dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 25 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Твиттер-Юля: БЮТ осваивает технологию «сетевой революции»

Твиттер-Юля: БЮТ осваивает технологию «сетевой революции»

Твиттер-Юля: БЮТ осваивает технологию сетевой революции

Зима напоследок взялась лютовать. На Сретенье, чтобы дать петуху испить водицы из лужи, пришлось бы пробивать лунку в полуметровой толще льда. Весне зиму в эти дни не одолеть, но Ю.Тимошенко не унывает. Посреди бед и невзгод, одна за другой сваливающихся на голову ей самой, ее партии, видным членам этой партии и даже "членам их семей", она не складывает оружия и не закрывает рта, продолжая гнать волну против власти и грозно делать святое дело против ветра.  

Говорить о стратегии ее борьбы, так же, как вразумительно ответить на вопрос, за что же именно борется изрядно полинявшая после перекраски в оранжевый цвет в 2004-ом "леди", непросто. По сравнению с простыми и понятными миллионам людей лозунгами, предлагавшимися ею в прежние годы, вроде: "справедливость есть, за нее стоит бороться!", - все, что изрекает она по этому поводу сегодня, выглядит как-то уж очень вяло и абстрактно.

ЮВТ в связи с этим, если и огорчается, то не слишком. Ее сильной стороной всегда была спонтанно-интуитивная реакция на ситуацию и ее изменение. Что же касается стратегий, то над ними двоюродная сестра Тани Шараповой никогда свою украшенную косой головку особо не сушила.

Вот и теперь она занята тем, что ищет не какую-то там стратегию, а новых влиятельных друзей, авторитетных союзников, способных поддержать ее в нынешнюю лихую годину. А еще - небедных спонсоров, готовых внести свой вклад в ее грядущие победы.  Юлия Владимировна нащупывает новые возможности, присматривается к новым темам. Она пребывает в напряженном поиске.  Это состояние становится ей все более к лицу, хотя прямых дивидендов не приносит. Кто-то съязвит: "не приносит и не принесет никогда". А кто-то скажет: "сейчас не приносит, а завтра может принести". И будет в чем-то прав: многих людей Юлины терзания и ёрзания не оставляют равнодушными, оживляя те симпатии, которые они когда-то к ней питали.

В канун Дня влюбленных Ю.Тимошенко ни с того, ни с сего решила заделаться… нет, не Святой Валентиной, а – востоковедом-египтологом. Она разразилась парочкой "основополагающих" статей о последних событиях в Египте и свержением Х.Мубарака.  Ничего особенного эти статьи из себя не представляют. Дежурный набор штампов и банальностей. Тем не менее, ход мысли оппозиционерки-революционерки не может, как раньше шутили, не нравиться. Особенно тем, кто хоть что-то в этом понимает.

Сразу же вслед за Африкой лидер БЮТ, сломя голову, кинулась с нескрываемым энтузиазмом, напоминающим радость ребенка новой забаве, эксплуатировать Twitter, размещая в нем свои сообщения, откуда попало, в том числе, из "застенков" Следственного управления ГПУ на Подоле.

Увлечение ЮВТ "твиттером" странным образом совпало по времени с возвращением из Америки ее агитационно-пропагандистского десанта в составе В.Арьева и компании, отправленного за океан с целью привлечения лоббистов и открытия новых каналов помощи оппозиции в Украине с учетом тунисско-египетского "твиттер"-сценария.

Слетали в такую даль по такой погоде ребята, судя по всему, не зря. Хотя пока что американцы помощь Юле еще не дают, а только обещают, на данном этапе ограничиваясь "советами" и "рекомендациями". Одной из них стало, видимо, обращение внимания потенциального клиента на те новейшие сетевые технологии, о применении которых в ходе "ненасильственных революций" в Северной Африке и на Ближнем Востоке  пишут и говорят сегодня достаточно много.

"Твиттер"-технологии в каком-то смысле являются ответом Вашингтона на разоблачительные публикации в его адрес на известном сайте Wikileaks. В тех комбинациях на мировой арене, в которых традиционно США активно участвовали, с одной стороны, через ЦРУ, с другой, по каналам своих дипломатических представительств в тех или иных странах, дипломатия оказалась "слабым звеном". Именно через нее пошла, пускай и ретроспективная, утечка информации, открывшая глаза на многие вещи.

Поскольку отказываться от "комбинаций" и "комбинирования" в тот момент, когда они могут оказаться нужны, как никогда прежде, Америка не собирается, на повестку дня со всей остротой встал вопрос об ужесточении режима секретности в обеспечении особо деликатных проектов на территории других стран. Его-то и позволяют в значительной степени решать новейшие политические технологии, для воплощения которых в жизнь, к тому же, достаточно только разведчиков, а без дипломатов можно обойтись.

На кой хрен Ю.Тимошенко Египет? В общем, ни на кой. Разве что, чтобы помечтать об арабах, рвущих на части "януковичей". А Twitter ей зачем? Наивный вопрос! Конечно, чтобы запустить его для решения своих задач. Раз с его помощью подняли такую волну в двадцатимиллионном Каире, то для пятимиллионного Киева эта штука – просто-таки находка.

В рассуждениях такого рода, надо признать, есть логика. "Твиттер"-технологии весьма неплохо проявили себя не только в далекой для нас Африке, но и в соседней Молдове. А это говорит о том, что они достаточно универсальны и могут быть с успехом применены практически где угодно. Причем, успех гарантирован едва ли не почти на все сто процентов. Ни в Каире, ни в Кишиневе режимам так и не удалось найти против них сколько-нибудь действенного противоядия. Над воздухом и волнами национальные службы безопасности оказались не властны.

Могут ли быть использованы подобные технологии в Украине? Если да, то когда именно? Этой весной, как только потеплеет? Или осенью, когда у людей, доведенных до нервного срыва взлетом тарифов на "коммуналку" и цен на товары первой необходимости, окончательно лопнет терпение бегать то за гречкой, то за мукой или маслом? Или, может быть, через год?

И второе "если": если могут, то в какой степени? Иначе говоря, каков может оказаться практический результат их возможного применения? Такой же, как в Египте, или какой-то другой?

Ситуация в Украине достаточно нестабильна и взрывоопасна. Общество буквально пропитано предчувствием скорого повторения Майдана. Над Украиной витает дух Майдана и бродит его призрак.

Многие люди вышли бы на площади своих городов уже сегодня. Сдерживают их две вещи. Во-первых, сомнение в том, что новый майдан окажется лучше того, что был в 2004-ом, и принесет не разочарование и не пиррову, как в случае с В.Ющенко, а настоящую, победу, плоды которой потешат не "любих друзів", а их самих. Во-вторых, особая осторожность относительно того, кто именно имеет моральное право призвать их выйти на улицу на последний бой. За деятелями из разряда политических хамелеонов, "кучминых детей", калифов на час, ложных пророков люди не пойдут.

Ю.Тимошенко, как никто другой из украинских политиков, подходит на роль майданного лидера и символа обновления власти. В этом смысле все, как говорится, при ней. И политическая биография, и ненависть со стороны всех режимов, и импонирующая толпе беззастенчиво сладкая демагогия, и пылающий взор, и даже имя, которое так легко и удобно скандировать.

Еще одно важнейшее преимущество Ю.Тимошенко –  ее готовность в борьбе против режима идти до конца и уверенность других в том, что эта готовность, действительно, есть. Осенью 2004-го собственные ближайшие соратники и сподвижники В.Ющенко, небезосновательно подозревая его в половинчатости и склонности к закулисной сделке с Л.Кучмой, гнали вперед всеми правдами и неправдами. ЮВТ не надо ни гнать, ни направлять. Собственной заряженности на победу, устремленности на борьбу без правил до последнего ей с лихвой хватит не только на себя, но и на всех.

О том, хорошо ли все это для Украины в ее нынешнем незавидном положении и нужны ли стране и ее народу политики такого толка, судить не берусь. Твердо знаю одно: никакая революция не сделает основную массу населения богаче,  не решит наболевших социальных проблем. Для этого необходимо другое – то, о чем, увы, не думают ни власть, ни оппозиция.

Что могла бы противопоставить "сетевой революции" украинская власть? Арсенал противоядий, мягко говоря, не густ. Большинство из того, что в нем имеется, и на что режим, по-видимому, рассчитывает, безнадежно устарело. Придумать же что-нибудь новое, он не в состоянии.