dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 20 Января 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Безопасность О свободе слова и свободе мысли

О свободе слова и свободе мысли

О свободе слова и свободе мысли

За время, прошедшее после президентских выборов, повестка дня украинского политического процесса претерпела существенные изменения. Заметно изменилось и наполнение как новостных, так и обзорных сегментов национального информационного пространства. Одной из наиболее артикулируемых и активно продвигаемых «фишек» публичного обсуждения стала подзабытая тема свободы слова, очень важная и, безусловно, актуальная, однако, преподносимая в весьма специфической интерпретации.

«Я осуждаю не слова, эти отборные и драгоценные

сосуды, а то вино заблуждения, которое подносят

нам в них пьяные учителя…».

(Аврелий Августин, «Исповедь»).

Разговор на эту тему по сути в Украине не клеится настолько явно и откровенно, что может показаться, что он никому особенно и не нужен. Ее используют как повод. Все сводится к голословным обвинениям в адрес новой власти в якобы имеющих место систематических нарушениях свободы слова. Под аккомпанемент этих обвинений общественному мнению как внутри страны, так и за ее пределами навязывается ложное представление о «донецком» режиме как об угрозе демократическому процессу.

На гребне первой волны свободословия явились уже и «апостолы», готовые осчастливить других бесплатными поучениями по данной проблеме и по всему тому, что с ней так или иначе связано. При этом, как бы само собою, подразумевается, что именно эти «апостолы» и никто другой знают, что такое свобода слова и с чем ее едят. И что только они обладают правом признать, что в Украине слово свободно или же, напротив, обвинить других в том, что это самое слово угнетено. Если же они этого не скажут, то дела не будет. И окажемся мы снова, как во времена Л.Кучмы, в «черном» списке тех, кто свободу слова не лелеет, а, наоборот, третирует и душит почем зря.

По умолчанию имеется в виду вопиющая неспособность власти обеспечить свободу слова, противопоставляемая готовности и способности сделать это представителей той «группы товарищей», от лица которой исходят все разговоры об ограничении свободы слова в Украине.   

О том, что взятое само по себе, вне конкретно-исторических обстоятельств и контекста, понятие свободы слова – категория абстрактная, и в полной мере свободное слово, хотя в теории возможно, на практике встречается  крайне редко, - активисты тематической кампании борьбы за свободу слова  забывают, делая вид, что им это совершенно неизвестно.

Свобода слова – понятие в высшей степени относительное. Реальная свобода слова – это в любом случае, скорее, исключение из правил, чем правило. Кроме всего прочего, она предполагает ответы на такие вопросы, как: свобода от кого и для кого? свобода ради чего и за чей счет? И другие.

С позволения сказать, «концепция» все увереннее поднимающего ныне голову украинского свободословия с евроатлантическим душком проста, как дверной косяк. В ее основе лежит принцип априорной непогрешимости тех, кто подсуетился взять на себя роль цепных псов демократии в Украине.

По их мнению, им должно быть дозволено говорить все, что в голову взбредет, обо всем и обо всех, причем, без всяких ограничений и табу. В свою очередь, те, кого они будут хаять последними словами, должны делать вид, что им это очень нравится, иначе никакой свободы слова не получится.

Если же жертвы свободословия по-украински поведут себя правильно, то поборники свободы слова попробуют договориться, чтобы кто-нибудь от имени Запада время от времени похлопывал их по плечу, а им самим оттуда предоставляли новые и новые гранты.  

Слово слову рознь. Свобода свободе – тоже. Сегодня, как и во времена похода В.Ющенко во власть, украинцам пытаются предложить весьма специфическое слово и весьма специфическую свободу. Что бы там ни говорили активисты кампании в защиту свободы слова, на самом деле, смысл их борьбы состоит в том, чтобы вроде бы свободным словом не открыть людям что-то важное, а скрыть это важное, в очередной раз обманув людей.

Свобода слова рассматривается исключительно в системе координат, определяемых политической целесообразностью и делением на «свой» - «чужой». Она превращается в средство достижения определенных целей, в инструмент сведения счетов, как узко профессиональных – журналистских, - так и политических. Играть предлагается по-крупному, делая ставку в виде судьбы страны, спокойствия и благополучия большинства ее граждан.

Злоупотребляя апелляциями к свободе слова, сегодня в Украине слабый пытается шантажировать сильного, оказавшегося более удачливым в борьбе за власть, а заодно привлечь на свою сторону еще более сильного извне. То, чего известным политическим силам не удалось достичь в честной публичной конкуренции на президентских выборах, кое-кто хочет получить путем подковерных интриг и, в том числе, за счет нечистоплотной интерпретации темы свободы слова и ее искусственного педалирования.  

«Что может быть жалостнее жалкого, который не жалеет самого себя, но оплакивает Дидону, умершую от любви к Энею?» - вопрошает Аврелий Августин. И мы вправе, думаю, задаться похожим вопросом: что может быть жалостнее того, кто исходит стонами и плачами, так как, якобы, печется о какой-то свободе какого-то слова, в упор не замечая ничего другого, гораздо в большей степени заслуживающего в данный момент внимания и заботы?

Ситуация из разряда дежавю. Так уже было у нас в свое время в ходе реализации «проекта Ющенко», когда в результате целенаправленных системных усилий был внедрен в общественное сознание и закреплен в нем стереотип: «украинцам нужна Украина без Кучмы», «выберем Ющенко вместо Кучмы – и все сразу пойдет по-новому, всем жить станет лучше».

Теперь предлагается модифицированный вариант все той же модели, уже продемонстрировавшей свою бесперспективность: «Дадим свободу слова «апостолам» - и все пойдет по-новому, станет хорошо везде и всем».

Не пойдет и не станет! Как не пошло и не стало в «Украине без Кучмы» при В.Ющенко и его команде, за пять лет пребывания у власти которых страна оказалась отброшенной на пару десятков лет назад, а эпоха Л.Кучмы начала казаться чуть ли не верхом демократии и благополучия.

Свобода слова неотъемлема от свободы мысли. Если журналисту нечего сказать по делу, никакая свобода слова не спасет его от примитивного пустозвонства. И вот тут-то у нынешних борцов за что-то, упакованное пока что в красивую обертку с броской надписью: «свобода слова», - наблюдается очевидная нестыковка. С мыслями у них далеко не все в порядке.

Они свободно говорят и пишут, но думают отнюдь не так свободно, как это может кому-то показаться. Их мыслям гораздо просторнее, чем словам, хотя по классическим канонам журналистского и писательского ремесла должно было бы быть совсем наоборот. В их словах, обращенных к власти и к нации, «вино заблуждения», о котором говорит Августин, бьет ключом.

Полетом мысли не особо отличалась и «оранжевая» оппозиция режиму Л.Кучмы во главе с В.Ющенко. «Ющенковцы», как и сам хоружевский мессия, предпочитали повторять заученные слоганы и ритуальные фразы-заклинания о демократии и демократических свободах, не вникая в суть дела. Вникать им было, в общем, ни к чему, поскольку все и так шло, как по маслу.

Во-первых, потому, что и заказчик, и потребитель их оппозиционного порыва и надрыва не требовали каких-то особых изысков, довольствуясь – хотя и каждый по своим причинам и мотивам – поражающими воображение своей концептуальностью и глубиной формулами: «Кучму геть!», «Бандитам тюрьмы!», «Нас багато – нас не подолати!» и тому подобное.

Во-вторых, оттого, что придумывать нечто оригинальное и не хотелось, и не моглось. Специалистов в освоении всевозможных грантов и бюджетов в окружении В.Ющенко всегда хватало с избытком, а вот с мыслителями не складывалось, тут постоянно ощущался острый дефицит. Да и сам Виктор Андреевич в этом смысле тоже звезд с неба никогда не хватал (чем, кстати, и привлек в свое время не лишенное тщеславия внимание озабоченной любовью к Украине К.Чумаченко).

В настоящий момент разговоры о гонениях на журналистов и об ограничении свободы слова в Украине могут показаться чистым бредом. Тем не менее, я решил уделить внимание этому бреду по той простой причине, что он отнюдь не так безобиден, как это может показаться на первый взгляд. 

Зачатое должно быть рано или поздно рождено. Таков закон природы, нарушить который не дано никому. Под лозунгом защиты свободы слова при стечении определенных обстоятельств можно горы своротить, не говоря уже о том, чтобы перевернуть вверх дном одну, и без того не слишком прочно стоящую на ногах, страну и естественный ход жизни в ней.

Не дай, Господи, чтобы до этого опять дошло!