dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 18 Ноября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Чернобыль - черная дыра для Украины?

Чернобыль - черная дыра для Украины?

Чернобыль - черная дыра для Украины?

В украинском языке есть много слов, которые при переводе на русский теряют смыслы, на разъяснение которых понадобились бы целые страницы, если не книги. Одно из таких слов – «роковыны», как будто отражающее роковой характер едва ли не большинства значительных дат украинской истории. А если это еще и 25-летние роковыны Чернобыльской катастрофы, которая даже после случившейся в Японии ядерной трагедии прочно сохраняет печальное лидерство по масштабности последствий?

Пожалуй, о Чернобыльской катастрофе память будет зарастать полынью-чернобыльем далеко за пределами современности, а сама эта трагедия – единственная в истории, которой никогда не суждено будет превратиться в фарс. При первом же воспоминании об этом событии поневоле возникает сакраментальный вопрос: «За что?». Но этот вопрос не имеет адресата и может быть обращен разве что к небу, а вместо того, чтобы предаваться унынию и скорби, приходится в который раз искать ответы на другие, более приземленные, вопросы – например: что делать и, главное, за какие деньги, да и за чьи тоже? Особенно если делать надо было еще позавчера, а точнее – хотя бы полтора десятка лет назад, когда товарищ Билл Клинтон и его лучший друг Борис Ельцин проводили дипломатическую операцию по бесшумному и практически безвозмездному ядерному разоружению молодой и обуянной провинциальными комплексами Украины, обещая ей вместе с «ножками Буша» (старшего) подбросить пару центов с копейками (ну, точнее, около 400 миллионов долларов) на борьбу с другой и гораздо более реальной и страшной ядерной опасностью развала «саркофага», что привело бы к широкому открытию дверей в ад, локализованный в 30-километровой зоне.

Локализованный ценой искалеченной жизни десятков тысяч «добровольцев», из числа которых примерно 4000 тысячи уже умерли по причине радиационного «передоза», а также ценой прямой угрозы жизни и здоровью почти миллиона человек в Украине, Беларуси и России. Тяжесть этой цены, по крайней мере на словах всяческих меморандумов вроде того, что был подписан в 1995 году между Украиной и странами «большой» тогда еще «семерки», предполагалось хоть как-нибудь компенсировать финансовой помощью, которая позволила бы закрыть оставшиеся два реактора Чернобыльской АЭС к 2000 году и покрыть косвенные потери от недопроизводства со стороны атомной электроэнергетики, которая поставляла около половины всего электричества в Украине и позволяла надеяться рекордно энергоемкой (вот тут уж мы впереди планеты всей!) украинской промышленности на постепенное уменьшение зависимости от российских нефти и газа – хотя не от российского же (а куда деваться с подводной лодки?) ядерного топлива. Как известно, вопрос с закрытием был отложен до 2004 года, когда в строй вступили 2-й блок Хмельницкой и 4-й блок Ровенской АЭС, причем сделано это было главным образом за счет внутреннего финансирования, а не каких-нибудь международных грантов, как было обещано в меморандуме по поводу окончательного закрытия ЧАЭС.

Между тем на месте 4-го блока ЧАЭС под бетонным «саркофагом» до сих пор тлеют 200 тонн крайне опасного высокорадиоактивного топлива, в то время как сам «саркофаг», слепленный впопыхах сразу после аварии, все больше приходит в негодность. В 1990-х годах был разработан так называемый международный «План осуществления мероприятий на объекте “Укрытие”» (Shelter Implementation Plan), в соответствии с которым в 1998–1999 годах были проведены важные профилактические работы на самом реакторе, что, конечно же, не привело к «окончательному решению» проблемы. Более или менее окончательным решением считается возведение Нового безопасного укрытия (New Safe Confinement), или металлической «Арки» весом в восемнадцать тысяч тонн, высотой 110 метров, 250 метров в длину и 165 метров в поперечнике. В свое время (в 2007 году) этот проект лично тогдашний президент Виктор Ющенко представлял как современное средство борьбы с «мирным атомом», которое должно накрыть старый «саркофаг» в апреле 2014 года. К началу 2011 года организованный в 1997 году Фонд «Чернобыль – Укрытие» (Chernobyl Shelter Fund), находящийся под управлением Европейского Банка Реконструкции и Развития, собрал в общей сложности около миллиарда евро, предназначенных в основном на строительство «Арки», окончательная стоимость которой оценивалась в 1,2 миллиарда евро. В начале же этого года представители ЕБРР заявили, что для возведения гигантской конструкции требуется еще 600 миллионов евро, а позже в зарубежной прессе начали промелькивать цифры в полтора миллиарда евро суммарной стоимости проекта и, соответственно, необходимости в дополнительном финансировании объемом 740 миллионов евро, потому что текущего финансирования едва ли хватит на то, чтобы обеспечить работы до начала следующего года. При этом дата введения объекта в эксплуатацию смещается куда-то на после апреля 2014 года, а из практики работы бюрократии во всех странах мира известно, что расширение временных рамок строительных проектов неизбежно ведет к дальнейшему росту сметной стоимости работ.

Видимо, предвидя эту неизбежность, высокопоставленные чиновники Евросоюза во главе с самим председателем Европейской Комиссии Жозе Мануэлем Барозо и вместе с Европейским Банком Реконструкции и Развития решили провести 19 апреля конференцию, посвященную «очередной годовщине» Чернобыльской трагедии, а главное – направленную на интенсивный сбор средств, которые ожидается получить от различных правительств и международных организаций.

Жан-Поль Жулиа, глава отдела Европейской комиссии по вопросам ядерной безопасности, признал, что столь значительные средства мобилизовать будет нелегко, однако выразил надежду на то, что международное сообщество посчитает своим долгом завершить все-таки этот проект. Ведь время не ждет, а часы в третьем тысячелетии шуршат не песочные, а тикают атомные, в частности те самые 200 тонн ядерных боеприпасов, погребенных под «саркофагом», который выйдет из строя в 2016 году (во всяком случае такова была его расчетная износоустойчивость).

Не успеть с «Укрытием–2» – это не Евро–2012 провалить, тут не только имидж страны пострадает, так что промедление смерти подобно и потому к середине этого года нужно окончательно утвердить проект нового «саркофага» и поскорее приступать к работе над сооружением более надежного щита. Срок его действия, как предполагается проектными расчетами, будет составлять около 100 лет, что должно бы позволить украинским властям, несущим в конечном счете ответственность за предотвращение новой катастрофы в Чернобыле, обеспечить окончательный демонтаж «саркофага» и самого реакторного блока с помощью большого количества роботизированной техники, похоронив ядерные отходы на достаточно безопасной глубине. Начальник департамента ядерной безопасности ЕБРР Винс Новак заметил, что сто лет – достаточно большой срок для того, чтобы «украинцы справились с этими проблемами».

Как говорится, на похоронах четвертого реактора будет играть музыка, но мы ее уже не услышим. Если продолжить цитировать персонажей Леонида Гайдая, «терзают смутные сомнения» и по другому поводу: увидят ли означенные функционером из Европейского Банка Реконструкции и Развития «украинцы» хотя бы малую толику этих космических денежных сумм, количество которых имеет стойкую тенденцию к возрастанию, и пойдет ли хотя бы половина этих «чернобыльских денег» на те самые «реконструкцию и развитие»?

По поводу ответа на этот вопрос терзают скорее не смутные сомнения, а прочная уверенность: не увидят. Любые фонды по управлению средствами естественным образом предусматривают как минимум определенных процентов из общей суммы попавших на счет фонда денег на корпоративное обслуживание работы самого фонда, а если учитывать способности любой бюрократии не столько обеспечивать эффективную работу, сколько воспроизводить саму себя, то вполне понятно, что размер процентов должен быть весьма внушительным, стоит вспомнить только сумасшедшие суммы денежных бонусов, выплачиваемых топ-менеджерам энергетического гиганта Enron Corporation или страховой компании American International Group, чтобы понять: функционеры себя никогда в обиду не дадут.

И это еще без учета всяких бюджетно-финансовых «откатов» и «распиловок», обязательно предполагаемых при проведении любых финансовых сделок в странах постсоветского пространства. И еще не говоря о том, что само укрытие возводится хотя и на донорские деньги зарубежного происхождения в большой части своей, но работу обеспечивают также зарубежные партнеры, а, следовательно, даже реально проплаченные деньги за реально проделанную работу также, в конечном счете, перекочуют за рубеж.

Тут надо бы вспомнить, что договор 1995 года назывался Меморандумом о взаимопонимании – взаимопонимании вроде бы между государствами, но на самом деле, конечно же, между представляющими эти государство функционерами и деловыми кругами, интересы которых эти функционеры лоббируют, что очень напоминает практику иностранных концессий, широко внедрявшихся в России во второй половине ХIХ – начале ХХ веков и затем в СССР в 20-х – 30-х годах прошлого столетия. После чего глубоко удовлетворенные уровнем взаимопонимания зарубежные партнеры, разрезав красную ленточку и спустив на рельсах новый ковчег над старым укрытием (хорошо бы хоть так), фактически умоют руки, предоставив «украинским коллегам» следующие сто лет заткнуть, наконец, эту адскую воронку. Уже исключительно за свой счет, как надо понимать из последних комментариев. Не слишком обнадеживающая перспектива, что ни говори, так что «чернобыльский налог» в виде сначала 15, а теперь 5 процентов ВВП Украины и дальше будет лежать на всем населении Украины, продолжающем неуклонно сокращаться, и не в последнюю очередь из-за последствий чернобыльского «инцидента».

Впрочем, ЕБРР недавно объявил о создании специального сайта www.chernobyl25.org (25 – естественно, по случаю «круглой даты»), на котором планируется в открытом доступе размещать информацию о том, на что именно тратятся деньги доноров. Может быть, хотя бы это будет маленьким утешением для «чернобыльских налогоплательщиков», имеющих доступ к Интернету: они все же смогут увидеть сумасшедшие деньги, пускай всего лишь и в виртуале…