dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 23 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Вера Русская религиозная философия в лицах. Алексей Хомяков

Русская религиозная философия в лицах. Алексей Хомяков

Русская религиозная философия в лицах. Алексей Хомяков

Когда ведут речь о русской религиозной философии в ее классическом виде (ХІХ-ХХ ст.), то отсчет ее существования начинают, как правило, с учения А. С. Хомякова.

И такая точка отсчета выбрана, конечно же, не случайно. Как это согласно выражают такие авторитеты, как В. В. Зеньковский, Н. О. Лосский, Н. А. Бердяев и другие авторы, русские религиозные философы, начиная с А. С. Хомякова в особенности, исходили из той мысли, что православие означает иное восприятие и понимание христианства, нежели католичество и протестантизм, а потому на основе его, в свете его, может быть найден новый подход к основным вопросам культуры и жизни, построено новое мировоззрение. Н. О. Лосский выразил это в следующих словах (статья «Вл. Соловьев и его преемники в русской религиозной философии»): «Основная задача русской религиозно-философской литературы есть построение православно-христианского мировоззрения, раскрывающее богатое содержание и жизненную действенность главных догматов христианства, которые во многих умах превратились в омертвевшие формулы, оторванные от жизни и миропонимания».

Известный специалист по истории русской философии Н. Полторацкий в своей книге «Русская религиозная философия», давая ее периодизацию, пишет: «Первый период охватывает 30-е и 40-е годы, середина XIX века. Этот период стоит под знаком влияния на русскую мысль германского идеализма, и связан больше всего с именами А. Хомякова и И. Киреевского, которыми была заложена основа современной религиозной философии и начертана ее программа».

Алексей Степанович Хомяков (род. 1 мая 1804 г. в Москве – ум. 23 сентября 1860 г. в селе Спешнево-Ивановское Рязанской губернии) известен как русский поэт, художник, публицист, богослов, философ, основоположник раннего славянофильства и член-корреспондент Петербургской Академии наук (1856 г.). Родился он в Москве, на Ордынке в старинной дворянской семье, где и получил добротное домашнее образование. В 1821 году в семнадцатилетнем возрасте сдал экзамен на степень кандидата математических наук при Московском университете. В том же году начал печататься (переводом сочинения Тацита). Проявляет большой интерес к философии (тяготеет к немецкому идеализму) и литературному творчеству: пишет стихи, работает над исторической поэмой «Вадим», переводит античных авторов.

В 1822 году А. С. Хомяков определяется на военную службу сначала в Астраханский кирасирский полк, а через год переводится в Петербург в конную гвардию. В 1825 году оставляет службу, уезжает за границу (Париж, Швейцария, Австрия), занимается живописью и пишет историческую драму «Ермак». В 1828-1829 гг. А. С. Хомяков участвует в русско-турецкой войне, после окончания которой выходит в отставку и уезжает в своё имение, решив заняться хозяйством. В этот период он плодотворно сотрудничает с различными журналами.

Уже в ранних стихотворениях А.С. Хомякова содержаться элементы славянофильства, которые в 1830-е гг. складываются в славянофильскую идею. Этой идеей проникнуты его стихотворения «Орел» (1832 г.), «Мечта» (1834 г.) и историческая драма «Дмитрий Самозванец» (1833 г.).

В 1836 году философ женится на сестре поэта Языкова, Екатерине Михайловне.

В 1847 году А.С. Хомяков посещает Германию и Богемию. В 1838 году он приступает к работе над своим основным историко-философским сочинением «Записки по всемирной истории», а в 1839 году в статье «О старом и новом» выдвигает основные теоретические положения славянофильства.

С 1850 года философ особое внимание уделял религиозным вопросам, истории русского православия. В эти годы он публикует статьи «По поводу отрывков, найденных в бумагах И. Киреевского» (1857 г.), «О современных влияниях в области философии» (1859 г.) и др. В 1854 г. в списках разошлось его стихотворение «России» с обличительными строчками:

«В судах черна неправдой черной

И игом рабства клеймена...»

Как и другие славянофилы, А. С. Хомяков идеализировал православие, патриархальный устой русской жизни, однако при этом был убежденным противником крепостного права, обосновывая эту позицию Евангельским учением. В лирике А. С. Хомякова этих лет отразилось отвержение славянофилами существующего строя за безнравственность и бездуховность. Для А. С. Хомякова социализм и капитализм были в равной степени негативными отпрысками западного декадентства. Мыслитель считал, что Запад не смог решить духовные проблемы человечества, так как увлекся конкуренцией и пренебрёг кооперацией. По его словам: «Рим сохранил единство ценой свободы, а протестанты обрели свободу ценой единства». Считал монархию единственно приемлемой для России формой государственного устройства, он выступал за созыв Земского собора, связывая с ним надежду на разрешение противоречия между «властью» и «землёй», возникшее в России в результате реформ Петра I.

Занимаясь лечением крестьян во время холерной эпидемии, А. С. Хомяков заболел и скончался 23 сентября 1860 года в селе Спешнево-Ивановском Рязанской губернии (ныне в Липецкой области). Был похоронен в Даниловом монастыре рядом с Языковым и Н. Гоголем, однако в советское время прах всех троих был перезахоронен на новом месте – на Новодевичьем кладбище.

Первая особенность философского творчества А. С. Хомякова состоит в том, что он исходил из церковного сознания при построении философской системы. Это было сознательным принципом для него, ибо в Церкви он видел полноту истины и источник того света, который освещает все бытие. Не от изучения мира и его философского истолкования шел он к свету веры, а наоборот — все светилось для него тем светом, какой излучает Церковь. А. С. Хомяков - в подлинном смысле «христианский философ», ибо он исходил из христианства. В его внутреннем мире приоритет принадлежал именно вере, которая не была для него «объектом» мысли, «предметом» обсуждения, а была основной «первореальностью» в его духовном мире. Исходя из своего христианского сознания, он видел основу его в Церкви как «первореальности». Вокруг этого понятия развивается вся богословская доктрина А. С. Хомякова, но оно же является основным для его философских построений.

Церковь, по учению А. С. Хомякова, есть «духовный организм», воплощенный в видимой («исторической») своей «плоти», но самая сущность Церкви, ее основа, есть именно духовный организм — «единство благодати, живущей во множестве разумных творений, покоряющихся благодати». Она — «многоипостасна», но все члены Церкви органически, а не внешне соединены друг с другом. В единстве двух моментов (духовности и органичности) заключена сущность Церкви как «наследия духовной жизни, унаследованного от блаженных апостолов», - поэтому она не есть просто «коллектив» («собирательное существо», по выражению А. С. Хомякова), не есть и некая «идея», отвлеченная или скрытая во внешней жизни церковной, а целостная духовная реальность, обнимающая в живом и конкретном единстве видимую и невидимую свою сторону. «Даже на земле, — пишет Хомяков, — Церковь живет не земной человеческой жизнью, но жизнью божественной и благодатной.., живет не под законом рабства, но под законом свободы». Как единый и целостный организм, Церковь не может быть разделяема на видимую и невидимую, — это «не две Церкви, но одна и та же под различными видами», Именно потому Церковь, как богочеловеческое единство, и есть целостный организм.

Существенно в этом богословском построении А. С. Хомякова то, что «видимая Церковь существует (как Церковь, а не как «учреждение»), только поскольку она подчиняется Церкви невидимой (т. е. Духу Божию) и, так сказать, соглашается служить ее проявлениям». Здесь заложено основание учения А. С. Хомякова - очень смелого и яркого - о том, что «Церковь не авторитет,.. ибо авторитет есть нечто внешнее для нас; Церковь не авторитет, а истина...» «Крайне несправедливо думать, - читаем в другом месте, - что Церковь требует принужденного единства или принужденного послушания, - напротив, она гнушается того и др.: в делах веры принужденное единство есть ложь, а принужденное послушание есть смерть».

Отсюда, из отрицания «авторитета» в Церкви, вытекает у А. С. Хомякова решительное отрицание всякого «главы Церкви», кроме самого Христа. Но А. С. Хомяков менее всего может быть заподозрен на основании этого учения о свободе Церкви - в анархизме: взаимоотношение отдельной личности и Церкви таково, что свобода церковная вовсе не есть функция, индивидуализирующая или дарованная отдельному человеку. Свобода принадлежит Церкви как целому, а вовсе не каждому члену Церкви в отдельности. «Если свобода верующего не знает над собой никакого внешнего авторитета, - пишет Хомяков, - то оправдание этой свободы - в единомыслии с Церковью». Вне Церкви отдельный человек не то, что он же есть в Церкви: «каждый человек находит в Церкви самого себя, но себя не в бессилии своего духовного одиночества, а в силе духовного единения с братьями, со Спасителем. Он находит в ней себя в своем совершенстве или, точнее, - находит в ней то, что есть совершенного в нем самом». В учении А. С. Хомякова одинаково отвергается и спиритуализм в понятии Церкви, и слишком сильный акцент на видимой, исторической стороне Церкви. Церковь есть «первореальность», - и в приобщении к ней впервые и отдельная личность открывается самой себе, - и не в случайных эмпирических проявлениях, а в своем подлинном и глубоком начале.

Антропология А. С. Хомякова является дисциплиной, посредствующей между богословием и философией, которая служит базой его гносеологии. Из учения о Церкви выводит он то учение о личности, которое решительно отвергает т. н. индивидуализм. «Отдельная личность, - пишет А. С. Хомяков, - есть совершенное бессилие и внутренний непримиримый разлад». Лишь в живой и морально здоровой связи с социальным целым личность обретает свою силу, — и если Чаадаев, например, связывает личность с «мировым сознанием», то для А. С. Хомякова личность, чтобы раскрыть себя в полноте и силе, должна быть связана с Церковью. А. С. Хомяков решительно отвергает теорию среды (как «совокупности случайностей, обставляющих человеческие личности»), отвергает и индивидуализм, изолирующий и абсолютизирующий отдельную личность. Лишь в Церкви, т. е. в свободном, проникнутом братской любовью к другим людям единении во имя Христа, -только здесь личность обретает все свои дары, всю полноту ее личного богатства. Разум, совесть, художественное творчество хотя и проявляются в отдельном человеке, но на самом деле они являются функцией Церкви, - т. е. и разум, и совесть, и художественное творчество вне Церкви реализуют себя всегда частично и неполно. А. С. Хомяков был восторженным почитателем русской общины как раз за то, что в ней так ясно был выражен примат социального целого.

А. С. Хомяков разработал учение о двух коренных типах личности, положенное им в основе его историософии: в отдельной личности всегда идет борьба двух противоположных начал, преобладание одного из которых и образует один или другой тип. Начала эти - свобода и необходимость: «свобода и необходимость, - пишет А. С. Хомяков, - составляют то тайное начало, около которого в разных образах сосредоточиваются все мысли человека». Это значит, что свобода есть такой дар, которым владеть нелегко, в силу чего дух наш может уходить от свободы. А. С. Хомяков называет (в своих «Записках по всемирной истории») тот тип, в котором господствует искание свободы, - иранским, а тот, в котором господствует подчиненность необходимости, - кушитским; для него вообще вся история движется под знаком этих двух типов. Но это, так сказать, «естественная» типология не есть нечто неизменное и абсолютное, однако преодоление рабства необходимости невозможно в порядке естественном. Одно искание свободы (в иранском типе) еще не раскрывает ее в полноте, - и только на почве христианства, в частности, лишь в Церкви как благодатном организме, в котором действует Дух Божий, торжествует дар свободы. В антропологии А. С. Хомякова нет учения о том, что есть зло в человеке и откуда оно. Он хорошо видит то, что непросветленная свобода носит в себе начало хаоса, но почему и как начало свободы оказалось близким к путям зла - этого А. С. Хомяков нигде не касается.

Исторические взгляды А. С. Хомякова наиболее полно излагались в его фундаментальном труде «Записки о всемирной истории» («Семирамида») который, однако остался незавершённым, а также в сохранившихся журнальных статьях. Вещественный мир представлялся А. С. Хомякову лишь внешним выражением свободно творящего духа (Бога), а материальные факторы общественного развития - его внешними проявлениями. История для него – это процесс постепенного проявления полноты духа в общественной жизни человечества. Каждый народ в своем развитии выражает ту или иную сторону абсолюта. Соответственно, история народа представляла собой процесс проявления в его общественной жизни некой изначально присущей ему первичной идеи. Каждый народ обладал своей особой субстанцией, «началом».

В основе философии А. С. Хомякова лежал провиденциализм. Историческое развитие каждого народа предопределялось абсолютом. Однако в своём развитии народ в силу тех или иных причин может отклониться от него и не выполнить возложенной на него «миссии».

Понимание славянофилами (в том числе А. С. Хомяковым) процесса исторического развития того или иного народа как постепенного проявления его «начала» имело два неоспоримых преимущества. Во-первых, подобный подход подразумевал стремление понять смысл истории народа. Во-вторых, заставлял обратить особое внимание на специфику народной жизни (именно славянофилы первыми обратили серьёзное внимание на такое фундаментальное явление русской действительности, как сельская община).

Все учение А. С. Хомякова пронизано религиозным духом и подчинено одной идее - о коренном различии путей России и Запада и доказательству самобытности русского народа. Различие это обусловлено неодинаковостью «внутренних начал» русской и западноевропейской жизни, формами религиозного мировоззрения - православного христианства и католицизма. А. С. Хомяков ожидал, что Православие через Россию может привести к перестройке всей системы культуры. История призывает Россию встать впереди всемирного просвещения, - история дает ей право на это за всесторонность и полноту ее начал. Православие через Россию может привести к перестройке всей системы культуры. «Всемирное развитие истории, - утверждает А. С. Хомяков, - требует от нашей Святой Руси, чтобы она выразила те всесторонние начала, из которых она выросла». «История призывает Россию стать впереди всемирного просвещения, - история дает ей право на это за всесторонность и полноту ее начал». У А. С. Хомякова было очень глубокое осознание не только особого пути России, но и всемирной задачи России. Эта всемирная задача, по его мнению, состояла в том, чтобы освободить человечество от того одностороннего и ложного развития, какое получила история под влиянием Запада. «Западная Европа, - отмечал А. С. Хомяков, - развивалась не под влиянием христианства, а под влиянием латинства, т. е. христианства односторонне понятого».

Социальная философия А. С. Хомякова покоится тоже на принципе «органичности» - отсюда культ «общины» и борьба с индивидуалистическими тенденциями современности, но отсюда же горячая защита свободы. Идеал социальной жизни дан в Церкви, как единстве в свободе на основе любви, - и это определяло изнутри стойкое и непоколебимое исповедание свободы у А. С. Хомякова. Из органического понимания социальной жизни вытекает у него и отношение к государству. У него нет никаких даже намеков на анархическое отвержение государства, но у А. С. Хомякова есть нечто, аналогичное учению Ж.-Ж. Руссо о народном суверенитете. Для А. С. Хомякова в порядке исторической реальности народ - значительнее и существеннее государства; сама верховная власть покоится на том, что народ признает ее властью. Народ, будучи источником власти, вручает эту власть царю, который и несет «бремя власти». Себе же народ оставляет «свободу мнения».

В центре воззрений А. С. Хомякова - учение о начале «соборности», о принципе устроения бытия, описывающем множество, собранное силой любви в «свободное и органическое единство». В такой трактовке оно характеризует природу не только Церкви, но и человека, общества, процессы познания и творчества.

В дальнейшем это учение стало одной из основ концепций всеединства и личности в русской религиозной философии. Творцом и источником мира провозглашается разумная воля, или, иначе, «волющий разум». Мыслящий разум наделяется атрибутом воли, которая абсолютно свободна. «Волющий разум» творит мир предметов и человека. Ядро антропологии А. С. Хомякова - учение о целостности человека. Целостность же в человеке есть иерархическая структура души. Познание истины и овладение ею не является функцией индивидуального сознания, но вверено Церкви. «Истина, недоступная для отдельного мышления, - заключает А. С. Хомяков, - доступна только совокупности мышлений, связанных любовью».