dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 19 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Вера Русская религиозная философия в лицах. Николай Фёдоров

Русская религиозная философия в лицах. Николай Фёдоров

Русская религиозная философия в лицах. Николай Фёдоров

Философские идеи Николая Фёдоровича Фёдорова (род. - 7 июня 1829 г. в с. Ключи Тамбовской губернии; умер - 28 декабря 1903 г. в Москве) отличаются несомненным своеобразием и лежат несколько в стороне от основной проблематики традиционной для духовных поисков русской религиозной философии. Некоторые снобы, радеющие за чистоту последней, склонны даже на этом основании относить его, скорее, к мистической традиции, нежели к философской. Со стороны же чрезмерно ретивых ревнителей чистоты православия многие идеи Н. Федорова третировались как излишне радикальные и неканонические. Тем не менее, Николай Фёдоров прочно занял свое место в русской и мировой культуре не только как религиозный мыслитель и философ-футуролог, но и один из родоначальников русского космизма, а также энтузиаст-организатор библиотечного дела и разработчик новаторских подходов в педагогике.

За широту взглядов, эрудированность и открытость к общению его называли «московским Сократом». C уважением и восхищением отзывались о Н. Фёдорове и его воззрениях Лев Толстой, Ф. М. Достоевский, Вл. Соловьёв. Несмотря на всю многогранность своих философских и научных интересов, наибольшую известность он получил за то, что мечтал воскресить всех людей, не желая примириться с гибелью даже одного человека (это учение наиболее полно изложено в его главном труде – «Философия общего дела»). С помощью науки (веря в ее безграничный прогресс), в частности, он намеревался собирать рассеянные молекулы и атомы, чтобы «сложить их в тела отцов». При этом науке Н. Фёдоров отводил положенное место рядом с искусством и религией в общем деле объединения человечества, включая и умерших, которые должны в будущем воссоединиться с ныне живущими.

Будущий философ родился 7 июня 1829 года в селе Ключи Тамбовской губернии. Доподлинно известно, что как внебрачный сын князя Павла Ивановича Гагарина он получил фамилию крёстного отца. В 1849 г. по окончании гимназии в Тамбове Н. Фёдоров поступил на юридический факультет Ришельевского лицея в Одессе и проучился там три года, но затем, ввиду смерти дяди Константина Ивановича Гагарина, платившего за обучение, был вынужден оставить лицей. Впоследствии, чтобы как то себя обеспечить материально, он работал преподавателем истории и географии в уездных городах среднерусской полосы.

В середине 60-х гг. ХІХ в. Николай Фёдоров познакомился с Николаем Павловичем Петерсоном, одним из преподавателей в яснополянской школе Л. Н. Толстого. Из-за знакомства с Н. П. Петерсоном он был даже арестован по делу Дмитрия Каракозова, но через три недели освобождён.

Летом 1867 года Н. Фёдоров оставил Боровское уездное училище, где ранее преподавал, и пешком отправился в Москву. В 1869 г. устроился помощником библиотекаря в Чертковской библиотеке, с 1874 г. в течение 25 лет работал библиотекарем Румянцевского музея, а в последние годы жизни - в читальном зале Московского архива Министерства иностранных дел. В Румянцевском музее Фёдоров первым составил систематический каталог книг. Там же после трёх часов дня (время закрытия музея) и по воскресеньям был дискуссионный клуб, который посещали многие выдающиеся современники и в работе которого он активно участвовал.

Н. Фёдоров вёл аскетическую жизнь, старался не владеть никаким имуществом, значительную часть жалования раздавал своим «стипендиатам», от прибавок к жалованию отказывался и всегда ходил пешком. Философ был известен многими странностями. Например, он отказывался фотографироваться и не позволял нарисовать свой портрет. Как вспоминали современники, Н. Фёдоров обладал хорошим здоровьем, но в 1903 г. в сильный декабрьский мороз друзья уговорили его надеть шубу и поехать в экипаже. После этой поездки он заболел воспалением лёгких от чего и скончался. Затем был похоронен на кладбище Скорбященского монастыря.

Как уже отмечалось, наиболее оригинальные идеи Н. Федорова нашли отражение в главном труде его жизни – «Философии общего дела». В ней он исходил из того, что неустройство нашей жизни – это следствие дисгармонии в отношениях человека с природой. Последняя выступает как враждебная нам сила из-за своей бессознательности. Однако эту силу можно обуздать с помощью человеческого разума. По мнению философа, люди должны «приводить мир в порядок», вносить в него гармонию. В результате этого эволюция природы будет не стихийной, а сознательно регулируемой.

Для преодоления указанного разрыва человека и природы, считал Н. Федоров, надо осуществить всеобщую регуляцию. При этом «внутренняя», или психофизиологическая, регуляция предусматривает управление слепой силой в нас самих. Внешняя регуляция развертывается от единой Земли к целостному миру и охватывает следующие ступени, восходящие по своему масштабу и сложности: 1) метеорическую регуляцию, объектом которой выступает Земля как целое; 2) планетарную астрорегуляцию, объект которой выступает вся Солнечная система; 3) всеобщую космическую регуляцию, объектом которой является бесконечная Вселенная.

Метеорическая регуляция, в свою очередь, включает: «а) управление атмосферными процессами (преодоление метеорических «погромов» - засух, наводнений, градобития и т. д.), овладение климатом, выявление оптимального соотношения между почвой, лесом и водой, повышение их естественной продуктивности; б) регуляцию сейсмически-вулканических явлений; в) телурическую регуляцию (рациональное использование земных недр; замена в будущем металла, добываемого в рудниках, металлом метеорического и иного космического происхождения); г) гелиорегуляцию (использование солнечной энергии и вытеснение ею трудоемкой добычи каменного угля и т. д.)».

Следующая ступень регуляции - превращение Земли в космический корабль, странствующий во Вселенной. В конечном же счете, человечество должно объединить все звездные миры.

«Общее дело» мыслилось Н. Федоровым как путь к просветлению, самообновлению людей, становлению мира между народами, сплочению всех землян в единую братскую семью.

Н. Федоров полагал, что наука на Земле должна преодолеть объективное отношение к окружающему миру, но это не означает торжество субъективного подхода. Подход к миру, по его мнению, должен быть «проективным», т. е. обеспечивающим превращение знания в проект лучшего мира. Без этого, по Н. Федорову, знание принимается за конечную цель, а дело заменяется миросозерцанием. Он считал, что такое положение дел надо изменить. Культ идей, или «идолатрия», должен быть устранен. Философия должна заканчиваться не созерцанием, а действием.

Мыслитель видел в эгоизме источник всего негативного, что есть в мире. Для искоренения эгоизма необходимо, по Н. Федорову, чтобы наука служила не целям борьбы между людьми, а целям достижения их всеобщего блага.

В свою очередь, эгоизм порождает такое зло, как смертность людей. Н. Федоров считал, что важнейший долг науки - преодолеть смертность и обеспечить людям бессмертие. Он надеялся, что наука может развиться до такой степени, что сможет обеспечить воскрешение всех ранее умерших людей и расселение их на бескрайних просторах Вселенной.

По мнению Н. Федорова, идеальный социальный строй должен основываться на гармоническом сочетании сознания и действия. При этом строе не должно быть разобщенности людей, насилия и страха, а также такой деятельности людей, которая способствует приближению мира к концу. В условиях идеального строя, который философ называет «психократией», каждый будет исполнять свой долг, вполне осознавая свои задачи как часть человечества, призванного быть орудием Божиим. Только так, согласно Н. Федорову, может быть достигнуто полное и всеобщее спасение. Таким образом, нравственный миропорядок, установившийся в обществе, становится залогом упорядоченности всего мира.

Таким образом, Н. Фёдоров заложил основы мировоззрения, способного открыть новые пути для понимания места и роли человека во Вселенной. В отличие от многих попыток построить универсальное планетарное и космическое мировоззрение, опираясь на восточные религии и оккультные представления о мире, Н. Фёдоров считал себя глубоко верующим христианином. Он полагал, что средневековое мировоззрение несостоятельно после Коперниканского переворота, открывшего человеку космическую перспективу. Но главное, по мнению Фёдорова, в учении Христа - весть о грядущем телесном воскрешении, победе над «последним врагом» - смертью, он сохранил неколебимо, выдвинув парадоксальную мысль о том, что эта победа свершится при участии творческих усилий и труда объединившегося в братскую семью Человечества.

Уде в конце XIX века Н. Фёдоров предвидел то, что в конце XX века стали называть «глобальными экологическими проблемами человечества» и обосновал целый ряд нетривиальных мыслей относительно их разрешения. Так, он выдвинул идею о превращении регулярной армии из орудия смерти и разрушения в орудие противостояния разрушительным стихиям природы - смерчам, ураганам, засухам, наводнениям - которые приносят каждый год колоссальный ущерб человечеству.

Также вполне заслуженно Н. Ф. Фёдорова называют философом памяти, «отечествоведения». В его сочинениях немало страниц посвящено истории и культуре, как русской, так и мировой. Он неоднократно высказывался по актуальным вопросам изучения и сохранения культурного наследия прошлого, много сделал для развития краеведения в дореволюционной России, выступал за преодоление исторического беспамятства и розни поколений.

Н. Ф. Фёдоров был глубоко верующим человеком и участвовал в литургической жизни Церкви. В основе его жизненной позиции лежала заповедь преп. Сергия Радонежского: «Взирая на единство Святой Троицы, побеждать ненавистное разделение мира сего». В работах Н. Фёдорова Святая Троица упоминается множество раз, именно в Троице он усматривал корень грядущего бессмертия человека. В социальном и психологическом плане образ Троицы был для него антитезой как западному индивидуализму, так и восточному растворению личности во всеобщем. В его жизни и трудах явлен синтез религии и науки. Религиозный публицист и философ Владимир Ильин считал Николая Фёдорова великим святым своего времени и сравнивал его с Серафимом Саровским.

Н. Фёдоров внес неоценимый вклад в развитие библиотечного дела. Библиотеки занимали в философии Н. Фёдорова особое место. Н. Фёдоров писал об огромном значении библиотек и музеев как очагов духовного наследия, центров собирания, исследования и просвещения, нравственного воспитания. Он считал, что в библиотеках происходит общение с великими предками и они должны стать центром общественной жизни, аналогом храмов, местом, где люди приобщаются к культуре и науке. Н. Фёдоров одним из первых стал пропагандировать идеи международного книгообмена, использования в библиотеках книг из частных коллекций, организации при библиотеках выставочных отделов. При этом он выступал против системы авторского права, так, как она, очевидно, противоречит нуждам библиотек. Разработанная Н. Ф. Фёдоровым концепция музейно-библиотечного образования стала основой многих современных педагогических программ.

Говоря о значении творческого наследия философа для последующего развития цивилизации и его актуальности в современную эпоху необходимо снова обратиться к его основному труду. Ведь по мнению многих исследователей, именно с «Философии общего дела» Н. Ф. Фёдорова начинается глубоко своеобразное философское и научное направление общечеловеческого знания: русский космизм, активно-эволюционная, ноосферная мысль, представленная в XX веке именами таких крупных учёных и философов, как миколог Н. А. Наумов, В. И. Вернадский, А. Л. Чижевский, В. С. Соловьев, Н. А. Бердяев, С. Н. Булгаков, П. А. Флоренский и другие. Обращая внимание на факт направления эволюции к порождению разума, сознания, космисты выдвигают идею активной эволюции, то есть необходимости нового сознательного этапа развития мира, когда человечество направляет его в ту сторону, в какую диктует ему разум и нравственное чувство. Н. Фёдоров может с полным правом считаться предтечей и пророком ноосферного мировоззрения, основы которого были заложены позже в трудах В. И. Вернадского и П. Тейяра де Шардена. Возникшее в конце XX века движение «трансгуманизма» также считает Н. Фёдорова своим предтечей.

Выдвинутая философии космизма идея плодотворного диалога наций и культур, каждая из которых вносит свой вклад в «строительство ноосферы» - действенное средство воспитания в духе межнационального согласия, противостояния шовинизму, соперничеству «национальных эгоизмов». Не менее актуальна в наши дни и идея преемственности, памяти, связи с духовным наследием прошлого, получившая новое этическое обоснование в философии Н. Ф. Фёдорова. Важны размышления мыслителей-космистов, начатые Н. Федоровым, о необходимости нравственной ориентации всех сфер человеческого знания и творчества, о космизации науки, о примирении и союзе веры и знания в общем деле сохранения и умножения жизни на Земле.

Кстати, мысль К. Э. Циолковского: «Земля - колыбель человечества, но не вечно же жить в колыбели!» (который после знакомства с Н. Фёдоровым называл его «изумительным философом») явно вдохновлена идеями Н. Ф. Фёдорова. Именно он впервые заявил о том, что перед восстановленным во всей полноте человечеством лежит путь к освоению всего космического пространства, в котором человек играет важнейшую роль носителя Разума, является той силой, которая противостоит разрушению и тепловой смерти Вселенной, которая неизбежно наступит, если человек откажется от своей роли проводника Божественных Энергий в тварный мир.

Идеи Н. Ф. Фёдорова и позже вдохновляли создателей русской космонавтики. Его труды внимательно читал С. П. Королёв. Когда 12 апреля 1961 года в Космос впервые полетел человек, в европейской прессе, среди прочих, появилась статья «Два Гагарина», напоминая о том, что Николай Фёдоров был незаконным сыном князя Гагарина. Таким образом, имена Юрия Гагарина и Николая Фёдорова по праву стоят рядом в истории космонавтики.

В завершение уместно привести мнение о мыслителе литературного критика и искусствоведа А. Л. Волынского: «Фёдоров — единственное, необъяснимое и ни с чем не сравнимое явление в умственной жизни человечества... Рождением и жизнью Фёдорова оправдано тысячелетнее существование России. Теперь ни у кого на земном шаре не повернется язык упрекнуть нас, что мы не бросили векам ни мысли плодовитой, ни гением начатого труда...».