dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 17 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Свобода слова в Украине: цыплята по осени

Свобода слова в Украине: цыплята по осени

Свобода слова в Украине: цыплята по осени

Вернейший способ сдержать слово – не давать его.

(Наполеон Бонапарт)

В начале было Слово. Потом слова, слова, слова…

(Владимир Колечицкий)

В свое время акции вроде «Украина без Кучмы», которые в конце концов привели к «Оранжевой революции», которая в конце концов привела к тому, что мы теперь «маємо те, що маємо», сопровождались своеобразными журналистскими хэппенингами, чьим олицетворением вполне можно считать лицо исчезнувшего вот уже более 10 лет назад Георгия Гонгадзе с черной повязкой на губах. С тех пор не только много воды утекло, в том числе словесной, в том числе по поводу так по существу и не разрешенного (в смысле нераскрытого и фактически запрещенного к раскрытию) дела Гонгадзе; с тех пор синусоида состояния свободы слова в Украине обозначилась несколькими довольно крутыми зигзагами, последние из которых вряд ли можно считать зигзагами удачи.

Ирония при этом состоит в том, что видимость свободы слова в Украине сохраняется как ни в чем не бывало, символом чего являются оригинальный проект live-шоу «Свобода слова» Савика Шустера, перебравшийся в свое время из России в Украину, и его клоны на общенациональных телеканалах. А рейтинги, выставляемые нашим СМИ независимыми негосударственными организациями, падают, причем нешуточно и без всякой иронии.

Одной из таких организаций, проявляющих пристальное внимание к Украине, обнадежившей несколько лет назад мировую общественность надеждами на позитивные изменения в направлении демократизации всех сфер жизни, являются «Репортеры без границ», основанные еще в 1985 году в Париже, где до сих пор и находится штаб-квартира этой НГО.

В своей деятельности «Репортеры без границ» опираются на принципиальные положения касательно свободы слова и обмена информацией, содержащиеся во «Всеобщей Декларации прав человека» 1948 года и европейской «Конвенции о правах человека и основных свободах» 1950 года, а также на работу мощных представительств в Австрии, Бельгии, Канаде, Франции, Германии, Италии, Испании, Швеции, Швейцарии, офисов в Нью-Йорке, Вашингтоне и Токио, не считая 120 корреспондентов в других странах мира. Кроме того, организация тесно сотрудничает с местными и региональными группами борцов за свободу слова в таких странах, как Афганистан, Бангладеш, Беларусь, Бирма, Колумбия, Конго, Эритрея, Казахстан, Пакистан, Перу, Румыния, Россия, Сомали, США и Тунис. Большинство этих стран располагаются далеко в нижней четверти рейтинга свободы слова, ежегодно публикуемого «Репортерами без границ», а потому отсутствие в этом перечне Украины может свидетельствовать об относительном благосостоянии нашей страны хотя бы в этом аспекте.

Однако вряд ли стоит самообольщаться по этому поводу. Почти сразу после президентских выборов 7 февраля и в особенности после подписания соглашения между Украиной и Россией о снижении цены на газ для Украины и продлении сроков пребывания Черноморского флота РФ в Крыму 21 апреля в Харькове, когда пресс-конференция по этому поводу была проведена почти в закрытом режиме с очень ограниченным доступом не только для иностранных, но и для украинских журналистов, что стало поводом для обращения «Репортеров» к В. Януковичу с письмом, в котором выражалась обеспокоенность расхождениями между словами и делами украинского президента. С тех пор между «Репортерами без границ» и Виктором Януковичем завязалась, можно сказать, регулярная переписка – не столь интенсивная, правда, как у московского журналиста Александра Минкина с президентами России, но весьма похожая на нее своим односторонним характером: репортеры пишут, президент не слышит.

Возможно, это державное невнимание каким-то образом задело самолюбие борцов за свободу слова, но, как бы там ни было, недавно опубликованный рейтинг стран мира весьма неблагоприятно характеризует именно Украину, особенно ввиду той синусоиды, которую свобода слова у нас прочертила в течение последнего десятилетия.

Судите сами:

в 2002 году, когда в Украине с первым пришествием В. Януковича на должность премьер-министра и наступила «эра стабильности», Украина оказалась на 112-м месте с 40 баллами;

в 2003 году Украина прочно входила в «беловежскую тройку» постсоветских стран вместе с Беларусью и Россией, занимая 132-е место с теми же 40 баллами;

в 2004 году она еще теснее сплотилась со своими славянскими сестрами (139-е место при 140-м у Росси и 144-м у Беларуси), нагрузившись аж 51-м баллом рейтинга (в данном случае чем больше баллов, тем хуже обстоят дела со словом и его свободой), – и это несмотря на все разговоры Л. Кучмы о том, что «Украина – не Россия»;

в 2005 году мы вернулись в 2002 год, т.е. снова на 112-е место, но зато заработали «всего» 32,5 балла против 40;

в 2006 году Украина уже делит 105-е место с Индией и получает от «Репортеров» оценку в 26,5 балла;

в 2007 году мы удостоились чести быть рядом с Малави и делить с ним 92-е место (26,75 балла);

в 2008 году – рекорд: 87-место и 19,25 балла;

в 2009 году – незначительное снижение (без отрыва от соседствовавшего с нами Сенегала) до 89-го места и 22 баллов…

Но здесь, пожалуй, стоит немножко передохнуть и оценить динамику, вполне, впрочем очевидную. В последние годы президентства Л. Кучмы она была выражено негативной и характеризовалась глубоким падением места в списке, хотя падение это не так ярко проявлялось в сумме оценочных баллов; при этом провал на 139-е место в 2004 году явно был связан с чернопиарной кампанией накануне президентских выборов. После «Оранжевой революции» тенденция стала стабильно позитивной и в течение 2006–2008 годов показывала, что у нас в это время бушевала не только вакханалия парламентских выборов, но и – во всяком случае, по формальным параметрам – вакханалия свободы слова. Некоторое снижение показателей в 2009 году можно объяснить наступлением новой президентской кампании.

А теперь наберем воздуха и задержим дыхание. В 2010 году Украина обрушивается на 131-е место с 46,83 баллами, буквально считанные пункты не добирая до своего антирекордного показателя наихудшего и самого «черного» для свободы слова 2004 года и снова оказываясь в дружной семье братских титульных славянских народов России (140-е место) и Беларуси (154-е место).

Однако если Беларусь опустилась в рейтинге незначительно, а Россия даже несколько поднялась, то происшедшее с Украиной «Репортеры без границ» оценивают как «глубокое падение», аналогичное тому, что испытали на себе средства массовой информации еще в трех странах – Филиппинах, Греции и Киргизии.

И снова-таки в этой четверке падение обусловлено разными факторами: так, на Филиппинских островах случилась устроенная местным мафиозным бароном при попустительстве властей вопиющая резня, в результате которой погибло 30 журналистов; в Киргизии разгорелась вражда на этнической почве, повлекшая за собой многочисленные жертвы и ограничения в свободе слова в условиях фактически гражданской войны; в Греции массовые беспорядки вследствие недовольства населения падением уровня жизни сопровождались физическим насилием в отношении некоторых журналистов; и только в «стабильной» Украине падение объясняется «медленным, но уверенным ухудшением состояния свободы слова после того, как Виктор Янукович был избран в феврале президентом» Украины.

Вывод напрашивается сам собой: Украина и здесь демонстрирует свою уникальность, ибо если в первых трех случаях ограничения связаны в той или иной мере со стихийностью и форс-мажорными обстоятельствами, то в нашем случае все выглядит так, как и есть на самом деле – следствием четко намеченной стратегии на ползучее сворачивание свободы слова или трансформацию этого слова в столь характерную для политических ток-шоу ничего не значащую болтовню, эдакий вариант новоязовского речекряка из оруэлловской антиутопии «1984». Поневоле складывается впечатление, что кто-то из советников президента не только почитывает на досуге афоризмы Наполеона, но и принимает их как руководство к действию.

Но так ли уже все беспросветно, как пытаются показать некоторые журналюги, причем не только из «Репортеров без границ», но и пишущие статейки наподобие тех, которую вы сейчас читаете? Чтобы проникнуться оптимизмом, обратим внимание еще на два наблюдения, сделанные на основе рейтинга 2010 года.

1. Экономический рост и уровень благосостояния не предполагают автоматически свободу слова. Так, страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) находятся примерно на одном уровне экономического развития, однако дела со свободой слова в этих странах сильно отличаются: Бразилия занимает почетное, можно сказать, 58-е место благодаря благоприятным для масс-медиа изменениям в законодательстве, в то время как остальные, как говорят в Украине, пасут задних. А что уж говорить о сверхлиберальном в экономическом отношении Сингапуре, который по параметрам свободы слова отстает даже от Украины образца 2010 года! Так, может быть, наше падение свидетельствует об экономическом подъеме?

2. Евросоюз постепенно теряет лидерство в вопросах свободы слова и соблюдения фундаментальных свобод граждан. С одной стороны, в топ-двадцатке рейтинга лишь три неевропейских страны (Новая Зеландия, Япония и США), а первые одиннадцать мест занимают европейские страны. С другой стороны, в первой десятке почти сплошь скандинавские страны, где по причине нордического, выдержанного темперамента не так, видимо, много слов на ветер бросают, чтобы с этим шквалом возникала необходимость бороться. С третьей стороны, стабильно высокие показатели скандинавских, англо-саксонских и германских стран, благодаря которым 13 из 27 членов Евросоюза находятся в первой двадцатке, уравновешиваются весьма скромными достижениями других 14 более южных государств: Италия, например, находится на 49-м месте, Румыния – на 52-м, а Греция и Болгария делят аж 70-е место. Не слишком хорошо обстоят дела и на «родине» «Репортеров без границ» – во Франции. Все это заставило генерального секретаря этой журналистской организации заявить о том, что «вызывает обеспокоенность тот факт, что некоторые страны-члены Европейского Союза продолжают терять позиции в рейтинге. Если Европейский Союз не сплотится [в деле поддержания свободы слова], то он рискует потерять статус мирового лидера в аспекте соблюдения прав человека. А если это случится, насколько убедительными будут выглядеть его запросы, адресованные авторитарным режимам по поводу улучшений в этой сфере? Европейским странам крайне необходимо вернуть себе статус образцового примера».

А может, все-таки не надо? И Европе можно будет не особенно напрягаться, да и нам спокойнее. А кроме того, если и в Евросоюзе обнаруживаются стойкие негативные тенденции, то не свидетельствуют ли наши «достижения» последнего года о нашей евроинтеграции? Глядишь, и не заметим, как одним прекрасным утром проснемся прямо в Европе. И все дружно поверим, что это правда. Благодаря нашим СМИ, «исправленным и дополненным» режимом «стабильности и реформ».