dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 23 Сентября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Импорт демократии и его цена

Импорт демократии и его цена

Импорт демократии и его цена

За годы независимости Украина превратилась в страну, практически не производящую ни собственные материальные, ни, тем более, духовные ценности, а пользующуюся тем набором и первых, и вторых, который предлагается на мировом рынке. То есть, иными словами, в страну-импортера. А если сказать не по-ихнему, а по-нашему, то – в рынок для чужих товаров и в рекламный щит для чужой рекламы.

Украинское общество поплелось по той же дорожке, по которой пошло государство. Оно быстро скатилось до некритического освоения абсолютно всего того, что вбрасывается в его орбиту извне, без малейшей попытки соотнесения вбрасываемого продукта со своими собственными потребностями и ценностями, на базе которых происходило его становление.

Среди того, что было ввезено и попало в круг модных "товаров", оказалась демократия. Как и все остальное, что импортируется в Украину с Запада, она в украинском варианте мало напоминает варианты, распространенные в странах Европы, являясь, по сути дела, таким же эрзац-продуктом, как и "Мальборо", "Хайнекен", "Сони", "Луи Виттон" etc.

Общеизвестно, что не только крупнейшие мировые производители "брэндовых" товаров и услуг, но и их более скромные коллеги, чуть ли не официально делят рынки на категории, предлагая тем, кто попадает, скажем, в третью, продукцию совсем иного качества, чем та, что поставляется в первую. Украинцев уже успели приучить к тому, что в предлагаемом им в "Макдональдсе" гамбургере вдвое меньше мяса, чем в гамбургере, который покупают у себя в Брюсселе бельгийцы или французы в Париже.

Поставки любого импортного продукта в Украину выгодны поставщикам, очень выгодны посредникам и чиновникам, но не выгодны "рядовым" украинцам, вынужденным переплачивать за него намного больше, чем за такой же самый товар, произведенный в их собственной стране. Демократия в этом плане отнюдь не исключение. И по качеству, и по цене этого, все еще остающегося экзотическим для наших условий, "продукта" у наших граждан есть много вопросов к его производителям и поставщикам.

В случае с демократией есть еще один важный нюанс, о котором у нас по целому ряду причин не принято упоминать вслух. Импорт демократии требует затрат, и затраты эти далеко не всегда оправдывают получаемый результат. Этот импорт, как и любой другой, тоже имеет свою цену. Для таких стран и обществ, как наши, цена эта очень и очень высока.

В этом смысле стоило бы присмотреться к опыту Сербии. Ее путь от проклятий со стороны Запада и обвинений в отсутствии демократии до похвалы за наличие этой самой демократии занял немало времени, отнял много сил и здоровья (в самом прямом смысле этого слова) и, кроме того, потребовал от сербов без преувеличения колоссальных материальных затрат.

Уже через полгода после отстранения от власти "недемократического" С.Милошевича гордость национальной экономики Сербии металлургический гигант "Сартид" был продан "U.S.Steel" за 23 миллиона долларов, что, по оценкам специалистов, составляло не более 3-4% от его реальной рыночной цены в тот момент. Сделка была оформлена в течение трех (!) дней. В Белград тут же примчался тогдашний госсекретарь США К.Пауэлл, публично похваливший новое сербское руководство за "демократию и реформы".

После 2001 года вслед за "Сартидом" в руки западных компаний перешло почти две с половиной тысячи объектов, среди которых такие, как мощный алюминиевый комбинат "Нисал", проданный за невероятно низкую цену в 325 000 евро, крупная фармацевтическая компания "Хемофарм", доставшаяся немецкой фирме "Штада" всего за 475 400 евро и др.

Вот такие пироги. Украинской власти обвинения в отсутствии демократии хорошо знакомы. Не так давно над тем, как отбиться от них пришлось изрядно поломать голову Л.Кучме. Сменившему его на высшем государственном посту В.Ющенко думать над проблемами демократии не было особой нужды: его за недемократизм никто не осуждал. То же, что от него ждали те, кто выдают себя за критерий демократичности, он послушно делал без всякого давления и без всяких обвинений.

Сегодня Украина вновь балансирует на грани между демократией и "недемократией". Обвинения в отступлении от демократических принципов в адрес ее нового руководства звучат все чаще и громче, хотя голоса, эти обвинения озвучивающие, еще не слились в стройный дружный хор.

О том, чтобы возобновить импорт демократии в Украину из Европы, мечтает украинская оппозиция. Оппозиционеров по-человечески можно понять: для большинства из них это – единственный шанс удержаться на плаву в бурном политическом море, сохранив за собой место у "кормушки". О цене услуги никто почему-то не печется. А с какой стати? Ведь оплачивать счета в любом случае придется не политикам, а рядовым гражданам.

С особым запалом и остервенением ратует за импорт демократии Ю.Тимошенко. Складывается впечатление, что ставшее крылатым изречение известного литературного героя: "заграница нам поможет!", - она воспринимает уже слишком буквально и прямолинейно, ожидая от Запада, во-первых, денег, во-вторых, денег, а в-третьих, образцово-показательной порки "донецких" с последующим запретом для них появляться в Киеве.

Об отсутствии ресурсов для импорта столь дорогого продукта, как демократия, "бедная Юля" думать не хочет. Расчет, по-видимому, делается на то, что ей опять удастся "кинуть" тех новых партнеров, которые помогут ей вернуть власть, как она "кинула" П.Лазаренко, Б.Березовского, В.Ющенко, В.Путина и всех тех, кто помогал ей в прошлом.

Забывает ЮВТ и о другой стороне импорта демократии – отнюдь не менее важной и проблематичной в плане исполнения. Партнеры по такого рода сделкам, экспортеры, так сказать, в обмен на свои услуги требуют беспрекословного и неукоснительного исполнения всех их указаний, советов и распоряжений. О том, насколько это важно, напомнил Н.Ланге.

"Нас… беспокоит мнение президента Европейского Парламента Ежи Бузека и комиссара ЕС Штефана Фюле. Они высказали мнение о негативном развитии (sic! – И.Ф.) Украины (сомнения по поводу независимости судебной системы и развития демократии). Затем мы слышим заявления, что кто-то купил европейских политиков, или, что они находятся под чьим-то влиянием. …Если мы говорим о президенте Европейского Парламента и ответственном комиссаре, то такая риторика не помогает установлению партнерских отношений…".

В переводе на общедоступный эти слова несут в себе прямое указание для украинцев: обсуждать или комментировать все, что говорят чиновники (Н.Ланге почему-то предпочитает называть их "политиками", или это просто перевод плохой) соответствующего ранга, вы не имеете права. Ваше дело слушать и принимать сказанное для безусловного исполнения.

Тот факт, что "ответственные комиссары" позволяют себе с позиции "старшего брата" публично оценивать деятельность высшего руководства Украины, борца за "партнерские отношения" нисколько не удивляет и не волнует. По его мнению, видимо, тут все, как должно быть.

Такое вот "партнерство" в борьбе за демократию, Юлия Владимировна.