dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 15 Августа 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Россия - НАТО: от нового формата отношений к общеевропейской системе безопасности

Россия - НАТО: от нового формата отношений к общеевропейской системе безопасности

Россия - НАТО: от нового формата отношений к общеевропейской системе безопасности

Резкие изменения геополитического курса Киева не перестают удивлять степенных европейцев. Еще вчера Украина В. Ющенка буквально ломилась во все щели, чтобы стать членом НАТО, и вот, уже после избрания президентом В. Януковича, все это вдруг стало для нее неактуальным.  В Киеве сразу вспомнили о том, что Москва является нашим стратегическим партнером и стали доказывать это на деле (среди прочего, и в оборонной сфере).

Соответствующие изменения оперативно были внесены даже в украинское законодательство. Украина официально отказалась от курса на «евроатлантическую интеграцию» (как стыдливо называли жажду членства в НАТО при прошлой власти) и объявила о своем внеблоковом статусе. И хотя по целому ряду важных стратегических направлений Украина продолжает активно сотрудничать с НАТО, среди ее политикума (особенно, в стане коммунистов) находятся горячее головы, которые в стиле «а-ля-Витренко» призывают порвать всякие связи с «агрессивным империалистическим блоком». Так недалеко и до новой «холодной войны»! Причем, зачастую, вся эта, весьма экстравагантная, риторика аргументируется необходимостью дальнейшего улучшения украино-российских отношений.

Между тем, в данном случае не грех было бы, кое-чему поучится и у нашего северо-восточного соседа. История взаимоотношений России и НАТО знала весьма непростые периоды: со взаимными обвинениями, угрозами и соответствующими действиями. Однако, в последнее время многие эксперты в один голос твердят о настоящем прорыве в этих отношениях.  По-крайней мере, новые горизонты в них точно забрезжили. Об этом говорят и в Брюсселе, и в западных аналитических центрах. На целесообразности создания новой архитектуры акцентируют внимание в Москве.

По мнению все большего числа специалистов и в РФ и за ее рубежом, России и альянсу следует исходить из логики строительства «особых отношений» между сторонами. В свою очередь, эта логика должна быть ориентирована на стратегическое партнерство, а в долгосрочной перспективе — на союз России и НАТО.

С интеграцией, конечно, сложнее. Ее будущее, ее возможные формы зависят от массы еще не определенных факторов, касающихся и обновления НАТО, и изменений в мировой ситуации, и интересов России в будущем раскладе сил. Но не зря ведь утверждают: «никогда не говори никогда».

Столь актуальной проблематике посвящен, в частности, и недавно выпущенный доклад российского Института современного развития «О перспективах развития отношений России с НАТО». Авторы попытались дать перспективный анализ позитивного развития отношений РФ и НАТО в связи с трансформацией альянса и изменениями в самой архитектуре евроатлантической безопасности.

Помимо интеграции и (пока более реалистичного) сценария союзнических отношений в докладе предлагаются приоритеты и шаги на краткосрочную (1-2 года) и среднесрочную (порядка пяти лет) перспективу. Для реального развития отношений РФ – НАТО приоритетным в докладе представлено взаимодействие по военной линии. Тем более, что у сторон уже накоплен серьезный опыт в этом плане. Так, в течение 2002-2008 гг., после подписания в Риме важной декларации «Отношения Россия — НАТО: новое качество» и вплоть до заморозки сотрудничества в связи с конфликтом на Кавказе, по этой линии было проведено свыше 600 различных мероприятий. Они принесли несомненную пользу и для российских Вооруженных сил, и для их партнеров, представляющих альянс. Наиболее заметные результаты были достигнуты в борьбе с терроризмом, повышении уровня оперативной совместимости ВС, в сфере противоракетной обороны (ПРО), в сотрудничестве по тылу, в воздушном пространстве, в спасании на море, в проведении командно-штабных учений.

Из-за августовского конфликта 2008 г. некоторые проекты не удалось завершить или развить как предполагалось. Нынешняя же ситуация позволяет восстановить эти проекты. Одним из центральных вопросов актуальной повестки дня является взаимная корректировка военных доктрин. Нужно переходить к поиску компромиссов, к устранению препятствий к партнерскому взаимодействию на доктринальном направлении, к определению взаимного баланса в военном планировании.

Важная задача России и Запада — сделать шаг навстречу друг другу в совместных миротворческих действиях. Нужно научиться правильно интерпретировать спорные ситуации, искать взаимоприемлемые формулы использования военной силы в конфликтах. Миротворческое взаимодействие в конфликтных регионах является одним из главных направлений, где может быть закреплено позитивное развитие двусторонних отношений.

От общего развития отношений Россия — НАТО зависит и продвижение военно-технического сотрудничества между ними. Ведь если стороны, хотя бы косвенно, понимают друг друга как «потенциального противника», то даже весьма ограниченное взаимодействие в такой чувствительной сфере, как продажа вооружений, техники и технологий, оказывается крайне затруднено.

Сейчас многие российские эксперты понимают, что необходим проект прямого сотрудничества НАТО и Организации Договора о коллективной безопасности, включая использование «двухкомпонентных» смешанных миротворческих сил и сил по реагированию на чрезвычайные ситуации, а также взаимодействие в борьбе с наркоугрозой. Нужно думать о создании евразийского Координационного совета региональных организаций в составе ОДКБ, НАТО, Евросоюза, ОБСЕ с участием ООН для распределения функций и ответственности между организациями в решении кризисных проблем международной безопасности. Вместе с тем с этой же целью следует принять целый комплекс соглашений по линии Россия — НАТО — Евросоюз.

Конечно же, в Кремле не забыли, что отношения с НАТО были противоречивы и непоследовательны. Но проще простого ограничиваться только скептическими репликами о «мечтаниях» и «мечтателях», питаясь негативным опытом прошлых отношений. Тем более, что нынешнее руководство РФ вполне адекватно осознает, что альянс остается важным геополитическим и силовым фактором, влияющим на ситуацию у ее границ и на ее безопасность. Поэтому, игнорировать появившееся окно возможностей, новую ситуацию, новые перспективы, новые тенденции в настроениях политиков и экспертов — и российских, и западных, не утруждая себя серьезным анализом возможностей и интересов России в быстро меняющемся мире, было бы весьма недальновидным.

К тому же, сейчас вполне очевиден серьезный настрой руководства альянса и многих его стран-участниц на то, чтобы не только «переформатировать» отношения с РФ, но и вывести их на качественно новый уровень. Почти на всех последних натовских форумах вопросы улучшения взаимодействия с Россией оказываются в числе приоритетных. Тема эта звучит, как никогда ранее, громко. Ей в сентябре 2009 г. посвятил первое же свое выступление перед общественностью в качестве генерального секретаря НАТО Андерс Фог Расмуссен. Впервые выработке новой Стратегической концепции НАТО для ее принятия был придан транспарентный характер, с приглашением российских политиков и специалистов к участию в этой работе.

В списке нынешних и вероятных партнеров альянса именно России придается наибольшее значение, хотя именно с Россией взаимоотношения обременены в большей степени неверным восприятием, недоверием, асимметрией ожиданий и различиями в повестках дня.

Соответствующие обсуждения,  проводившиеся в последнее время с российскими экспертами самых различных взглядов, свидетельствуют о превалирующих настроениях в пользу конструктивного и позитивного развития, а также прорыва в отношениях Россия — НАТО. В том числе, как важного элемента в общем контексте отношений Россия — Запад. В благоприятную сторону меняется и динамика общественного мнения в России и на Западе по поводу российско-натовского взаимодействия. И эти настроения замечены даже жесткими скептиками.

В целом уже мало кто сомневается в потребности воспользоваться широко открывающимся окном возможностей. Иное дело, что о масштабах и характере возможных результатов взаимодействия, о реалистичности тех или иных позитивных сценариев развития отношений ведутся серьезные споры, отягощенные негативным опытом и живучими стереотипами.

Главное — чтобы обе стороны вновь не оказались в плену асимметрии ожиданий. А для этого необходим интенсивный и конкретный диалог на политическом и экспертном уровнях, предлагающих адекватную планку взаимодействия и в зависимости от результатов — ее повышение. В ином случае сохранение серьезной асимметрии может использоваться для очередного охлаждения отношений.

Эксперты полагают также, что следует вернуться к идее создания Общественного форума «Россия — НАТО» для неформального обсуждения различных вопросов и форм сотрудничества. Он мог бы включать в себя  представителей политического, военного, экспертного, бизнес-сообщества, общественных организаций. Причем, представителей разных точек зрения. А главное - на нем можно было бы не только говорить о действительных (а не мнимых) проблемах, но и предлагать соображения по их преодолению и рекомендации для практической политики России и НАТО. В появившемся окне возможностей повышается конструктивный характер обмена мнениями и предложениями, а зацикленность на проблемах постепенно отступает.  Во всяком случае, сейчас практически всеми участниками диалога Россия — НАТО признается, что потенциал для поиска точек соприкосновения очевидно выше, чем в прошлом.

Постепенное, хотя и не беспроблемное, выстраивание нового формата отношений между Россией и НАТО создает новые возможности и для позиционирования Украины в сфере международной безопасности. Ведь, в случае успешного продвижения этого проекта (а вероятность такого сценария сейчас весьма высока) отпадает и, по сути, теряет смысл «извечная» украинская геополитическая дилемма «Москва, или Брюссель?». При таком раскладе Украина получает все шансы наконец-то воспользоваться преимуществами своего географического положения и стать настоящим мостом между Востоком и Западом, а главное – очень важным элементом новой системы общеевропейской безопасности, что пошло бы на пользу всем ее участникам.