dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 29 Апреля 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Еще раз про ПРО

Еще раз про ПРО

Еще раз про ПРО

Материал, который вы начали читать, является своеобразным сиквелом статьи «Проклятие проблемы» ПРО, которая была опубликована на сайте ДК «Саммит» в начале прошлой недели. Можно было назвать его «ПРО: Украинский след». Однако остается неясным: или это Украина «наследит» в вопросе размещения ПРО, или ПРО оставит свой траково-бетонный отпечаток на Украине. Чтобы не начинать статью таким фундаментальным вопросом и не провоцировать читателя на значительные аналитические усилия в такую жаркую погоду, она называется так, как звучит ее заголовок. Это вместо вступления...

Так уж сложилось, что экономико-географическое положение Украины делает ее объектом политики территориально близких или отдаленных государств; политики разного характера, качества и интенсивности, которая не всегда несет позитив для самой Украины. Правда, и политика украинских правительств была не всегда эффективной и позитивной для государства. Не хватит рук, чтобы сосчитать те моменты, когда, приняв какое-то решение, власть разводила руками, и звучало сакраментальное «Имеем, что имеем»...

С распадом Советского Союза Украина получила третий по мощности ядерный арсенал того времени. Это 176 межконтинентальных баллистических ракет, 25 тяжелых стратегических бомбардировщиков Ту-95МС, 18 сверхзвуковых стратегических бомбардировщиков Ту-160 с переменной стреловидностью крыла, 17 дальних сверхзвуковых стратегических бомбардировщиков Ту-22М2, 1080 единиц ядерных крылатых ракет класса «воздух-земля» большой дальности, несколько сотен единиц тактического ядерного оружия.

Начиная с 1992 года, Украину начали посещать делегации из Вашингтона и Москвы с предложениями уничтожить весь ядерный арсенал (американский вариант разоружения) или передать все ядерное оружие России. В результате переговоров все тактические ядерные заряды были перемещены для уничтожения на российские заводы. В 1999 году 8 самолетами «Ту-160» Украина отдала газовый долг России, девять были уничтожены, а один остался в Полтавском музее авиации и космонавтики. Компанию ему составили по одному Ту-22М2 и Ту-22М3, остальные «Бекфаеры» были порезаны за американский счет. 2 июня 1996 Украина официально потеряла ядерный статус. Экскурс в прошлое не случаен – выход Украины из «атомного клуба» втянул ее в круговерть других обязательств. Метафорически Украина стала участником системы европейской противоракетной обороны еще тогда – просто она уничтожала ракеты на земле...

Соглашение между Украиной и США о предоставлении Украине помощи в ликвидации ядерного оружия и нераспространения оружия массового уничтожения от 25 октября 1993 года предусматривало утилизацию твердого ракетного топлива от мощнейшей составляющей украинского ядерного арсенала – МБР СС-24. В феврале 1999 года украинские специалисты предложили единственно эффективный способ утилизации методом гидромеханического размыва, который позволял переделать изъятое ТРП во взрывчатые вещества с последующим их использованием в горнодобывающей промышленности.

Технико-экономическое обоснование этого процесса было направлено Министерству обороны США, в 2000 году американцы выделили около 24 млн. дол. на строительство в Украине установки по ликвидации ТРП. Однако в 2003 году США прекратили финансирование проекта и предложили осуществлять утилизацию методом открытого сжигания или подрыва. Такой вариант был дешевле (для американцев), но значительно более опасным в плане экологического загрязнения (это уже для нас). Как следствие в 2004 году СНБО принял решение о самостоятельном финансировании того, за что обязались платить «заморские друзья».

В апреле этого года на Павлоградском химическом заводе было введено в строй утилизационное производство и американцы обещают посодействовать в утилизации ТРП до 2013 года. Надеемся, что на этот раз дело таки дойдет до своего логического завершения. Очень интересно, не потребуют ли Штаты от Украины выполнения каких-то дополнительных условий по выполнению их же обязательств? А что, это вполне в их стиле. Например, мы вам «ракетный уголь» переделаем на вашем заводе и за ваши деньги (финансовая доля Украины составляет около половины всех расходов), а вы нам систему ПРО разместите у себя и все будут довольны. Только один хитрый, а другой – дурак.

С одной стороны, тот мощный ядерный арсенал, которым владела Украина, был колоссальным финансовым бременем, ведь требовал значительных средств на хранение или утилизацию испорченных элементов. Однако, финансирование США «денуклеаризации» украинской армии в этом плане не было панацеей или спасательным кругом для отечественной экономики и оборонки. Потраченный Штатами миллиард долларов на эту операцию преследовал одну простую цель – убрать с арены серьезного по потенциалу конкурента. Действия Украины не стали примером для подражания другими государствами. Мы остались единственной страной, которая сама лишила себя ядерного статуса, более того – в мире появились новые ядерные государства. Участие Украины в эпопее с размещением странами НАТО системы противоракетной обороны в Европе пахнет такими же цветами: просчетов может стать больше, чем достижений.

В конце 2010 года генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен во время визита в Москву заявил, что не исключает использование украинских противоракетных комплексов в Севастополе и Мукачево в системе европейской ПРО. После этого в Варшаве Раиса Богатырева заявила о том, что Украина готова принять участие в создании европейской системы ПРО. Теперь взглянем на формулировку: они не исключают нашего участия, а мы готовы его принять, то есть нам не предлагают, а мы не проявляем инициативы. Тем более, что эту позицию выразил секретарь СНБО (а не Президент, спикер или министр обороны) – должность политическая, которая прямой власти не имеет. В свете этого выглядит логичным заявление президента Януковича на встрече с журналистами в Страсбурге в июне: «Мы не собирались, не собираемся, и, я убежден, не будем участвовать в построении этой системы [ПРО]».

Даже если отбросить тот факт, что Украина ни политически, ни технологически не готова участвовать в ПРО, Запад все равно не будет развивать сотрудничество с Украиной без выдвижения встречных требований. Не вызывает сомнения, что одной из них будет отказ Украины от военно-политического и энергетического сотрудничества с Россией. Совместная задача Вашингтона и Брюсселя – под видом мнимого успешного сотрудничества Украины с альянсом максимально испортить его отношения с Российской Федерацией. Так же не стоит сомневаться в том, что Москва не будет флегматично относиться к развертыванию на территории Украины ракет-перехватчиков или профильной радиолокационной станции. В результате присоединения к ПРО, 603 тысячи квадратных километров украинской территории станут лишь противоракетным буфером между Западом и Россией.

В расчетах Киева на то, что он сможет внести качественный вклад в противоракетной обороне НАТО, есть «маленький» недостаток – они необоснованны. К примеру, развернутая в Мукачево РЛС ориентирована на запад, поэтому технически не способна отследить цели с востока и юга. Следовательно, и само размещение РЛС не выглядит таким уж жизненно важным для противоракетной обороны альянса. Это как пулемет, направленный вовнутрь окопа – хоть и стоит, но пользы мало.

Кроме того, участие Украины в натовской ПРО будет означать прекращение сотрудничества с Россией по обслуживанию российских МБРР «Воевода» и закрытия этого направления ракетостроительной отрасли в стране. «Воевода» МБРР-36М2 – одна из самых мощных единиц российского ядерного арсенала; была принята на вооружение еще в 1988 году, но учебные пуски дают основания оставить ее в боевом составе РВСН России до 2026 года. Разработка и производство ракеты – дело Днепропетровского «Южмаша», т.е. еще 15 лет он будет иметь заказ на обслуживание своего творения.

Перед Украиной стоит чрезвычайно сложная задача: поддерживать сотрудничество с НАТО и не портить отношения с Россией. В вопросе размещения системы ПРО эти элементы – полярные. Выбрать что-то одно, значит нанести себе непоправимый вред. Они могут быть взаимно совместимы лишь в одном случае – если Россия согласится на свое участие в создании европейской системы ПРО. Лиссабонский саммит НАТО, вроде ответил утвердительно на этот вопрос, но последующие заявления постоянного представителя Российской Федерации в НАТО Дмитрия Рогозина (см. Проклятие проблемы ПРО) позволяют в этом сомневаться.

Тем не менее, Москве по многим причинам выгодно участие Киева совместно с ней в проекте ПРО, но, повторяю, СОВМЕСТНО. Если Москва откажется от этой идеи, то должен отказаться и Киев. И речь не идет о мимикрии к позиции северо-восточного соседа – это пример как раз той ситуации, когда Давид никак не сможет одолеть Голиафа. Плюс ко всему, Украина в ПРО без России – вариант не столь выигрышный, как с Россией.

Похоже, что уничтоженный в 2002 году последний Ту-22М2 «Бекфаер» (с англ. «ответный огонь») является красноречивой иллюстрацией потери Украиной способности адекватно реагировать на геополитические вызовы и быть полноправным участником «гильдии защитников мира», а вместо этого исполнять роль «что скажут, куда пошлют».