dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 20 Июня 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Мнимая бомба Тегерана как реальный козырь Вашингтона

Мнимая бомба Тегерана как реальный козырь Вашингтона

Мнимая бомба Тегерана как реальный козырь Вашингтона

Под Багдадом склад гороха

Строят безнаказанно

Чтоб Европе стало плохо

От атаки газовой

(Интернет-фольклор периода преддверия американского вторжения в Ирак)

В официальном внешнеполитическом дискурсе Белого дома, среди наиболее страшных вызовов самому существованию современного человечества, сегодня неизменно фигурирует угроза овладения Ираном секретами ядерного оружия.

США и ряд других стран Запада обвиняют Иран в разработке ядерного оружия под прикрытием программы мирного атома. Тегеран все обвинения отвергает, заявляя, что его ядерная программа направлена исключительно на удовлетворение потребностей страны в электроэнергии.

В свою очередь, Вашингтон инициирует все новые и новые санкции против Тегерана, используя для этого международные организации, в том числе, и на самом высоком уровне.

«Шестерка» международных посредников, в состав которой входят Россия, Китай, США, Франция, Великобритания и Германия, с 2003 года совместно с МАГАТЭ добивается от Ирана приостановки работ по обогащению урана, которые могут представлять угрозу режиму ядерного нераспространения. Переговоры были прерваны в 2009 году, когда совет управляющих МАГАТЭ осудил Иран за строительство второго завода по обогащению урана и призвал Тегеран подтвердить, что «не принимались решения о строительстве других ядерных объектов, которые не заявлены агентством».

В настоящее время в отношении Ирана действуют четыре санкционные резолюции Совета Безопасности ООН. Помимо этого, различные резолюции, требующие от Ирана обеспечить полную прозрачность ядерной программы и доказать ее исключительно мирную направленность, приняли ряд стран и организаций. В частности, лидеры и главы МИД 27 стран Евросоюза 23 января 2012 г. на встрече в Брюсселе одобрили эмбарго на поставки нефти из Ирана. В рамках нового пакета санкций предполагается, что к 1 июля все члены Евросоюза, закупающие нефть у Тегерана, должны будут полностью свернуть импорт из этой страны.

За многочисленными инвективами и угрозами применения очередных санкций, как-то незаметно потерялся самый существенный вопрос: «А так ли страшен черт, как его малюют?». Между тем, вся современная история США преподносит массу примеров, когда некие жуткие угрозы основам западного мира, которые, в свою очередь, давали начало нешуточным по своим масштабам локальным конфликтам (очень часто – с реальной перспективой перерастания в глобальные), на поверку оказывались, мягко говоря, не совсем соответствующими действительности. А посему, и в данном случае следовало бы повнимательнее присмотреться к степени реальности угрозы нарисованной стратегами из Белого дома.

Итак, что же мы увидим, окинув ситуацию с развитием иранской ядерной программы непредвзятым взглядом? Если проанализировать имеющиеся на сегодняшний день публикации серьезных специалистов, то вырисовывается следующая обобщенная картина (причем, что важно, ее параметры совпадают независимо от того, в какой стране эти специалисты проживают).

1. Хотя разработка боевых и космических ракетных систем в Иране является приоритетным заданием государства, наличная дальность ракет составляет не более 2000 км, что позволяет атаковать только территорию Израиля и часть Южной Европы. Достоверные данные относительно способности иранских ракет нести ядерную боеголовку (то есть нагрузку весом около одной тонны) на сегодняшний день не известны.

2. Иранские ракеты (различные модификации «СКАД» производные от еще советских прототипов), несмотря на наличие твердотопливных двигателей и стационарных шахт базирования являются устаревшими. Такие типы ракет легко перехватываются современными системами ПРО.

3. Хотя в политическом плане Иран не скрывает желания быть региональным лидером, в том числе, и за счет наличия ракетного потенциала, однако он всегда подчеркивает сугубо оборонительную направленность своей ракетной программы (защита против Израиля и США).

4. Ядерная программа Ирана постепенно приближается к потенциальной возможности создания ядерной бомбы. Ни одна из трех предыдущих попыток санкций ООН на уровне СБ не смогла приостановить его ядерные разработки. Санкции 2010 г. и кибер-атаки на Иран при помощи вируса «Stuxnet» также не изменили ситуацию, но Иран стал активнее сотрудничать с МАГАТЭ. Реальных доказательств именно военной направленности иранской ядерной программы в настоящее время не существует. Остаются только подозрения из-за нежелания Ирана в полном объеме сотрудничать с МАГАТЭ и ратифицировать Дополнительный протокол к гарантиям.

5. В ближайшее время (как минимум, еще несколько лет) Иран не овладеет ядерным оружием. Так считают Марк Фицпатрик, руководитель программы по нераспространению и разоружению в Международном институте стратегических исследований в Лондоне, Олли Хейнонен, бывший заместитель главы МАГАТЭ и многие другие эксперты.

6. Будущая вероятность военного конфликта в регионе является достаточно высокой и будет зависеть от темпов развития иранской ядерной программы и политической ситуации в мире. Скорее всего, инициатором атаки может стать Израиль, а США та их союзники будут вынуждены поддержать такую операцию.

7. Вариант первой атаки Ираном Израиля или баз США в регионе является почти нереальным из-за абсолютной неадекватности военного потенциала США с их союзниками по сравнению с Ираном, возможен лишь ответный удар. Наращивание Ираном ракетного и (потенциально) ядерного потенциала являются лишь попыткой обеспечить собственную безопасность и воспрепятствовать нападению со стороны США и Израиля. Даже в случае вооруженного конфликта в регионе вероятность ракетного нападения Ирана на страны Европы является минимальной.

Конечно же, объективности ради, следует заметить, что и Тегеран в своих действиях и заявлениях не отличается особой сдержанностью. Так, в середине июля 2011 года официальный представитель МИД Ирана Рамин Мехманпараст, рассказал о начале установки на иранских атомных предприятиях каскадов центрифуг с улучшенными характеристиками. Как заявлял тогда представитель дипломатического ведомства Исламской республики, «с установкой новых центрифуг, более быстрых и более эффективных», Тегеран продолжит «деятельность в использовании мирного атома». Однако, при этом Р. Мехманпараст подчеркивал, что иранские власти предварительно уведомили об установке новых каскадов представителей Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), специалисты которого «осуществляли контроль за данными действиями».

15 февраля 2012 г., президент Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил, что его страна, несмотря на жесткий прессинг со стороны стран Запада, смогла добиться двух важных целей в реализации ядерной программы: запустить каскад новых урановых центрифуг и начать загрузку тепловыделяющих элементов собственной сборки в исследовательский реактор в Тегеране. Тогда же президент Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил, что на данный момент страна располагает девятью тысячами урановых центрифуг. Об этом он рассказал после того, как на заводе по обогащению урана в Натанзе был запущен каскад центрифуг четвертого поколения иранской разработки. «В работе находилось шесть тысяч центрифуг, добавились еще три тысячи, и в настоящее время в распоряжении Ирана девять тысяч центрифуг», - сказал М. Ахмадинежад.

Любопытно, что, хотя на стратегическом уровне в Белом доме постоянно твердят о неотвратимости иранской ядерной угрозы, в то же время сами американские высокопоставленные чиновники делают заявления свидетельствующие о противоположном – «ситуация под контролем». Так, например, после цитированного выше заявления М. Ахмадинежада, официальный представитель Белого дома Джей Карни, заявила: «Эти дерзкие заявления и действия доказывают, что иранское руководство находится под давлением. Это сделано, чтобы отвлечь внимание от того ущерба, который нанесен санкциями. Санкции приняты для того, чтобы заставить Иран отступить, но Иран отказался, хотя и подал в среду сигнал о том, что готов вернуться к переговорам».

Официальный представитель госдепартамента США Виктория Нуланд заявила по этому же поводу, что Вашингтон не впечатлен сообщениями Ирана о прогрессе в ядерной сфере: «Честно говоря, мы не видим в этом ничего особо нового. Никаких крупных новостей. Похоже, все это преувеличено. Иранцы уже много месяцев заявляют о своих достижениях, и судя по тому, о чем они говорили, они отстают на много-много месяцев. Нам кажется, что эти объявления рассчитаны преимущественно на внутреннюю аудиторию». «Мы считаем, что заявления Ирана являются реакцией на давление со стороны международной общественности», - отметила она.

Возникает резонный вопрос, если в самом же Вашингтоне осознают, что ядерная программа Тегерана не настолько опасна, как изображает ее американская пропаганда, то зачем сгущать краски?

Ответ довольно прост. Он базируется на известной максиме классического римского права: «Кому выгодно?». Использовав сей нехитрый инструментарий, мы можем убедиться, что в случае эскалации конфликта с Ираном (а все последние события свидетельствуют, что Белый дом интенсивно ведет дело именно к переводу его в «горячую» фазу) нынешняя американская администрация получает целый ряд неоспоримых преимуществ, а именно:

1) В преддверии президентских выборов отвлекается внимание от просчетов в экономической политике, создается образ «твердой руки» нынешнего президента и сплачивается общество против очередной мнимой внешней угрозы;

2) В очередной раз есть повод для сплочения союзников по НАТО, повышения в нем роли США и консолидации вокруг Вашингтона его союзников в арабском мире;

3) Ослабляется и размывается еще один очаг исламского фундаментализма, как цивилизационного оппонента американского образа жизни;

4) «Дабы другим неповадно было». Убедительный прецедент для запугивания явных и мнимых противников американского влияния во всех частях света;

5) В геополитическом плане США возвращаются на стратегически важный плацдарм (откуда были вынуждены убраться поле исламской революции 1979 г.) особенно в плане влияния на постсоветское пространство;

6) Последнее, по перечислению, но не по важности: В случае военной победы в конфликте (вероятность чего достаточно высока) американские транснациональные корпорации получают доступ к эксплуатации еще одного богатейшего источника энергоносителей и не только.

Согласитесь, мотивированность достаточно высокая. Что же касается легитимации вторжения, то стоит вспомнить уроки недавней истории. После захвата Ирака на его территории химического оружия, как известно, так и не обнаружили. А ведь именно его мнимое наличие и послужило поводом для начала военной операции против Багдада. Но кого это сегодня интересует? Ведь победителей не судят.