dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 24 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность ПРО от Обамы: невыученные уроки Карибского кризиса?

ПРО от Обамы: невыученные уроки Карибского кризиса?

ПРО от Обамы: невыученные уроки Карибского кризиса?

Совсем недавно, в октябре, мир отметил юбилей своего спасения – 50-летие Карибского кризиса и его благополучного разрешения. Разумеется, это вызвало новую вспышку повышенного интереса к данной теме во всех странах мира (хотя, в первую очередь, конечно, в тех, которые были непосредственными участниками тех судьбоносных исторических событий). Следствием такого интереса стала новая волна публикаций и исследований, авторы которых, возвращаясь к тем памятным событиям, не только добавляют иногда новые детали, но и рассматривают их в более широком контексте судеб мира и современных противоречий его развития. И здесь, как оказывается, далеко не все политики и деятели современности усвоили такие непростые уроки Карибского кризиса. Между тем, некоторые последние события свидетельствуют о том, что их актуальность ныне еще больше обострилась.

Однако, вернемся прежде к истории событий – в далекие 60-ые годы.

Вскоре после победы кубинской революции и прихода к власти на Кубе «барбудос» («бородачей») – повстанцев во главе с Фиделем Кастро свергшим диктаторский режим Батисты в январе 1959 года, отношения между Гаваной и Вашингтоном стали стремительно ухудшаться. Новые кубинские руководители пошли на полный разрыв экономических связей с североамериканским соседом, национализировав принадлежащее Соединенным Штатам имущество на сумму в один миллиард долларов. В ответ Вашингтон объявил о полной экономической блокаде Республики Куба, а затем и о разрыве дипломатических отношений.

В апреле 1961 года силами наемников – кубинцев, бежавших от режима Кастро, высадившихся в бухте Кочинос, была предпринята неудачная вооруженная попытка свержения Революционного правительства. СССР стал практически единственным гарантом удержания и сохранения власти Фиделем Кастро. Советский лидер Н. С. Хрущев, обеспокоенный размещением американских ядерных ракет на территории Турции – с одной стороны, и желанием поддержать заявившую о социалистической ориентации Кубу – с другой, принял решение разместить советские ракеты с ядерными боеголовками на Острове Свободы. Если переброску более чем сорокатысячного контингента войск и большого количества вооружений удалось провести втайне от Соединенных Штатов, то строительство и монтаж пусковых ракетных площадок не остался незамеченным. В октябре 1962 года противостояние двух супердержав, впоследствии получившее название Карибский (по американской терминологии – «Кубинский», по кубинской – «октябрьский») кризис, поставило весь мир на грань ядерной войны. Договориться удалось только через тринадцать дней.

Началом кризиса принято считать дату 14 октября 1962 г., когда самолёт-разведчик U-2 ВВС США в ходе одного из регулярных облётов Кубы обнаружил в окрестностях деревни Сан-Кристобаль позиции советских ракет средней дальности Р-12. Наиболее критическим периодом считаются «тринадцать дней» 16—28 октября 1962 года. Тогда по решению президента США Джона Кеннеди внутри Совета национальной безопасности был создан специальный Исполнительный комитет, в котором обсуждались возможные пути решения проблемы. Некоторое время заседания Исполкома носили секретный характер, однако 22 октября Кеннеди выступил с «Обращением к американскому народу», объявив о наличии на Кубе советского «наступательного оружия». Был введён «карантин» (блокада) Кубы.

Первоначально советская сторона отрицала наличие на острове советского атомного оружия, затем - уверяла американцев в «сдерживающем характере» размещения ракет на Кубе. 25 октября представитель США продемонстрировал на заседании Совета Безопасности ООН фотографии советских ракет, размещенных на острове. В Белом доме обсуждался «силовой» вариант решения проблемы и его сторонники убеждали Кеннеди как можно скорее начать массированную бомбардировку Кубы с последующей высадкой на остров морского и воздушного десантов.

Однако, президент Джон Кеннеди предложил Советскому Союзу демонтировать установленные ракеты и развернуть всё ещё направлявшиеся к Кубе корабли в обмен на гарантии США не нападать на Кубу и не свергать режим Фиделя Кастро. Председатель Совета Министров СССР и первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв, в свою очередь, выдвинул дополнительное условие о выводе американских тактических ракет с атомными боеголовками с территории Турции. Кеннеди согласился с предложением Хрущёва, специально оговорив, что информация о выводе американских ракет из Турции не будет обнародована в открытой печати, а демонтаж ракет США начнется несколько позднее. Ответ Никиты Хрущева Джону Кеннеди поступил в Белый дом в 9 часов утра в воскресенье, 28 октября. Советский Союз согласился с предложением американской стороны.

После напряженных переговоров американская и советская стороны пришли к соглашению и, согласно договоренности 28 октября начался демонтаж советских баллистических и тактических ракет на Кубе, их погрузка на суда и отправка морским путем обратно в СССР. Американские военно-морские силы осуществляли в открытом море остановку и «досмотр» советских судов, которые уходили с острова Куба. Зенитные ракетные комплексы, включая боевые зенитные ракеты с обычными боеголовками оставались на острове «в целях самообороны». Подводные лодки советских военно-морских сил, вооруженные атомными торпедами и ракетами снимались с боевого дежурства у берегов Кубы и отводились в места постоянного базирования. Последняя советская ракета покинула Кубу через несколько недель, и 20 ноября американская блокада Кубы была снята. Таким образом, Карибский кризис нашел свое разрешение. Через несколько месяцев из Турции были выведены и американские ракеты «Юпитер» как «устаревшие».

Таким образом, почти полвека тому назад Карибский кризис поставил мир на грань ядерной катастрофы. Впервые мир стал перед фактом возможности глобальной ядерной войны и полного уничтожения человеческой цивилизации. Две сверхдержавы, Соединенные Штаты Америки и Советский Союз, достигли пиковой фазы «холодной войны» и вплотную подошли к той черте, которую нельзя было переступить. С высоты сегодняшнего дня, очевидно, что человечество избежало своей гибели лишь благодаря разумным действиям руководителей США и СССР, которые, хотя и с опозданием, пришли к однозначному выводу о том, что необходимо договориться, а не идти ва-банк, так как это может привести к непредсказуемым последствиям. Именно это и послужило основой для компромисса и побудило к мирному разрешению возникшей конфликтной ситуации.

Более того, мирное разрешение Карибского кризиса породило необходимость его осмысления и побудило стороны принять действенные меры для предотвращения возможности появления впредь подобных ситуаций. СССР вывез с Кубы ядерное оружие и средства его доставки, дав гарантию, что впредь не будет их там размещать. В течение года был подписан Договор об ограниченном запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах: в атмосфере, под водой и в космосе. Между Вашингтоном и Москвой была проложена «горячая линия» прямой связи. Между США и СССР было достигнуто соглашение, направленное в поддержку резолюции Генеральной ассамблеи ООН о запрещении размещения ядерного и других видов оружия массового уничтожения в космическом пространстве, которое было позже закреплено в Договоре по космосу 1967 г.

Впоследствии, именно благодаря урокам Карибского кризиса, во время наиболее острых последующих конфликтных ситуаций (американо-вьетнамская война 1964-1973 гг., арабо-израильские конфликты 1967 и 1973 гг., чехословацкие события 1968 г., советско-афганская война 1979-1989 гг. и др.) СССР и США, преследуя, как правило, противоположно направленные интересы, вступали все же в переговоры, во избежание возможного глобального апокалипсиса. Это свидетельствует, что ими реально учитывались уроки Карибского кризиса.

Разумеется, сохраняется необходимость их учета и современном глобализованном и многополярном мире, где поддержание безопасности стало еще более сложным и моногоаспектным процессом. К сожалению, далеко не все следуют этой, казалось бы, аксиоме. А ведь, учитывая уровень развития военных и информационных технологий, возможные риски ныне возрасли в геометрической прогрессии. Ярким примером нежелания учета исторического опыта может служить намерение США разместить в Европе элементы своей глобальной ПРО.

Согласно первоначальным планам Вашингтона, европейская система противоракетной обороны должна быть построена в четыре этапа и начать функционировать в 2020 году. Она якобы (если верить официальным заверениям Вашингтона) направлена против Ирана и Северной Кореи, хотя эти страны пока не имеют в своем арсенале боевых ракет, способных достигнуть США. Россия, в свою очередь, рассматривает эту систему как «антироссийскую», и неоднократно заявляла, что намерена реагировать «асимметрично» на предполагаемые угрозы.

Практическая фаза осуществления этого сомнительного замысла в Восточной Европе началась в феврале 2007 года, когда Польша и Чехия объявили о том, что на их территории могут появиться элементы американской системы Национальной противоракетной обороны. Речь шла о развертывании так называемого «третьего позиционного района», включавшего радар (в Польше) и десять противоракет (в Чехии) - эти системы предназначались для защиты Европы от баллистических ракет Ирана. Первые два позиционных района уже развернуты в США - на Аляске и в Калифорнии - и должны прикрывать территорию США от северокорейских баллистических ракет.

Однако, уже в сентябре 2009 года президент США Барак Обама принял решение о коррекции планов развития системы ПРО. Его подход был обусловлен появлением ряда новых факторов. Во-первых, Иран так и не преуспел в разработке межконтинентальных баллистических ракет дальнего действия, зато далеко продвинулся в разработке ракет среднего радиуса действия. Во-вторых, продемонстрировали свою высокую эффективность новые американские противоракетные системы морского базирования. В итоге, США начали процесс создания новой архитектуры ПРО с преимущественной опорой на ВМФ. Этот план предусматривает четыре этапа - каждые несколько лет будут устанавливаться более эффективные системы обороны, которые будут соответствовать ожидаемому прогрессу Ирана в ракетной сфере. Сообщая о принятии новой стратегии развития ПРО, Барак Обама тогда же подчеркнул, что отказ от развертывания ПРО в Польше и Чехии частично обусловлен оппозицией России: «Мы учитываем интересы России, которая считала, что наша предыдущая программа ПРО абсолютно не соответствует российским интересам».

Несмотря на внесенные изменения, в настоящее время у США все же остался вариант размещения элементов глобальной ПРО (радары и противоракеты) в Румынии, которая дала согласие на это, подписав в 2011 г. «противоракетный договор» с США. Продолжаются также их переговоры с Польшей и Чехией относительно возможного размещения на территориях этих стран элементов глобальной ПРО США, однако даже Германия не в восторге от идеи ЕвроПРО, хотя и предполагается, что командный пункт создаваемой системы противоракетной обороны НАТО в Европе будет находиться в Германии, на территории военной базы «Рамштайн».

Показательно, что эксперты не только из различных стран, но и из самих же США, ставят под сомнение целесообразность и эффективность нового «противоракетного зонтика». Во-первых, сомнителен сам выбор стран, куда планируется разместить радары и противоракеты, если на самом деле речь идет об устранение угроз со стороны Ирана и Северной Кореи. Как бы ни старались «специалисты» из Пентагона объяснить возможные траектории полета ракет с территории этих стран, выглядят они неубедительно. Более того, невозможно не согласиться с аргументами российской стороны, что радары и противоракеты, размещенные в Румынии, Чехии и Польше, будут направлены, в первую очередь, против России.

Во-вторых, то количество противоракет, которое планируется разместить в Европе (20-40 единиц), явно недостаточно для защиты не только европейского континента, но даже тех стран, где они будут размещены. Это, в принципе, раскрывает главный замысел проекта, который нацелен на глобальную противоракетную защиту территории США, а не Европы, и суть «еврозонтика» заключается лишь в том, чтобы заблаговременно засечь возможный запуск баллистических ракет, будь то иранские, северокорейские, пакистанские, индийские, китайские, но в первую очередь - российские, просчитать их возможные траектории и возможные точки прицеливания, и передать эти данные за океан, где их смогут использовать для эффективной и своевременной защиты территории США. А противоракеты, размещенные вокруг радаров в Румынии, Чехии, Польше, предназначены лишь для защиты самих этих радаров и никак не смогут выполнить другие задачи.

Наконец, в-третьих, независимо от того, что в США умеют оценивать реальные опасности и возможные катастрофические последствия гипотетического конфликта с Россией, не должно существовать иллюзий относительно того, что в условиях системного кризиса, длящегося на протяжении более 20 лет, Россия не сможет качественно и своевременно обновить свой ракетно-ядерный потенциал, лишившись тем самым возможности нанести ответный ракетно-ядерный удар.

К тому же, странное нежелание американцев дать юридические гарантии относительно направленности и целей их «противоракетного зонтика» вызывает крайне болезненную реакцию Москвы, которая считает, что США необоснованно пытаются нарушить существующий паритет в области ракетно-ядерного оружия. Более того, со стороны российского руководства прозвучало вполне определенное предупреждение о возможных ответных шагах, в том числе и «асимметричных». Речь идет, в частности, о возможном размещении тактических ракет «Искандер» на территории Калининградской области, а также в Приднестровье.

В связи с этим весьма симптоматично, что некоторые издания в разных странах мира поместили материалы, в которых проводятся параллели между событиями Карибского кризиса в 1962 г. и современными действиями американцев по разворачиванию новых систем ПРО в Европе. Правда, параллели эти не прямые, а скорее перевернутые. Так как, в нынешней ситуации Россия играет оборонительную роль, как тогда – США.

Наиболее последовательно такая аналогия проводится, например, в статье молдавского журналиста Александр Буриана, размещенной в издании «AVA.MD», под более чем красноречивым названием: «ПРО в Европе и уроки Карибского кризиса: Румыния в роли Кубы, Бэсеску в роли Кастро». В ней он, в частности, утверждает, что не менее двусмысленна роль Румынии в этой ситуации, так как она на данном этапе играет роль Кубы времен «карибского кризиса», дав согласие на размещение на своей территории элементов глобальной ПРО США, направленных против России.

Автор статьи находит еще одно сходство: «Пикантность аналогии усугубляется тем, что и в нашем случае, как и в далеком октябре 1962 года существует своя «база Гуантанамо» - Приднестровье, дающая сторонам иллюзорные представления о якобы существующей возможности опередить друг друга в стратегии или в тактике».

Далее молдавский журналист продолжает: «Однако это, как и во время «Карибского кризиса», вряд ли послужит разумным аргументом при попытках решить уже возникший конфликт. Тем более, что президент Бэсеску своими призывами и заверениями о том, что Румыния, тем самым, якобы обеспечит себе «...самый высокий уровень безопасности в истории страны», очень похож на Фиделя Кастро, призывавшего в свое время к применению ядерного оружия ради обеспечения безопасности Кубы». Вполне резонное замечание, хотя, конечно, что касается масштаба личности, то вряд ли можно сравнить тщетно-суетливого Т. Бэсеску с чрезвычайно харизматичным Фиделем Кастро.

А вот со следующим заключением молдавского коллеги, я могу, только полностью согласится: «Несмотря на эти призывы и заверения, Румыния, скорее всего, превратится в мишень, которая будет уничтожена в первую очередь в случае возникновения глобального конфликта, так как известно, что в первую очередь уничтожаются радары и средства оповещения о запуске ракет. Это представляет угрозу не только для Румынии, а также и для ее соседей - Молдавии, Болгарии, Сербии, Венгрии, Украины, так как территории этих стран могут быть также задеты в случае уничтожения названных радарных установок и других компонентов глобальной ПРО США».

Впрочем, как оказалось, подобные аналогии приходят в голову не только в Молдове расположенной в возможном эпицентре будущего военного конфликта, провоцируемого размещением элементов американской ПРО в Европе. Так, например, даже в географически далекой от европейского театра боевых действий Мексике тамошнее издание «La Jornada» опубликовало статью с не менее выразительным названием: «ЕС-Россия: Карибский кризис наоборот?».

Все это свидетельствует о том, что в разных уголках мира прекрасно понимают: так, похоже, и невыученные нынешней американской администрацией уроки Карибского кризиса могут спровоцировать новый мощный виток глобальной гонки вооружений и поставить нашу планету на грань нового, не менее опасного кризиса.