dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 12 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Вера Церковная деятельность митрополита Петра Могилы

Церковная деятельность митрополита Петра Могилы

Церковная деятельность митрополита Петра Могилы

В статье затрорнуты некоторые аспекты деятельности одного из самых известных церковных иерархов в истории православной церкви на Украине – митрополита Киевского и Галицкого, архимандрита Киево-Печерской лавры Петра Могилы, тем более, что 21 декабря 2011 года исполнилось 415 лет со дня его рождения.

Сын молдавского господаря Симеона и венгерской княжны Маргареты, он приложил множество усилий, чтобы укрепить православную веру среди населения украинских земель, внедрить всестороннее образование, приблизить к уровню передовых народов Европы. Его деятельность и по сей день вызывает немало споров, особенно касательно методов, им практикующихся (которые, надо признать, действительно иногда носили весьма драстический характер) для проведения в жизнь задуманных реформ. С этой стороны, думается. небезынтересным будет ознакомиться с некоторыми характеристиками деятельности П.Могилы, изложенными различными исследователями его жизни и, в частности, Аркадием Жуковским, профессором Европейского отделения Научного Общества имени Шевченка. Вот что пишет этот ученый.

Современник Могилы, киевский летописец Я.Ерлич, неблагосклонно настроенный к Митрополиту при его жизни, тем не менее свидетельствует, что Могила "жил на этом миру богобоязненно, хорошо и трезво; деятельно в делах благочестивых, всегда беспокоясь о целости церкви Божьей и оберегая свое стадо, хотя и не был чужд и человеческой славы..."

Католические биографы представляли Могилу как большого приверженца католической церкви. Унатский епископ Яков Суша старался доказать в своей работе о М.Смотрицком, написанной в 1665 г., что П.Могила перед смертью исповедовался латинскому священнику: "Et in vita et in mоrte latino confessus". Ссылаясь на эту ничем не подтвержденную весть, большинство католических исследователей считали ее непреложным фактом. Иезуит Теофил Рутка в своем ответе И.Галятовскому, который утверждал, что "Литос" был написан П.Могилой, высказал сомнение об этом авторстве: "Не верим этому, так как он не имеет еретического духа и был благосклонен к заимствованию из книг латинских, как это я заметил в его "Требнике"...". Со временем к этой теории склонялся Игнатий Стебельский, а довел ее до "совершенства" бенедиктинец А.Гепен в своей тенденциозной работе о Св. Иосафате; он писал: "Уверяют даже, что Могила, имея укоры совести, часто звал латинских священников, чтобы исповедаться; и что он на ложе смерти тайно помирился с римской церковью. Посредством чуда милосердия Господь смиловался над его душой, но это привлечение в последний час никоим образом не меняет роли этого несчастного прелата. Он является отцом схизматических епископов, которые уже более века отрывают почти каждый год кусок окровавленного мяса Польши и католической церкви". О сомнительной стоимости этой работы Гепена свидетельствует не только то, что он называл козаков "бандитами, которые не имеют никакой религии", но прежде всего из-за его явной тенденциозности, которая лучше всего видна в предисловии к книжке, в которой он писал: "Римская церковь не требует от России жертвовать своими мечтаниями о величии; она (Римская церковь. - автор) освятит ее оружие, когда это оружие будет католическим, и она будет одобрять расширение Империи, которая будет тогда в самом деле [империей] Иисуса Христа. Наивные думали когда-то, что немецкий Цезарь освободит Святейшего Отца, забывая, что он был прежде всего протестантом. Католический царь мог бы много легче взять для своей пользы произведение Карла Великого, под аплодисменты всего христианства". Мы остановились так подробно на этом авторе, так как часто украинские исследователи ссылаются на него как на достоверный источник.

Значительно более основательную и научную работу о "Православном исповедании веры Петра Могилы" и о самом Киевском Митрополите написали два французских иезуита А.Мальви и М.Виллер. Упоминая об утверждении Гепена относительно приверженности Могилы Римской церкви, авторы заявляют: "Никакое доказательство не подтверждает этот тезис". Мальви и Виллер подчеркивают западноевропейскую методу работы Могилы, и что "доктора из Киева думают как латинники во многих спорных делах между Востоком и Римом, а именно о чистилище, о Непорочном зачатии, об освящении Евхаристии словами Христа. Эта часть согласия не остановила полемики; но, вопреки спорам, Киевский Университет (Могилянская Академия. - автор) был более столетия инструментом доктринального сближения", - все таки ради исторической правды они не стараются скрыть, что "борьба против уніатов, которую Могила поддерживал, с тех пор, как возглавил Печерскую Лавру, никогда полностью не прекращалась". Вообще, это одна из лучших специализированных работ о Киевском Митрополите и о его капитальной догматической работе.

С украинской католической стороны о. Б.Курилас, проведя сравнение между Петром Могилой и Андреем Шептицким, старается представить действие первого как "дорогую также католической части украинского народа и вообще всем христианам, как проектодателя и борца за соединение христиан под водительством св. Петра, как идеолога настоящего экуменизма..."

Для всей румынской историографии Петр Могила был образцом правоверности, верности православной церкви и ее наибольшим защитником против протестантизма и католицизма. Большинство из них даже не задавались вопросом о его экуменистических мероприятиях. Для уравновешивания его привязанности к киевской митрополии противопоставляется его верность Польше или интернациональное значение его акции. Некоторые румыны объясняли введение латинского языка в школах не как следствие пропольських или прокатолических симпатий, но как дань своей первоначальной родине. Это выглядит, однако, очень мало правдоподобным, так как тогда среди румын еще не было проримских тенденций.

Уже Г.Еничану называл Петра Могилу "отцом модерной православной теологии", а румынский православный синод с мая 1899 г. признал "Православное исповедание" первой книгой, которая по своей догматической стоимостью идет после Символа Никейско-Константинопольського Синода .

П.П.Панаитеску считает, что привязанность Петра Могилы к украинской нации проистекает из положения, которое он занимал, но, "не считаясь с этим, Могила старался пропагандировать свое произведение между всеми православными... Его реформа не касалась только украинцев из Польши, но ко всему православию".

Другой румынский исследователь, Т.Ионеску, так заканчивает свою ценную монографию о Киевском Митрополите: "Его выдающееся произведение, особенно его догматическое творчество, оставило имя Могилы в памяти всех православных. Друзья и враги, православные и неправославные, все согласны признать неопровержимую догматическую стоимость его капитальной работы "Православное исповедание", прямоту его характера и святость его жизни".

Среди российских авторов наиболее положительные оценки церковной деятельность П.Могилы дали митр. Макарий и С.Голубев. Первый, перед перечислением всех его добродетельств православной церкви, подает яркую характеристику: "Имя Петра Могилы есть одним из лучших украшений нашей церковной истории. Он превышал безусловно всех современных ему иерархов не только малорусской (украинской. - автор), но и великорусской церкви и даже всей Восточной Церкви".

По этой линии пошел и С.Голубев в предисловии к своей монументальной монографии; он писал: "Привлечение и укрепление многих, затронутых введением унии, прав западнорусской церкви, учреждение в Киеве высшей школы, восстановление из руин старинных киевских храмов, вековых памятников народных святынь, исправление богослужебных книг, приведение к порядку церковной обрядовости, издание славного "Требника", обработка не менее знаменитейшего катехизиса, - все эти и много других выдающихся событий в истории западнорусской церкви или целиком, или преимущественно принадлежат Могилянской эпохе, делая имя Петра Могилы всегда памятным для всякого, кто понимает важность и значение веры и образования в развитии и охране народной жизни".

Как итог своей большой монографии о Могиле С.Рождественский писал: "Вся общецерковная деятельность Петра Могилы, начиная с самого его посвящения в сан Архимандрита, длилась 20 лет, а за это время он сделал столько, сколько не было сделано в несравненно больший предыдущий период".

Противоположные мысли отстаивали другие российские историки, среди которых вспомним Г.В.Флоровского, который считает, что внедрение Могилой латинского влияния в украинско-русскую церковь скорее остановило, чем помогло ее развитию. Он осуждал Могилу за то, что тот оторвал украинскую церковь от Востока, помогал, чтобы "чужеродная и искусственная традиция начала установляться. Далекая от того, чтобы быть органической, она останавливала все творческие пути..." .

По сравнению с предыдущими аспектами - национальным и культурным - украинская историография, за малыми исключениями, оценивает церковную деятельность Петра Могилы в общем положительно.

В своей диссертации "О причинах и характере Уний в Западной России", изданной в Харькове в 1841 p., но конфискованной, Г.Костомаров писал: "Никто из его предшественников не обращал такого внимания на образование духовенства. Заведение духовной академии в Киеве, других учебных учреждений, библиотек, типографий сделало большую перемену в этом классе (духовенства - автор), поставило его на высший уровень, вызвало к нему почет и, кроме того, оказывало содействие поборникам православия вооружиться против унии. Священниками выпускались уже не невежды, а люди достойные; распространение нужных книг доставило им средства для борьбы с униатами, давало возможность удостовериваться самим в истинах греческой Церкви и досказывать их народу; образование духовных сильно влияло на укрепление православия и возрождение народного духа" .

Также П.Житецкий соответственно оценивал внедренные Могилой реформы на церковно-образовательном поле; он писал: "Итак, заслуга Петра Могили заключается в том, что он отстоял на Украине право научного знания, нe опасаясь того, что оно происходило из иноверных источников. Конечно, это было одностороннее знание, но все-таки оно приучало мысль к определенному методу, который во всяком случае мог быть твердой точкой опоры для дальнейшего движения мысли. Важно уже было то, что схоластическая наука склоняла людей уважать самую мысль и не бояться ее логической силы. Она была внедрена на Украине не для подрыва местных основ жизни, которые за недостатком местной образованности захватывались инонародной – польской. На страже этого самосознания поставлен был славянский язык как богослужебный орган древнего благочестия".

Даже те историки, которые ставили под сомнение культурную деятельность Петра Могилы, защищали его православное правоверие. М.Грушевский, обсуждая проект патриархата и примирение Могилы с казаками, писал о его главенстве в Киевской Митрополии так:

"Это правление стало эпохой в украинской церковной жизни, во всей дальнейшей истории украинской православной церкви поставил он нестираемую печать своего духа... Могила всю жизнь оставался верным приверженцем католической культуры и церковности. Современная католическая церковь, отреставрированная иезуитами, была для него образцом и идеалом, к которому он старался по возможности приблизить свою церковь, но оставляя ее безупречно православной с догматической точки зрения. На этом пункте он проявил необыкновенную осторожность и скрупулезность" . Но и здесь не обошлось без субъективной оценки и симпатий великого украинского историка: "Могила толкнул украинскую церковную жизнь на дорогу реакции в момент очень ответственный, когда Украина стояла еще на распутье между европейской реакцией и движением постепенным, связанным с лагерем протестантским..." .

Вслед за Грушевским также все его ученики не высказывали сомнения относительно правоверности Могилы и Могилянского Афинея.

Орест Левицкий, упоминая в заметке об отнятии игуменом А.Мужиловским Св. Софии в Киеве от униатов (12.07.1633), называет П.Могилу "наибольшим из иерархов киевских" .

И.Франко в энциклопедической статье о "Южнорусской литературе" писал: "Петр Могила вносит небывалое оживление в церковную и умственную жизни всего народа. Главное дело его жизни – учреждение Киево-Могилянской коллегии, которая должна была стать щитом православия и южнорусской национальности, пользуясь оружием, которым велось на них нападение со стороны врагов, – наукой и образованием. Могила дает начало реорганизации православной церкви, заботится о печатании литургийных книг, сам под псевдонимом Евсевия Пимена создает полемическую книгу "Литос" (1642) против нападений Саковича и издает много других книг, в том числе замечательную энциклопедию моральных и житейских поучений "Анфологию" (1636).

Также С.Маслов давал положительную оценку введенной Могилой новой системе образования: "Наблюдая ход борьбы с латино-польской агрессией, он пришел к заключению, что для большего успеха в защите основ русской культурно-религиозной и национальной жизни необходимо пересадить на православный грунт основы западноевропейской и польско-католической науки. Для этого он решил создать на Украине такую школу, которая, оставаясь строго православной, распространяла бы образование по образцам и программам западноевропейских и польских коллегиумов" .

Кое в чем изменил свою мысль и Д.Дорошенко, так как в 1949 г. он писал: "Деятельность П.Могилы в большой степени послужила национальному делу и тем, что поставила православную церковь – тогдашний флаг и символ народности – на такой уровень, что она могла успешно обороняться от римо-католического натиска".

Несколько более широкую платформу церковной реформе давал И.Крипякевич, касаясь экуменистических планов П.Могилы: "Могила ставил дело украинской церкви так широко, что не отбрасывал идеи согласия с Римом. Он заявлял готовность признать папу главой церкви, но при условии, что уния будет иметь характер "соединения", а не "слияния" церквей, – что будут оставлены обряды и автономия восточной церкви (1643). В тот же время могилянськие круги принимали меры для учреждения украинского патриархата".

Историческое значение имеет высокая оценка, которую дал Петру Могиле второй великий украинский митрополит, основатель УАПЦ Василий Липкивский, который в одной своей проповеди сказал: "С именем Петра Могилы связаны наиболее величественная и светлая эпоха в жизни нашей Церкви в прошлом – эпоха освобождения нашей Церкви от того угнетения, к которому довела ее польская власть и римское папство, – эпоха победной борьбы нашего народа за свою веру и свободу... В лице митрополита Петра Могилы Украинская Церковь имеет великого Отца и Учителя всей Православной Церкви и великого своего руководителя и освободителя, который поднял Украинскую Православную Церковь от тяжелого упадка и пренебрежения на высокую степень жизни и образования, которой она не достигала ни до него, ни после него..."

В заключение, отметим, что в 1996 году Священный Синод Украинской Православной Церкви канонизировал для местного почитания (в пределах Украины) святителя Петра, митрополита Киевского, несмотря на то, что предложение о его прославлении было отклонено комиссией Московского патриархата. 8 декабря 2005 года св. Пётр был канонизирован на всей территории Русской Православной Церкви.