октября 2008 года:

"Когда дефицит бюджета без учета расходов на войну составляет 520 миллиардов, ведутся две войны, не имеющие конца, а дома плавятся финансы, пришло время прекратить воображать, что любая мелкая ссора за рубежом требует вмешательства Америки. Россия не собирается идти маршем на запад. Наши европейские друзья могут защитить себя, если захотят приложить усилия. А по поводу тех, кто, как Грузия, не смогут это сделать, наша симпатия к их борьбе не означает, что мы должны к ней присоединиться".

Седьмое. Внеблоковость будет означать на деле просто продолжение на гораздо более качественном уровне той политики, которая без соответствующего теоретического обоснования всегда проводилась с момента провозглашения независимости Украины вплоть до 2004 года.

Да и после 2004 года Украина, несмотря на все потуги и старания, продолжает по сути оставаться внеблоковой страной. Закрепление внеблоковости соответствующим актом парламента при достижении консенсуса большинства политических сил страны придаст этой политике недостающую ей на сегодня четкость, последовательность и общественную поддержку.

11. Конечно, в нашей дискуссии нельзя обойти стороной вопрос о внешних гарантиях внеблокового статуса Украины. Проблематичность их получения, а также качество таких гарантий выдвигаются как главный аргумент против внеблоковости, особенно при сравнении с 5-й статьей Вашингтонского договора НАТО.

Убежден, что лихорадочный поиск неких внешних гарантий безопасности свидетельствует только о неполноценности мышления и провинциальности многих представителей украинской политической элиты.

Весь имеющийся опыт внеблоковых стран свидетельствует: самой лучшей и самой сильной гарантией уважения иными членами международного сообщества внеблоковости того или иного государства является решимость руководства данного государства придерживаться принципов внеблоковости на практике. Иных гарантий пока еще никто не придумал.

Примеров можно привести бесчисленное множество. Начиная от франкистского режима в Испании. В отличие от своего итальянского "коллеги", Франко, при всей схожести авторитарных режимов двух стран, решил занять нейтральные позиции во Второй мировой войне, что дало ему возможность удержаться у власти аж до 70-х годов и даже ввести возглавляемую им страну в НАТО.

Разве не твердая решимость правительств Швеции, Финляндии, Австрии ни при каких условиях не сходить с пути сначала нейтралитета, а потом внеблоковости, снискала этим странам заслуженный авторитет на международной арене? Причем даже в самые напряженные годы "холодной войны" это уважение было одинаково высоким по обе стороны "железного занавеса".

12. Любая страна, не чувствующая себя в безопасности, считает, что страны-соседи обязательно вынашивают в отношении ее агрессивные планы.

И в этом контексте любая страна, заявляющая о своей внеблоковости, исключается другими странами из парадигмы внешней угрозы.

А это сразу резко меняет психологическое отношение к этой стране.

Подведем итоги. Если на заре 90-х годов, когда мир был радикально иным, еще можно было думать о вступлении Украины в НАТО, как в организацию, имеющую потенциал превратиться из военного блока в универсальную систему общеевропейской безопасности, то сегодня объективные предпосылки к этому полностью исчезли. Вступление Украины в НАТО резко меняет баланс сил на континенте, обостряет целую гамму противоречий – от украинско-российских до противоречий в трансатлантической системе отношений.

Кроме того, в изменившихся условиях даже вступление Украины в НАТО не будет гарантировать, что страны-члены окажут Киеву реальную военную помощь в случае гипотетического военного столкновения.

Подобное решение серьезно ухудшит и экономическое положение Украины, что особенно ощутимо в условиях глубокого экономического кризиса.

И самое главное – провозглашение внеблокового статуса Украины не лишает страну ни одного из преимуществ, которые она до нынешнего времени имела в отношениях со всеми своими партнерами.

Более того, такое решение существенно повышает уровень региональной и общеевропейской безопасности, доверие между странами. И что самое главное – внеблоковость полностью соответствует как чаяниям населения страны, так и ее объективным экономическим и политическим интересам.

г. Киев, 14 ноября 2008 года