dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 23 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Меж двух огней: тупик переговорного процесса по ПРО и позиция Украины

Меж двух огней: тупик переговорного процесса по ПРО и позиция Украины

Меж двух огней: тупик переговорного процесса по ПРО и позиция Украины

Почему зашли в тупик переговоры по ограничению систем противоракетной обороны (ПРО) между РФ и США, и к каким последствиям это может привести, мне пришлось в последнее время писать в статьях, размещенных на нашем сайте, достаточно много и подробно. (См. «Российский ответ американской ПРО не заставил себя долго ждать»; «Выход России из договора СНВ: угроза или вынужденная мера?»; «Осеннее обострение»). Уж больно жгуче актуальной оказалась эта тема во всех смыслах.

Небезынтересно, в связи с данным комплексом проблем, рассмотреть вопрос о позиции Украины относительно него. Тем более, что Украина, отнюдь не в переносном смысле, стоит сегодня на передовой потенциального противостояния между двумя мощными военными машинами: НАТО, с одной стороны, а с другой – Россия с ее союзниками по ОКДБ. К тому же, в случае возникновения серьезного военного конфликта с участием указанных, или других сторон, многочисленные ракеты и противоракеты с достаточной степенью вероятности могут пересекаться именно над украинской территорией. А, учитывая, что на протяжении многих лет Киевом в той или иной форме проводилась внешняя политика «многовекторности», услышать от украинских руководителей четко артикулированные ответы на многие «щекотливые» вопросы бывает крайне сложно, а еще сложнее – адекватно их интерпретировать.

Ни для кого не секрет, что, несмотря на официально заявленный внеблоковый статус, на сегодняшний день, как в оборонном и внешнеполитическом министерствах Украины, так и в администрации ее президента, еще достаточно сильны позиции евроатлантистов. Для них самоочевидной является необходимость и полезность участия Украины в ЕвроПРО, так как любой из вариантов участия в ней является перспективным направлением развития сотрудничества с США и НАТО. Теоретически существует три таких варианта: 1) размещение на территории Украины ракет-перехватчиков (по примеру Румынии и Польши); 2) размещение на территории Украины радиолокационных станций (по примеру Турции); 3) базирование кораблей системы «Aegіs» в украинских портах на Черном море (по примеру Испании).

Вариант размещения американских ракет-перехватчиков неприемлем ввиду гарантированного его неприятия Россией (независимо от уровня ее отношений с США и НАТО), так как возникает реальная угроза ее западным позиционным районам базирования МБР. В то же время, размещение российских комплексов ПРО «С-400», возможно, не вызовет аналогичной реакции со стороны НАТО, хотя вероятно негативное отношение к этому западных стран, которые имеют общие границы с Украиной (особенно «Вышеградской четверки»).

Вариант базирование кораблей системы «Aegіs» в украинских портах мало реален по той же причине. Однако, вариант периодического захода в акваторию Черного моря и в украинские порты кораблей системы «Aegіs» является вероятным в случае нахождения консенсуса между РФ и США в вопросе ПРО.

Однако, следует признать, что все варианты с базированием в регионе ракет-перехватчиков, как российских, так и американских, являются в определенной степени конфронтационными, так как в условиях отсутствия реальной угрозы со стороны Ирана подобное наращивание военного присутствия будет негативно восприниматься теми или иными странами. В этом не заинтересованы ни Украина, ни Россия, ни США (НАТО).

Намного логичнее, с этой точки зрения, выглядит вариант базирования в Украине РЛС сопровождения целей. Во-первых, в этом существует объективная потребность, поскольку РЛС в Турции необходима, прежде всего, для раннего обнаружения пуска ракет и их сопровождения на активном участке полета. Для сопровождения целей на заключительном участке полета желательно иметь дополнительные РЛС на относительно небольшом расстоянии от объекта, который защищается. Украина имеет наилучшее географическое положение для защиты севера, востока и северного востока Европы. С учетом относительно небольших размеров современных РЛС, они, помимо сухопутного размещения, могут быть установлены на мобильных морских платформах украинских ВМС. Также не исключены варианты совместного подразделения радиолокационного обнаружения НАТО – Украина или Украина – РФ. Во-вторых, размещение РЛС не будет восприниматься соседями Украины настолько же негативно, как размещение противоракет.

Следует напомнить, что в 2008 г. из-за обострения ситуации в Европе Россия денонсировала соглашение с Украиной об использовании РЛС в Мукачево и Севастополе в собственной системе раннего предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Эти РЛС в настоящее время остались без финансирования и, скорее всего, будут закрыты и демонтированы в ближайшем будущем. Впрочем, они являются устаревшими как морально, так и технически, из-за чего их дальнейшая эксплуатация без модернизации будет проблематичной. По этим же причинам невозможно и их подключение к системе предупреждения НАТО. Этот факт был весомым аргументом в пользу отказа РФ от их аренды. Концептуально Россия решила размещать ключевые элементы собственной СПРН исключительно в пределах своей национальной территории, в частности южное направление полностью закрывает современная РЛС под Армавиром. Поэтому с технической точки зрения для России сейчас объективно нет потребности в украинских РЛС, особенно с учетом необходимости их модернизации и внесения арендной платы.

Если в предыдущие годы участие Украины в ЕвроПРО из за негативного отношения России было лишь теоретическим, то после Лиссабонского саммита НАТО интеграция украинских РЛС в объединенную СПРН Европы может стать реальностью. По словам генерального секретаря НАТО Расмуссена, «приглашение относительно сотрудничества в сфере ПРО должно быть открытым для наших европейских партнеров, то есть это приглашение и для Украины, если Украина пожелает этого».

Если сотрудничество НАТО – РФ в сфере ПРО будет реализовано, не исключены и другие варианты, например, предоставление финансовой помощи НАТО для модернизации украинских РЛС (построения новых украинских РЛС соответствующих современным стандартам НАТО), или же трехстороннее участие в этом процессе в формате НАТО – Украина – Россия.

Впрочем, все эти варианты сейчас можно рассматривать исключительно с теоретической точки зрения, так как даже внутри НАТО до сих пор отсутствует четкое понимание конкретных направлений строительства системы ПРО. Заместитель генсека НАТО Дирк Бренгельманн отметил: «Сейчас есть некоторая неопределенность в наших кругах. Нам необходимо время для рассмотрения, как система будет функционировать и как она будет соотноситься с российской системой. Мы видим, что потенциальных партнеров много, но нам предварительно необходимо завершить согласование с Россией, поскольку Россия – самый сложный партнер».

Пока что, как уже констатировалось в предыдущих статьях на эту тему, компромисс относительно ПРО между РФ с одной стороны, и США и НАТО, с другой не найден, и прогресс в данном вопросе не наблюдается.

В скором времени состоятся президентские выборы в РФ и США, и в обеих странах вопросы ПРО остаются принципиальными. Особенно сложным является положение Барака Обамы – из за резкой критики его политики в отношении России со стороны Республиканской партии. При таких условиях не стоит ожидать каких-либо уступок американской администрации в вопросах ПРО. Скорее всего, с целью уменьшения рисков и В. Путин, и Б. Обама в вопросах ядерного нераспространения и отношений между РФ и США будут делать акценты на уже существующих достижениях, таких как новый Договор по СНВ. Ситуация же вокруг ПРО, похоже, останется без изменений: обе стороны попытаются избегать обострения ситуации, не поступаясь принципиальными позициями в этом вопросе. Дальнейшее развитие событий во многом будет зависеть от результатов выборов в США. Ибо, в случае победы республиканского кандидата (республиканцам свойственна более агрессивная внешнеполитическая риторика и критическая позиция по отношению к провозглашенной Б. Обамой «перезагрузке» отношений с Россией), следует ожидать обострения ситуации по вопросам ядерной программы Ирана и ПРО. При таком раскладе даже минимальное участие Украины в ЕвроПРО будет проблематичным.

Таким образом, единственным возможным вариантом присоединения Украины к ЕвроПРО остается реализация сотрудничества между НАТО и РФ в этой сфере (что, в свою очередь, предполагает нахождение компромисса в переговорном процессе между РФ и США) и, затем, трехстороннее участие в данной системе в формате НАТО – Украина – Россия.