dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 25 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Ливия год спустя - за что боролись?

Ливия год спустя - за что боролись?

Ливия год спустя - за что боролись?

15 февраля исполнился год с момента начала активной фазы того, что с легкой руки влиятельных мировых СМИ стали впоследствии называть "восстанием против преступного режима полковника Каддафи".

Сегодня, год спустя, в глобальном информационном пространстве о Ливии, о том, что в ней произошло и что происходит, вспоминается крайне мало, говорится весьма неохотно. Тема попала в разряд неблагодарных: для журналиста с именем и с совестью писать правду – себе дороже, писать так, чтобы угодить шефам редакций и их "шефам", – унизительно.

Происхождение негласного запрета на видение реального положения дел в объявленной "свободной" и "демократической" Ливии и на его правдивое представление публике не является тайной за семью печатями. "Обет молчания" в мировых СМИ по этой теме связан с обоснованными опасениями Вашингтона относительно того, что правда ударит по репутации США и в арабском мире, и далеко за его пределами. Как ни крути, именно Америка заварила всю ливийскую кашу, именно она всеми правдами и неправдами поддерживала градус напряжения, именно ее роль оказалась решающей в ливийских бедах, включая варварское убийство М.Каддафи.

"Ливийская весна" принесла не столько обновление жизни, сколько смену исполнителей главных ролей. Репрессии против инакомыслящих, в которых обвиняли прежнюю власть, никуда не делись. В тюрьмах сегодня находится почти столько же политических заключенных, сколько их было при бывшем режиме. Разница лишь в том, что теперь за решетку упрятывают не его противников, а подозреваемых в принадлежности к его сторонникам.

Среди новых диссидентов – иностранные граждане, а также женщины и даже дети. Многие заключенные подвергаются пыткам и издевательствам.

Особенно достается тем, кого обвиняют – обоснованно ли, или нет – в том, что они воевали против повстанцев в качестве наемников. В основном, это – мигранты, чернокожие из африканских стран к югу от Сахары, хотя и не только они. Против них новая власть или кто-то от ее имени действует безжалостно, не разбираясь, кто, действительно, виноват, а кто – нет. Часть этих людей стала жертвами самого настоящего "суда Линча", причем, во многих случаях – по ложным обвинениям. Известны случаи, когда люди подвергались гонениям только из-за цвета их кожи, по заведомо ложному и неприемлемому принципу: "черный, значит, бывший наемник Каддафи".

Повстанцы разрушили город Тавергу, население которого составляли, в основном, чернокожие. Его жители подверглись этнической чистке.

У новой ливийской власти масса нерешенных вопросов не только в сфере прав человека и основных свобод, но и во многих других областях жизни. Весьма острой проблемой остается обуздание и взятие под контроль разношерстных вооруженных формирований, воевавших против М.Каддафи, а ныне не желающих складывать оружие, требующих для себя каких-то особенных, эксклюзивных, прав, устанавливающих собственные порядки на контролируемой территории и терроризирующих мирных жителей.

Новая власть не контролирует их в полной мере. "Amnesty International" заявляет о том, что вооруженные формирования, составленные из участников восстания, продолжают активно действовать, и что их деятельность представляет собой прямую угрозу стабильности и порядку.

По данным этой международной организации, в Ливии сегодня обычной практикой являются пытки, проводятся незаконные аресты, люди массово лишаются свободы без всякого суда и следствия. Преступления против личного имущества граждан носят системный характер.

Пресечь вакханалию самоуправства центральное правительство не только не может, но даже по-настоящему не пытается, не имея для этого ни реальных рычагов влияния, ни, положа руку на сердце, политической воли. Призывы к наведению порядка звучат из уст правительственных чиновников с завидной регулярностью. Переходить же от слов к делу никто не спешит.

Ситуация усугубляется тем, что различные повстанческие отряды враждуют друг с другом. Дело нередко доходит до вооруженных стычек и даже более серьезных столкновений между ними. Такие явления, как рэкет и мародерство, вошли в повседневную практику, стали едва ли не нормой нынешней жизни многих ливийских городов и сел.

Серьезнейшей проблемой следует считать наличие большого количества стрелковых и других вооружений в руках гражданского населения. Контроля над незаконной торговлей и распространением оружия со стороны правительства нет. Установить его, как полагают наблюдатели, будет крайне сложно. В любом случае для этого потребуются очень жесткие, неординарные меры, которые вряд ли добавят популярности новой власти.

Усилилась взаимная неприязнь и в отношениях между племенами. Межплеменные вооруженные столкновения – тоже отнюдь не редкость. Над страной продолжает висеть угроза фактического или даже формального раскола на несколько отдельных территорий и анклавов, контролируемых разными племенами или племенными союзами.

Доклад Миссии ООН в Ливии, представленный Совету Безопасности 28 ноября прошлого года, стал малоприятной неожиданностью для стран, входивших в коалицию, помогавшую повстанцам в борьбе против режима. Красной нитью в нем проходит вывод, согласно которому в стране царят хаос и насилие, а главной особенностью ситуации остается нестабильность.

В сфере экономики еще предстоит приложить немало усилий для того, чтобы выйти на дореволюционный уровень. Если верить оптимистическим прогнозам, то восстановить, например, добычу нефти – основы национальной экономики – в прежних объемах, может быть, получится до конца 2012 года. Правда, судить о том, насколько эти прогнозы обоснованы, пока трудно.

При М.Каддафи, как известно, ливийцы имели относительно высокий уровень жизни. В специальных изданиях можно было встретить термин "ливийский социализм", под которым понимали достаточно предметную и реальную заботу власти о благосостоянии граждан, основанную на перераспределении части доходов от продажи нефти на социальные нужды.

Сегодня многие жители страны считают, что их благосостояние выросло, и продолжит расти в дальнейшем. Однако, уверенности в том, что все будет именно так, нет. Правительство объявило о выделении финансовой помощи в размере 1200 евро на каждого гражданина, но для многих ливийцев эта сумма выглядит мизерной по сравнению с материальным ущербом, нанесенным им во время боевых действий. Изыскивать средства на восстановление разрушенных домов и квартир большинству из них негде. Задача восстановления всего того, что было в той или иной степени повреждено в ходе восстания, сохраняет свою актуальность и остроту.

Путь Ливии от авторитаризма к демократии на поверку оказывается столь тернистым и извилистым, что подобного не пожелаешь злейшему врагу! Свержение М.Каддафи принесло большинству ливийцев мало хорошего. А вот плохого, наоборот, принесло, хоть отбавляй. Хотя есть и те, кто искренне доволен переменами. По некоторым оценкам, их не так мало. По данным одной из европейских социологических служб, в настоящий момент 96% граждан страны одобряют революцию и поддерживают ее.

До полного восстановления и возвращения к нормальной жизни Ливии еще очень далеко. Кое-кто из наблюдателей склонен говорить не о "потеплении", которое принесла смена режима, а о "похолодании", оценивая нынешнюю ситуацию в стране как взрывоопасную и угрожающую, чреватую самыми разнообразными негативными сценариями и последствиями.