dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 25 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Украина и НАТО

Украина и НАТО

Вопрос о вступлении в НАТО остается в нынешних условиях для Украины главным внешнеполитическим вопросом. От его решения непосредственно зависит место страны, как в глобальной системе международных отношений, так и в региональных и межрегиональных сегментах этой системы.

Исключительную важность сохраняет проблема сроков оформления Киевом членства в Альянсе либо, по крайней мере, этапов продвижения к этой цели.

В современном мире характер взаимоотношений той или иной страны с НАТО, как и степень формализации этих отношений, являются показателем геополитического выбора. Украина в этом смысле - не исключение, хотя и представляет собой случай специфический.

Для нее выбор осложняется тем обстоятельством, что совпадает по времени с радикальной сменой внутриполитической ситуации, что приводит к перманентным корректировкам внешнеполитических приоритетов.

Еще одна сложность состоит в том, что Украину, скорее, "подталкивают" к выбору в пользу НАТО, чем она делает его сознательно и "субъектно".

Обоснование целесообразности вступления в НАТО с акцентом на таких его мотивах и последствиях, как: "единственная защита суверенитета и территориальной целостности", "получение гарантий национальной безопасности", "укрепление обороноспособности", "развитие ВПК на основе высоких технологий", "рост политической и социальной  стабильности", "создание условий для интеграции в ЕС" и даже: "создание благоприятных предпосылок для привлечения западных инвестиций" - не отличается глубиной и особой убедительностью, являясь во многом декларативным.

Соответствие "проекта" вступления Украины в НАТО ее национальным интересам остается дискуссионным. Преимущество данного "проекта" по сравнению с "проектом" сохранения внеблокового статуса (главная угроза для сохранения которого исходит, как раз со стороны НАТО) вряд ли можно считать раз и навсегда доказанным и в достаточной степени обоснованным.

Вступление в НАТО способно защитить Украину только от самого НАТО (по крайней мере, бомбить ее, если она станет членом блока, как бомбили в свое время Югославию, не будут), но никоим образом не от России и, тем более, не от экономических, социальных, этнополитических и других проблем.

Форсированный вариант вступления, к тому же, без выдвижения Киевом требования о финансовой поддержке противоречит украинским национальным интересам.

К тому, чтобы делать окончательный геополитический выбор Киев сегодня неготов. Трансформация экономической и государственно-политической системы в Украине продолжается и откровенно затягивается. Поиск новой украинской идентичности затормозился (если не зашел в тупик), в результате чего возник своего рода "цивилизационный вакуум", вытесняющий страну на периферию происходящих в мире процессов. В таких условиях резкие движения, шатания из стороны в сторону несут больше угроз, чем шансов.

Не способствует выбору внешнеполитическая ситуация (в том числе, в регионе Восточной Европы и соседних с ним), достигшая уровня повышенного динамизма. Отношения между Западом и Россией как элемент этой ситуации, по традиции являющийся для Киева важным, обострились. Россия и после окончания "холодной войны" продолжает выступать для Запада и НАТО в роли стратегического конкурента и вероятного противника. Запад шаг за шагом вытесняет Россию из ее традиционных сфер интересов и зон влияния, готовясь, возможно, к наступлению на ее собственную государственную территорию. Открытое столкновение между США как лидером западного мира и Россией, в котором НАТО может быть отведена  важная роль, является, скорее всего, вопросом не принципиального выбора (такой выбор уже, похоже, сделан), а - исключительно времени. Для Киева такое столкновение не просто опасно, а, значит, крайне нежелательно, а в самом буквальном смысле смерти подобно.

Выбор в пользу НАТО (и, соответственно, в пользу Запада во главе с США) с оформлением членства из всех ожидаемых последствий гарантированно способно обеспечить Украине только одно - окончательный выход из сферы геополитического влияния Москвы и максимальное дистанцирование от нее.

В нынешних условиях, с учетом всех контекстов, "дистанцирование" будет в действительности означать конфронтацию, что с точки зрения украинских национальных интересов контрпродуктивно.

Нельзя исключать такого варианта развития событий, при котором России в краткосрочной перспективе удастся отстоять право на региональное и межрегиональное (в рамках части постсоветского пространства) лидерство (суть прогноза одного из солидных американских источников, например, сводится к формуле: "Америку ожидает кризис, Россию - подъем"), и тогда открытое противостояние с ней может оказаться крайне опасным.

Позиция НАТО в отношении Киева в последнее время претерпела некоторые изменения, суть которых состоит в переходе от формального признания за ним права на членство и сотрудничества в рамках программ "партнерства" к "подталкиванию" к вступлению, причем, в сжатые сроки.

Почему Украина должна стать членом НАТО форсированными темпами, несмотря на то, что степень ее объективной готовности к членству остается достаточно невысокой? В первую очередь, это, по-видимому, объясняется причинами, лежащими вне пределов Украины. Альянс, исходя из собственных интересов и задач, заинтересован в получении в свое распоряжение "украинского плацдарма" для продолжения наступления на Россию.

Для Украины такое развитие событий и такой контекст присоединения к НАТО нежелателен, ибо связывает Киеву руки в сфере сотрудничества с соседями, лишая его маневра в формировании новой модели региональной кооперации и безопасности. Прямое участие  в глобальных международных проектах (типа НАТО) без опоры на региональные проекты как промежуточный этап на пути к глобальным таит в себе угрозы и вызовы. Регионализация в современном мире справедливо считается одним из наиболее конкурентных механизмов для снижения рисков, связанных с глобализацией и ее последствиями.

Обеспечение баланса в отношениях с НАТО и Россией является важнейшей задачей украинской внешней политики на современном этапе. Ее решение на основе приоритета национальных интересов невозможно для Киева путем перехода в один из конкурирующих лагерей и полного разрыва  с другим.

***

Проблема НАТО - важнейший фактор украинской внутренней политики. Отношение к НАТО и к вопросу о членстве в нем Украины играет роль "лакмусовой бумажки" в позиционировании политических сил, особенно, в последнее время, когда на повестку дня украинской политики на высшем государственном уровне поставлен вопрос не просто о вступлении в Альянс в средне- или даже долгосрочной перспективе, а о присоединении к нему в кратчайшие сроки.

На сегодняшний день можно считать практически завершенной (в основном, усилиями внешнего фактора) подготовительную работу по внедрению в украинский политикум и в массовое сознание населения идеи о том, что вступление в НАТО означает для Украины и украинцев безусловное благо и является их самостоятельным, осознанным, к тому же, очень своевременным, выбором, требующим безотлагательного воплощения в жизнь.

Украинской стороной в течение ряда лет сделан ряд шагов, подтверждающих принятие на себя обязательств перед Альянсом, предполагающих готовность в перспективе присоединиться к нему. Подписана Хартия Украина - НАТО (1997 г.), принято политическое решение о намерении страны вступить в НАТО после достижения стандартов блока (решение СНБОУ от 23 мая 2002 г.), идет регулярная работа в рамках Плана действий Украина - НАТО, ежегодных Целевых планов действий и др.

Отказ Киева от этого намерения в нынешних условиях представляется крайне трудноосуществимым по целому ряду причин как внутри-, так и внешнеполитических. Главной из них остается отсутствие в высших эшелонах власти и политикуме представления о добрососедских отношениях с Россией как о важнейшнем факторе стабильности и экономического роста.

Для В.Ющенко, его "команды" и части окружения вопрос о вступлении в НАТО до конца его президентских полномочий. является  принципиальным, что можно объяснить осознанием его первостепенной важности для решения задачи сохранения нынешнего украинского президента у власти и во власти. Если глава государства не сумеет обеспечить вступление Украины в НАТО в указанные сроки, он, вероятнее всего, будет отстранен (возможно, даже не в результате очередных выборов, а досрочно) и заменен на другого деятеля, более "решительного". В свое время по схожим мотивам в Югославии был заменен "мягкий" В.Коштуница, победивший на выборах 2000-го г. С.Милошевича, на "жесткого", прагматичного З.Джинджича (к счастью для В.Ющенко "украинского Джинджича" среди нынешних политиков и государственных деятелей не видно пока ни самим украинцам, ни Западу).

Ряд европейских экспертов считает, что В.Ющенко был, собственно, выбран внешним фактором как лидер украинской оппозиции и альтернатива Л.Кучме во многом именно потому, что пообещал привести Украину в НАТО (правда, в тот момент о сроках речь, вроде бы, не шла).

Для Партии Регионов вступление страны в НАТО может означать начало политической агонии. Нельзя исключать, что ее как противника членства в НАТО начнут после этого еще активнее и жестче выдавливать на обочину политического процесса (а то и вовсе за его рамки) совместными усилиями внутренних политических оппонентов и внешнего фактора. "Регионалы" вряд ли пойдут на то, чтобы изменять свою позицию по вопросу о вступлении в НАТО, заявленную в ходе предвыборной кампании-2006, до президентских выборов 2010 г. Вместе с тем, слабым местом ПР продолжает быть аргументация отрицания целесообразности для Украины членства в Альянсе, остающаяся размытой, недостаточно артикулированной, несистемной.

Политическая ответственность за сопротивление втягиванию Украины в НАТО будет с каждым днем возрастать.

Нельзя исключать того, что украинцами-антинатовцами (в качестве повода для преследования которых могут быть использованы мифические или реальные экономические преступления или же причастность к резонансным делам вроде убийства Г.Гонгадзе) могут попробовать заполнить "вакуум" в деятельности Международного трибунала по бывшей Югославии (расширив сферу его компетенции), приближающегося к окончанию его каденции.

Для БЮТ вопрос о вступлении в НАТО в силу ряда как объективных, так и субъективных факторов не является в настоящий момент основным. Позиция Блока будет определяться ситуативно, в зависимости от характера и особенностей политической ситуации на момент принятия решения.

Если к этому моменту Ю.Тимошенко будет возглавлять Кабмин, ей, скорее всего, придется открыто поддержать идею вступления Украины в НАТО. Если БЮТ окажется в оппозиции, занимаясь подготовкой к президентским выборам-2009, то Блок, скорее всего, или займет нейтрально-выжидательную позицию, или выступит против вступления (возможно, сопроводив свою позицию уточнениями и комментариями, целью которых будет придание ей видимых отличий от позиции Партии Регионов).

Вместе с тем, именно Ю.Тимошенко могла бы претендовать на роль того "более жесткого" политика, которым могут "заменить" В.Ющенко в случае, если он не сумеет выполнить обещания  привести страну в НАТО в 2008 г.

В БЮТ, похоже, уже поняли это и пытаются "заигрывать" с США и другими странами Запада, ситуативно включая в свою традиционную политическую риторику "прозападные", в том числе, "пронатовские" пассажи.

Заметную роль в решении вопроса о вступлении Украины в НАТО способны на данном этапе сыграть непарламентские партии. Пока эту тему охотно и открыто эксплуатирует, в основном, Н.Витренко. Ситуация, однако, может кардинально измениться в ближайшее время под влиянием необходимости для  политических сил, непредставленных в Верховной Раде, поиска "острой" темы, под которую можно было бы активизировать непарламентскую политическую деятельность, вынудив власть на начало диалога.

С другой стороны, учитывая, что в Верховной Раде в свое время уже состоялись общественные слушания по проблеме НАТО, и парламент, в принципе, поддержал "пронатовскую" модель государственного развития, - сама по себе политическая деятельность за пределами ВР как одна из форм партийной активности может оказаться востребованной в период принятия властью окончательного решения о вступлении в НАТО и его сроках.

Формирование в Украине "антинатовской" коалиции политических партий, общественных организаций и движений представляется маловероятным, хотя поддержку заметной части населения такая коалиция, безусловно, получила бы. Вместе с тем, у коалиции "Против НАТО!" (и ее лидеров) могли бы, как представляется, появиться серьезные дополнительные аргументы в споре с властью и в критике власти, значение которых, в том числе, и в контексте будущих президентских выборов, могло бы оказаться достаточно велико.

Украина собственными силами вряд ли способна удержаться от включения ее в НАТО, тем более, что нынешняя ситуация в области подготовки к этому шагу является крайне запущенной: инициатива и полное преимущество безусловно на стороне тех, кто выступает за присоединение к Альянсу. В стране действует грамотно выстроенная, хорошо отлаженная система агитации за вступление в НАТО (в которую включены и государственные структуры, и ведущие СМИ) и подавления проявлений инакомыслия в данном вопросе, но не существует системы "контрагитации".

Открытое выступление против НАТО в нынешних условиях для любой украинской политической силы, претендующей на участие во власти, крайне небезопасно (если вообще не равносильно политическому самоубийству).

Против НАТО и вступления в него Украины сегодня вряд ли можно играть откровенно и в наступательной манере, но можно - "от обороны", пытаясь использовать в своих интересах просчеты и неточности оппонентов (как тех, что внутри страны, так и тех, что из Брюсселя).

***

Главным направлением антинатовской деятельности в Украине на данном этапе должна была бы стать работа по информированию населения о том, что же на самом деле представляет из себя НАТО сегодня и чего следует ждать от него новым странам-членам. Суть этой работы - в дезавуировании мифов о НАТО, искусно навязываемых политикуму и обществу в рамках операции по информационному обеспечению "проекта" вступления Украины в Альянс (таких, например, как: "НАТО - политическая, а не военная структура", "НАТО - миротворец", "НАТО - защитник демократии", "вступление страны в НАТО резко увеличит приток в ее экономику иностранных инвестиций", "вступление в НАТО позволит заметно увеличить пенсии украинцам" и др.).

На первом этапе хороший результат при относительно небольших затратах могла бы принести тактика "глупых вопросов", касающихся деятельности НАТО и раскрывающих те ее стороны, о которых в Брюсселе упоминать не любят: "правда ли, что НАТО в Югославии бомбил гражданские объекты?", "правда ли, что НАТО выполняет полицейские функции на территории новых членов и кандидатов на вступление?", "правда ли, что внутренняя инспекция НАТО выявила приписки в оценках результатов бомбовых ударов по Югославии, превышавшие действительное положение дел в 2-3 раза?".   

Решающее "сражение" сторонников присоединения Украины к НАТО и его противников, вероятнее всего, произойдет в форме референдума (если власть не пойдет ва-банк и не станет принимать окончательное решение вне правового поля, что тоже возможно). Традиция проведения референдумов в независимой Украине свидетельствует о том, что у власти в любом случае находится достаточно ресурсов для обеспечения желаемого результата. Референдум по НАТО вряд ли станет исключением, а может и вовсе оказаться умело замаскированной ловушкой. Противники вступления в Альянс уверены, что народ в своей основной массе не поддержит идею присоединения к НАТО (социологические опросы показывают до 65-70 и даже до 80% против), однако, не учитывают, что результаты референдума могут быть фальсифицированы внутри страны и заведомо легитимизированы внешним фактором (как подобная схема работает на практике хорошо видно на примере  референдума о независимости Черногории).

***

В ходе обсуждения перспектив вступления Украины в НАТО, как правило, "выносится за рамки" вопрос о Черноморском флоте, пребывание которого на украинской территории до 2017 года прямо противоречит как уставу Альянса, так и его требованиям к странам-кандидатам. Представители НАТО хранят по этому поводу дружное молчание. В Украине все настойчивее звучат голоса о том, что ЧФ следует "выдворить" из страны досрочно, которые, однако, трудно воспринимать серьезно.

Можно предположить, что окончательного решения по данной проблеме нет пока ни в Киеве, ни в Брюсселе, хотя возможные сценарии развития событий, судя по всему, уже обозначены. По мнению европейских экспертов, в числе таких сценариев решения "крымского вопроса" для Украины как члена НАТО могут при определенных обстоятельствах оказаться и такие, как: "боснийский" (гражданская война в Боснии и Герцеговине в 1992-1995 гг. с участием трех этнических групп), а также "македонский" (конфликт - гражданский и вооруженный - в Македонии  в 2001-2002 гг.).

Оба эти сценария предполагают дестабилизацию в Крыму, неспособность Киева взять ситуацию под контроль, предложив действенные и реальные пути ее урегулирования, вмешательство внешнего фактора как посредника и "гаранта" с последующим закреплением этого вмешательства путем ведения в Крыму управления со стороны международной администрации (возможно, при поддержке интернационального воинского контингента - так называемая "косовская модель").

На наш взгляд, в сложившейся ситуации целесообразно придерживаться следующих принципов:

1. Ни форсированное вступление Украины в НАТО, ни категорический отказ от этого шага не являются сегодня с точки зрения украинских национальных интересов оптимальным решением.

2. Отношения с НАТО требуют дополнительного анализа и общественного обсуждения с точки зрения возможных последствий для Украины в коротко-, средне- и долгосрочной перспективе с учетом российского контекста, а также, возможно, контекста европейского (влияние членства в НАТО на признание за Киевом права на членство в ЕС).

3. Первоочередной задачей следует считать снятие с повестки дня вопроса о вступлении Украины в НАТО не позднее 2009 г. ("затяжка" времени в решении этого вопроса объективно способна сыграть на руку "чистым" противникам такого вступления).

4. В случае признания целесообразности (как исходя из сути дела, так и под углом зрения использования в предвыборной агитации в 2009 г.) отказа от форсирования процесса вступления в НАТО следовало бы приступить к осуществлению системы мероприятий, направленных на "выравнивание" сложившейся в Украине ситуации односторонней поддержки "проекта" присоединения к нему.

5. Борьбу за взвешенный подход к проблеме украинского членства в НАТО и последствий этого шага можно было бы начать, предложив от имени различных политических сил и общественных движений три различных лозунга:  "НАТО - решительное нет!"; "Сотрудничество и партнерство с НАТО - да, вступление - нет"; "Вступление в НАТО - может быть, но не сегодня и не завтра".

6. Необходима системная упреждающая работа по информированию населения страны о реальном, а не идеализированном, "мифическом" НАТО. Особое внимание при этом должно быть уделено "антинатовской контрпропаганде" в среде молодежи, с акцентом на формах, понятных и приемлемых для нее.

7. Следовало бы развернуть общественную дискуссию о внешней политике Украины с тем, чтобы расширить ее рамки, "уведя" от исключительной сосредоточенности на НАТО и разделив, например в массовом сознании вопросы о вступлении в НАТО и в ЕС (или даже попробовав увязать их в обратном порядке: Украине следует сначала вступить в ЕС - потом в НАТО).