dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 16 Октября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Украина - не Мали

Украина - не Мали

А. Дудчак, к.э.н.

В одной из беднейших стран мира – Мали сегодня идет гражданская война. Пожалуй, это самая «свежая» из сегодняшних войн в мире. Казалось бы, какое отношение к нам имеет, начавшееся в январе 2012 года вооруженное противостояние племен туарегов и центральной власти Мали, а теперь уже с военным режимом, свергнувшим законную власть в этой стране 22 марта с.г.

Большое видится на расстоянии. А еще лучше – смотреть на это с большого расстояния от собственного дома. Потому, попробуем заработать опыт для себя на ошибках и бедах не ближних своих, но дальних... И разглядеть нечто большОе и бОльшее, чем гражданская война в далекой черной Африке.

Итак, Мали.

Государство, занимающее 203-ю позицию по доходам на душу населения в списке стран и территорий по классификации ЦРУ. Население – 10,5 млн., 65% территории – пустыня или полупустыня. Валюта: западноафриканский франк CFA – валюта, имеющая хождение на территории 14 стран Африки, в т.ч. и Мали, контролируется Францией.

Туареги, начавшие боевые действия против правительства Мали, заявляют, что их не интересует ни свержение власти в стране, ни контроль над всей территорией. Как говорит Хама Сид Ахмед, пресс-секретарь «Национального движения за освобождение Азавада» – «Наша цель – это исключительно территория Азавада. Мы останемся в наших границах, продолжим контролировать регионы Кидаль, Гао и Тимбукту». В борьбе с официальными властями в стране им помогают вездесущие исламисты, в данном случае – боевики движения «Ансар ад-дин» («Сторонники религии»).

Азавад – территория, за независимость которой борются туареги – на стыке Мали (1,44 млн. туарегов), Алжира (1,025 млн.), Ливии (557 тыс.), Нигера (1,72 млн.), Буркина-Фасо (600 тыс.).

Переворот внутри Мали против президента Амаду Тумани Туре был осуществлен капитаном малийской армии Амаду Саного. Причина переворота: по мнению заговорщиков – армия недополучала должного финансирования и потому не могла оказать достойного сопротивления вооруженным племенам туарегов. Руководитель переворота в прошлом обучался в Соединённых Штатах, в штате Джорджия, и в Квантико, Вирджиния в составе Корпуса морской пехоты. Но даже не в том дело, кто и где обучался...

Если туареги не намерены оккупировать всю страну, хоть и захватили большую часть территории и крупнейшие города, то удовлетворятся ли этим их подельники – исламисты из «Ансар ад-дин»?

Что имеем в «сухом остатке» на сегодня? Очередная «территория хаоса». Но судя по развитию событий и участникам, а также неупомянутым здесь заявлениям представителей Госдепа и европейских государств – хаоса вполне управляемого. В кровавый конфликт в скором времени могут быть вовлечены все пять стран Африканского континента, части территорий которых и составляют территорию Азавада. Немаловажную роль в развязывании нового межэтнического конфликта сыграла «демократизация» Ливии (которая исполняла роль буфера и фильтра между Африкой и Европой, а также была усмиряющим спонсором этих территорий) и других государств Северной Африки.

Это не первый и не последний конфликт такого рода. У борьбы за «независимость Азавада» много общего с вооруженной борьбой курдов за создание независимого Курдистана на приграничных территориях Турции, Ирака, Ирана, Сирии. И если формально, государственные границы этих государств существуют, то фактически, значительные территории, контролируемые курдами уже не подконтрольны официальным властям указанных стран, и живут своей внешнеэкономической и внутриполитической жизнью. Например, власти Ирака в начале апреля с.г. обвинили региональное правительство Курдистана в присвоении 1 млрд. долл. от незаконной продажи нефти за рубеж и считают незаконным подписанное администрацией курдской автономией в Ираке соглашение с американской корпорацией ExxonMobil о разведке и добыче нефти на севере Ирака. Фактически и Ирак – это уже не единое централизованное государство, а три, значительно обособившиеся в результате натовской агрессии, территории - шиитская, суннитская и курдская.

В процессе дробления находится и «обдемакратизированная» в 2011 году Ливия. В марте 2012 года 3000 шейхов в Бенгази приняли решение о движении к автономизации восточной и наиболее нефтенасыщенной части – Киренаики. Ливийская Джамахирия, державшаяся в единых государственных границах на харизме Каддафи и едином федеративном бюджете, обеспечивавшем высокий уровень жизни всем гражданам, фактически прекратила свое существование как единое государство.

Список примеров распада государств на этно-религиозные составляющие можно продолжать долго. Это – Судан, разделенный на две части в начале 2011 года – мусульманский Север, христианский Юг с 80% запасов нефти всего, ранее единого Судана; Сомали – государство фактически распавшееся на двенадцать осколков с разной степенью самостоятельности и суверенитета, основной промысел которых – бандитизм на «большой дороге», точнее – на «большой воде»; Эфиопия, потерявшая Эритрею в ходе войны начала 90-х годов; оторванное албанскими бандитами от Сербии Косово, под контролем которых также находятся и несколько южных районов Сербии и треть территории Македонии; и многие другие страны.

А на подходе новые государства и территории, подлежащие дроблению. Нигерию, очевидно, ожидает суданский сценарий. Первые признаки его выполнения уже налицо: межконфессиональные конфликты между мусульманским севером и христианским югом уже начинаются. «Исламисты» представлены здесь радикальной сектой «Боко харам». Пакистан в обозримом будущем может столкнуться с формированием (при внешней поддержке) на его территории «независимого Белуджистана». Будет продолжено расчленение Сербии – «в отрыв» уйдут Воеводина и южные районы – Рашка. И т.д. и т.п...

Но все же сверхзадачей сепаратистских тенденций и никак не сбывающейся мечтой организаторов этих процессов остается раздробление евразийских просторов Российской Федерации на отдельные псевдо-государственные образования, не обладающие в полной мере суверенитетом и не имеющие достаточной мощи в контроле над своими ресурсами.

И, вот здесь всплывает ключевое слово – «суверенитет» и трансформация приоритетов его трактовок.

Расчленение суверенных государств – специфика последних двух десятилетий геополитической жизни мирового сообщества. Этот процесс превратился в эпидемию, начавшеюся с распадом Советского Союза и Югославии.

Государственный суверенитет (ГС) – это, по определению юридических словарей, неотчуждаемое юридическое качество независимого государства, символизирующее его политико-правовую самостоятельность, высшую ответственность и ценность как первичного субъекта международного права; необходимое для исключительного верховенства государственной власти и предполагающее неподчинение власти другого государства; возникающее или исчезающее в силу добровольного изменения статуса независимого государства как цельного социального организма; обусловленное правовым равенством независимых государств и лежащее в основе современного международного права.

В эпоху существования двуполярного мира две противостоящие системы уравновешивали друг друга адекватными вооруженными силами. И потому, казались незыблемыми положения, зафиксированные в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе – документе, подписанном главами 35 государств в Хельсинки 30 июля – 1 августа 1975 года. Чаще этот документ упоминается как Хельсинская декларация. Важнейшее положение Декларации: «закрепление политических и территориальных итогов Второй мировой войны, изложение принципов взаимоотношений между государствами-участниками, в том числе принципа нерушимости границ; территориальная целостность государств; невмешательство во внутренние дела иностранных государств».

Мироустройство в соответствии с Хельсинской декларацией продержалось не долго. К концу 80-х годов прошлого века происходит некоторая, с виду незначительная трансформация в приоритетах «суверенитета» - фактически, более актуальным вдруг становится «национальный», а не «государственный» суверенитет. Наиболее активная (читай – агрессивная) часть «мирового сообщества» стала усиленно развивать «право наций на самоопределение». В ущерб «права государства на защиту территориальной целостности» и в ущерб принципу «нерушимости границ».

Всеобщий естественный закон, сформулированный Ломоносовым в письме Эйлеру, как и иные объективные законы мироздания, чудесным образом проявляется и в жизнедеятельности человеческого общества: «...сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому...». Величайший демократизатор и реформатор М.Горбачев умудрялся одновременно объединять Германию и вместе с коллегами и супервайзерами по «реформаторству» закладывать бомбы «национального суверенитета» в многонациональные государства – Советский Союз и Югославию.

Торжеством «национального суверенитета» должен был стать окончательный развал не только СССР, но и Российской Федерации на полторы сотни псевдогосударственных территориальных образований.

Выдавая национальный суверенитет и жизнь в отдельных национальных избушках за высшую самодостаточную ценность, при массированном использовании дезинформации и фальсификации был осуществлен так называемый «парад суверенитетов». В результате суммарная мощь осколков бывшего Союза даже приблизительно не может быть сопоставлена со своим первоисточником. А научно-технический потенциал наиболее развитой его части – Украины продолжает деградировать все годы своей, так называемой «независимости».

А получение национального суверенитета бывшими республиками Югославии сопровождалось гибелью десятков тысяч людей, более полумиллиона граждан развалившейся СФРЮ стали беженцами. За редким исключением, все страны, ставшие «независимыми» в 90-е годы, в дополнение к государственному суверенитету и национальному суверенитету получили растущие внешние и внутренние долги. Государство-должник не может называться «суверенным» и «независимым». Управление таким государством осуществляется с помощью короткого поводка международных финансовых организаций – МВФ, Всемирного Банка и пр. А национальная экономика переходит под контроль транснациональных корпораций.

И все эти процессы закрепляются и формализуются ООН-овскими структурами; международными неправительственными организациями верстается общественное мнение для восприятия такой ситуации как нормальной и естественной.

С каждым годом роль ООН в обосновании возможности вооруженного внешнего вторжения, или как это называют в ООН – «гуманитарной интервенции» на территориях суверенных государств возрастает. Как всегда, это происходит под самыми благовидными предлогами – не допустить геноцид; во избежание гуманитарной катастрофы и т.д.

В сентябре 2000 года под эгидой ООН была создана Международная комиссия по вопросам вмешательства и государственного суверенитета (МКВВГС – International Commission on Intervention and State Sovereignty). Эта комиссия должна была «способствовать всестороннему обсуждению соотношения между понятиями «вмешательство» и «суверенитет», в целях достижения глобального политического согласия по тому, как двигаться от полемики к действию в пределах международной системы». В декабре 2001 года МКВВГС выпустила отчёт, названный «Обязанность защищать» (Responsibility to Protect – R2P) , который заключал в себе «представления специальных уполномоченных о вмешательстве и государственном суверенитете и их рекомендации для практических действий». В докладе указывалось, что суверенитет не только предоставляет государствам право «контролировать» свои внутренние дела, но также налагает «непосредственную ответственность по защите людей, проживающих в пределах границ этих государств». В докладе предлагалось, что, в случае когда государство не способно защитить людей – будь то из-за отсутствия возможностей, либо из-за отсутствия воли, - ответственность переходит к широкому международному сообществу. Однако, практика последних десятилетий показывает, что «широкое международное сообщество» персонифицируется в рамках Госдепартамента США, действующего в интересах мирового крупнейшего капитала (МКК).

Дальше – больше. В 2004 году созданная Генеральным секретарем Кофи Аннаном «Группа высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам» поддержала формирующуюся правовую норму, предусматривающую ответственность по защите, указав, что использование силы международным сообществом является, в случае необходимости, допустимым шагом и должно использоваться в качестве крайнего средства. И чем дальше, тем все менее «крайним» и все более «допустимым» становится использование силы против суверенных государств.

Кроме всего прочего, возможность интервенции рассматривается, как способ «решения проблемы несправедливого доступа к ресурсам или крайней нищеты отдельных групп, поскольку это нередко является причиной недовольства и войны».

Очевидно, крайне «несправедливым» был доступ к ресурсам в Ливии, Ираке, Судане и лишь теперь «справедливость» восторжествовала и наступила эра процветания благодаря «гуманитарным интервенциям». Кстати, обладание Россией 40% мировых запасов природных ресурсов, также рассматривается, как несправедливое.

Именно поэтому упомянутое «широкое международное сообщество» оригинально, но эффективно устанавливает «справедливость». Страна, обремененная запасами полезных ископаемых, которые расположены неравномерно под поверхностью ее суверенных территорий, расчленяется на «самостоятельные» государственные образования. При этом желательно, чтобы эти вновь образованные квазигосударства имели какие-либо отличия – этнические, религиозные, расовые. Примеры – страны, упомянутые ранее – Ливия, Ирак, Судан, Нигерия, где вычленены и автономизируются наиболее ценные ресурсные территории, а население остальных частей страны обрекается на голодную смерть или полуголодную жизнь.

Такая «справедливость» объясняется не столько желанием местных князьков получить в личное распоряжение природные ресурсы, сколько мотивами организаторов глобальных процессов передела этих ресурсов – МКК, который не желает тратить эти, рассматриваемые уже как свои ресурсы, находящиеся в формальных пределах суверенных государств, на население этих государств, воспринимающееся МКК не более, чем лишняя биомасса, от которой следует избавиться.

Расчленение государства с выделением в «независимое государство» наиболее ценной ресурсной территории и обречение на нищету и деградацию остальной его части – эффективная стратегия в деле передела мировых ресурсов.

В помощь «национальному суверенитету» спешит новый хэдлайнер – «народный суверенитет», суть которого заключается в «верховенстве народа в государстве», а народ при этом рассматривается как «единственный законный и правомерный носитель верховной власти». Так называемое «демократическое мировое сообщество» уже признало эту доктрину, что нашло, в частности, своё отражение в Ст. 21 Всеобщей декларации прав человека, согласно которой «воля народа должна быть основой власти правительства и находить своё выражение в периодических и нефальсифицированных выборах при всеобщем и равном избирательном праве и свободном голосовании». Непаханое поле для творчества! Правда, первые «6 соток» уже обработаны на Ближнем Востоке и Северной Африке на протяжении 2011 года. И даже историческую базу со ссылкой на авторитеты можно подвести: доктрина «народного суверенитета» была разработана в XVIII веке французским мыслителем Руссо, называвшим суверена ни чем иным как коллективным существом, образуемым из частных лиц, в совокупности получивших имя народа.

А теоретическая база в виде усовершенствованного международного права не заставит себя ждать. Уже рекрутировано достаточное количество специалистов в области международного права, которые утверждают, что применение или использование силы иностранным государством или группой государств «исключительно в целях предотвращения или защиты от серьёзных нарушений основных прав человека, особенно права на жизнь, независимо от национальности, может иметь место как без разрешения соответствующих органов ООН, так и без разрешения законного правительства данного государства».

Такой сценарий был предназначен в первую очередь для России. Но, очевидно, сценаристы не всесильны и у них бывают проколы. Впрочем, обольщаться не стоит. Основные события еще впереди – «Болото» так просто не рассасывается...

Во времена Союза от Калининграда до Чукотки мы по праву могли гордиться великой державой, способной отразить любую агрессию и пережить любой кризис, бушующий за внешними границами, благодаря природным и людским ресурсам, научно-техническому потенциалу и непобедимой армии. Вдруг нам по какой-то причине стало вменяться в необсуждаемую обязанность «пышатися» за «национальный суверенитет» Украины, навязанный псевдопатриотами с канадским акцентом! Иногда можно услышать объяснение тяжкого экономического положения в Украине тем, что «суверенитет достался нам слишком легко». Да, слишком легко достался «суверенитет» Украине, о ценности которого мало кто подозревал до развала Советского Союза, и слишком легко позволили 70 процентам населения опуститься ниже черты бедности. И если мы обязаны им гордиться, то чем именно? И почему именно в этих границах Украины? Процесс готов пойти дальше. Галичина вполне могла бы гордиться своим личным суверенитетом, тем более что в составе такой Украины она находиться лишь с 1940 года, по ненавистному галичанам Пакту Молотова-Риббентропа. У северо-востока Украины имеются свои причины для суверенитета и гордости за него. А Крыму – просто доктор прописал суверенитет и гордость за него. В принципе, любой доктор исторических наук может прописать и обосновать это при желании. А еще есть русины, лемки, бойки – народности, не имеющие своей национальной автономии. И компактно проживающие на западе Украины венгры с «документами венгра», поляки, румыны тоже с соответствующими документами... Да и о каком суверенитете Украины можно говорить? Есть лишь его признаки и символы – герб, гимн, президент... Экономического суверенитета нет – вечнореформируемая экономика на поводке у МВФ, растущий внешний долг, деградирующее производство. Политического – нет – вопреки здравому смыслу и своим же интересам, пытаемся влезть туда, куда не пускают. Военный суверенитет нынешняя армия «внеблокового государства» обеспечить не может, т.к. непобедима всего на 8%. Культурный суверенитет? Откуда ему взяться, если язык, на котором говорят 30%, обязателен для всех 100%, да и то, почему-то у него канадский акцент...

Так что, панове, Украина – не Мали, конечно, но перспективы у нас всех в этом глобализованном мире очень схожи. Может, пора уже излечиться от «похмельного синдрома» развала и деградации и вспомнить, чем мы заслуженно гордились. Лечение будет долгим, но даже самый длинный путь начинается с первого шага.