dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 25 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность Украинский выбор: «Варфоломеевская ночь» или «Подмосковные вечера»?

Украинский выбор: «Варфоломеевская ночь» или «Подмосковные вечера»?

Украинский выбор: «Варфоломеевская ночь» или «Подмосковные вечера»?

Первое, что бросилось в глаза умным людям из оппозиционной среды, хорошо отдохнувшим за лето на берегах морей и океанов и взглянувшим на суровые украинские будни свежим взглядом, - это не усиление цензуры, не попрание свободы слова, а признаки "политических репрессий". Серия задержаний и арестов высокопоставленных чиновников из состава предыдущего правительства возымела действие, ударив по нервам очень многим из тех, кто сам знает, что у него, как говорится, рыльце в пушку.

Такая оценка происходящего не внушает доверия и вряд ли способна отразить его действительные характер и специфику. Разговоры о "политических репрессиях" вызывают, скорее, подозрение в политических спекуляциях со стороны оппозиции, чем убеждают в кознях власти.

Тем не менее, внимательнее присмотреться к тому, что происходит в этой сфере украинской уголовно-государственной жизни, представляется отнюдь не лишним, хотя бы для того, чтобы исключить малейшую возможность перегибов и злоупотреблений, без которых, как известно, у нас никогда не обходилось и, к сожалению, не обходится ни одно действие, предпринимаемое государством и исполняемое бюрократической машиной.

Правительство Ю.Тимошенко и Секретариат В.Ющенко наделали таких делов, наломали столько дров, что практически любого чиновника среднего и высшего звена из состава каждого из них (а также сторожа, охранника и уборщицу) можно задерживать и привлекать к уголовной или административной ответственности, так сказать, "в темную": нарушения законодательства в его действиях - то ли в "особо крупных", то ли в "обычных" размерах - в любом случае так или иначе обнаружатся.

Соблазн воспользоваться этим обстоятельством для того, чтобы посеять панику в лагере политических противников, посадив наиболее рьяных и агрессивных его представителей на крючок и раз и навсегда отбив у них охоту "мутить воду во пруду", - у нынешнего режима велик. Тем более, что политические преследования инакомыслящих - не надуманные, иллюзорно-виртуальные, а самые что ни на есть реальные и зримые - со стороны "оранжевого" режима в первые месяцы его существования еще свежи и в памяти их непосредственных жертв, и в общественном мнении.

Делать окончательные выводы пока что, конечно, преждевременно. Дальнейшее развитие событий покажет, что к чему во всех этих историях с задержанием высоких чинов таможенной службы, НАК "Нафтогаз", Минобороны и других ведомств. Тем не менее, уже сегодня есть основания предполагать, что в большинстве случаев с правовой точки зрения уголовное преследование этих господ имеет под собой веские основания: что бы там кто ни говорил и как бы кто ни злословил, но в каждом отдельном случае факт нанесения значительного материального ущерба государству налицо.

Мировой опыт, к которому нас приучили обращаться по любому поводу и без повода, в этом случае предоставляет самые разнообразные и противоречивые модели поведения власти, начиная от полнейшей и великодушнейшей амнистии по так называемому "нулевому варианту" и заканчивая громкими публичными процессами, пожизненными сроками, показательными самоубийствами и пр., и пр.

Из примеров последнего времени уместно, думаю, будет вспомнить историю с аферой австрийской "Группы Гиппо Альпе-Адриа" (в списке из 12-ти стран, к ней причастных, кстати сказать, фигурирует и Украина, но мы, однако, об этом ничего не знаем, не ведаем - цензура, что ли, виновата?), в ходе расследования которой были выявлены и преданы огласке факты коммерческих махинаций и политической коррупции с участием известного политика крайне "правой" ориентации Й.Хайдера, ныне уже покойного.

Последнее обстоятельство является в этом случае очень важным, если не ключевым. При жизни политика никаких претензий подобного плана к нему не предъявлялось, хотя есть основания предполагать, что сведения о его противозаконной деятельности имелись в наличии у полиции уже тогда.

Какой из алгоритмов расчистки "авгиевых конюшень" чиновничьего коррупционного беспредела предпочтительнее для Украины в ее нынешнем положении и в тех условиях, в которых ей приходится нынче существовать? Нужна ли ей, фигурально выражаясь, резня до последнего "гугенота" в стиле "Варфоломеевской ночи"? Или же правильнее было бы сориентироваться на дух песни "Подмосковные вечера" с ее слегка приглушенным плавным напевом и четкой установкой на единение без намека на конфротнтацию?

С правовой, основанной на принципе: "Закон суров, но это - закон", - точки зрения избежать "французско-варфоломеевского" сценария в Украине сегодня не представляется возможным. Слишком уж велики и значительны масштабы злоупотреблений, слишком долго эти злоупотребления оставались безнаказаны, слишком часто в не столь длительной истории суверенного украинского государства новая власть соглашалась покрывать старую, исходя из корпоративной солидарности и в страхе оказаться на ее месте.

С точки же зрения логики, основанной на государственном подходе, ориентированном не на раскол, а на общенациональный компромисс, этот сценарий выглядит уж очень жестко. Доморощенные "оранжевые гугеноты", поставившие страну на грань катастрофы, заслуживают того, чтобы быть примерно наказанными по всей строгости закона, однако, ставить задачу их полного искоренения, думаю, не стоило бы ни в коем случае. Не потому, что они не виноваты, а потому, что виноваты не только они и далеко не все они.

Мне кажется, что власть могла бы и должна была бы предложить своим политическим противникам (включая радикально-непримиримых и самых оголтелых из них) и обществу алгоритм сосуществования и совместной деятельности на благо Украины в духе песни "Подмосковные вечера". Его суть состоит в толерантности, в уходе от принципа "чем хуже - тем лучше", в отказе от политической "двухцветности" во имя интересов страны и ее граждан. Это призыв не ко всепрощению, а к взвешенности и сдержанности.