dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 18 Июля 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Заметки Так какой же частью Европы будет Украина?

Так какой же частью Европы будет Украина?

Как всегда очень актуальны одесские анекдоты. Скажем, вот такой.

Абрам с Цилей в своей одесской квартире смотрят телепрограмму. Выступает президент. «Я собираюсь, – провозглашает он, – сделать Украину частью Европы». Абрам тут же реагирует: «Циля, собирай манатки». Циля: «Шо такое: ты не хочешь жить в Европе?!» «Собираййся, Циля, я тебе в Израиле расскажу, какую именно часть он имел  в виду».

Правда, президент в своем недавнем откровении признался, что речь пока идет только про соглашение об Ассоциации с Евросоюзом. А вот, когда дело дойдет до членства, то последнее слово скажет все-таки народ на всеукраинском референдуме.

Но предположение мудрого Абрама всё же остается в силе. И вправду нам должно быть не безразлично, какой же частью Европы (пусть и в очень отдаленном будущем) станет Украина. Если нынешним взрослым жителям по большому счету этим нечего портить себе нервную систему, то уж о детях или, что вероятнее всего, о внуках и правнуках подумать не мешает.

Посмотрим на несколько частей Европы и поразмыслим, на какую из них станет похожа Украина, если всё-таки чудесным образом очутится в Евросоюзе.  Из тех, кто ближе всего к нам, − Польша, Румыния, Словакия, Венгрия. О Польше в последние годы у нас принято говорить  как о недостижимом идеале: рост ВВП – не чета нашему, экспортная составляющая экономики бурно развивается, кризисные явления вроде разбиваются о польские границы, а бензин настолько дешев, что немцы стараются ездить к польским соседям на заправки. Да вот, незадача: стали оттуда доходить сообщения – мол, недовольны простые поляки своей развитой экономикой. Впрочем, не только простые, но и сложные. Другими словами, средний класс. Оказывается, стремительный рост экспорта объясняется довольно просто: платят своему населению за выработку польских товаров не очень, по среднеевропейским меркам, много. И этим поляки очень недовольны. Смешные люди: зарабатывали бы столько, сколько простые украинцы, − не то бы еще запели! Можно предположить (ну, допустим такую ненаучную фантастику, будто мы уже в Европе!), что даже при потрясающем росте украинского экспорта наш житель станет жить примерно так же, как китаец, хоть завали мы весь мир своей продукцией.

О Румынии или Болгарии и говорить нечего. Скудно живут тамошние жители, невзирая на евросоюзовские стандарты. Ожидали (примерно, как и мы)  земного рая, а получают пока что в лучшем случае намеки на чистилище. О Венгрии разговор отдельный. После возвращения к власти в 2010 году партии «Фидес» во главе с Виктором Орбаном Европейская комиссия, Венецианская комиссия и прочие организации ЕС (да и США тоже) неоднократно высказывали крайнюю озабоченность по поводу излишней централизации власти в стране, антидемократических тенденций в законодательстве – в частности, в связи с принятием нового закона о средствах массовой информации. Правда, знакомые мотивы для Украины и претензии почти такие же?! Но Виктор Орбан на упреки реагирует сдержанно, имея в виду то, что его популярность и партии «Фидес» на падает, и на парламентских выборах в следующем году партия и ее лидер рассчитывают только на победу .

Я сейчас приведу одну цитату, а читатель попробует отгадать, какому украинскому политику принадлежат следующие слова и в какое время он их произнес: «Украине следует  отказаться от «евроромантизма» и четко определить характер  своих будущих отношений  с Европейским союзом». Не старайтесь, вряд ли дадите точный ответ. Могу добавить, что этому политику вторил и ближайший коллега, призывавший не делать из Евросоюза «фетиш, идею-фикс». Так. вот, слова эти произнес в мае 2004 года не кто иной, как тогдашний премьер-министр Украины Виктор Янукович, а вторил ему вице-премьер Дмитрий Табачник. Почти десятилетие для этих деятелей не прошли даром. Начисто, видно, забыли о своих откровениях. Или просто мудрее стали.

Поэтому-то нынешний президент уже спит и видит Украину частью Европы. Да только не говорит, как и предполагал Абрам из анекдота, − какой.