dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 22 Августа 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Вера О нескольких принципах формирования священных ландшафтов в раннехристианской Армении

О нескольких принципах формирования священных ландшафтов в раннехристианской Армении

О нескольких принципах формирования священных ландшафтов в раннехристианской Армении

Чтобы понять сущность и происхождение священных ландшафтов раннесредневековой Армении, необходимо исследовать политические, культурные и идеологически-религиозные процессы, происходящие в Армении в 4-7 веках. Для создания модели раннесредневекого культурного ландшафта коренное значение имели два важных события – принятие христианства и образование феодального общественного строя.

Став в Армении государственной религией и главной идеологией феодального общества, христианство представило свои требования в организации культурного ландшафта. Организация священных ландашафтов, комплексы национальной самобытности и архитектура религиозных сооружений стали заново интерпретироваться в контексте библейских тем. Новый культурный образ пространства создавался на основе уже существующих представлений о том или ином элементе Библии. Под культурными ландшафтами следует понимать совокупность ярких и своеобразных знаков: в данном случае - памятников, храмов и часовен, крепостей и городов, холмов, гор и скал, источников и садов, а также совокупность представлений и идей о происхождении и реализации священной функции культурного ландшафта в настоящем и будущем.

В организации культурных ландшафтов в первую очередь ударение ставилось на постепенный переход от мирского к священному. Христианство любыми способами стремилось сплотить сакральное и профанное - смягчая переход между ними, посредством притворов, под открытым небом стоящих памятников, многочисленных и разнообразных изображений крестов. Согласно Библии, Бог есть везде, поэтому в любом месте, любой элемент христианской идеологии начертанный рукой верующего: крест, рыба, ягненок, голубь, якорь, хлеб, вино, альфа и омега, Хи-Рo монограмма и т.д., которые отображают незримое присутствие Христа, сообщают сакральность ландшафту.

Существует еще одна раннесредневековая тенденция сакрализации и формирования культурного ландшафта - распространение находок мощей и замечательных рассказов о житии христианских святых и мученников, в дальнейшем имеющие большое значение для поднятия авторитета церкви. Раннесредневековая армянская религиозная идеология с целью воспроизвести раннесредневековое житие святых и Йерусалимскую религиозную среду в Армении, переносили ее посредством видений, реликвий и священных символов.

Факт установки реликвий раннехристианских святых в каком-либо месте, давала огромную правовую и моральную основу для существования церкви на этом месте, влияла на рост ее власти и устанавливала ее господствующее положение. Об этом свидетельствуют названия раннехристианских армянских церквей и часовен, где согласно преданиям хранились мощи святых, в частности храм Св. Рипсимэ, храм Св. Гаянэ, храм Св. Иоганна в селе Мастара (дословно "где были отнесены мощи"), Звартноц и т.д. Церковь являлась общенародным "реликварием", где каждый верующий мог приобщится к святости.

Очевидно, что когда в Валаршапате были построены первые христианские сооружения, существовало стремление уподобить священный ландшафт Валаршапата Йерусалимскому. Во второй половине 5-го века Йерусалимская пространственная модель была интерпретирована в окончательном тексте видении Григория Просветителя. В житии Григория Просветителя четко указано, как представлялись и каким образом христианизировались "языческие ландшафты". Согласно житию Григория Просветителя раннехристианский священный ландшафт был сотворен посредством видения, а памятники, храмы, изображения крестов, реликвии, представления о райском саде, видение Григория Просветителя, и т.д., просто символические элементы для воспроизведения в Армении модели Святой Земли. Окружающая среда превращается в систему знаков, где географические обьекты, элементы природного ландшафта осмысливаются посредством строений, памятников, символов, архэтипов, совокупность которых создает религиозно-мифологичжский или священный ландшафт. В результате образуется символическое восприятие пространства и физическая карта мира превращается в "икону", образуется семиосфера – семиотическое пространство культуры, которое является результатом действия отдельных знаковых систем.

Основная цель видения Просветителя была показать, что христианство в Армении было утверждено по божественной воли и по прямому участию Бога, она несла и космогонический смысл, который ознаменовал начало уничтожения и переосмысления языческого мира. В соответствии со схемой видения в местах, где мученической смертью погибли девы Рипсимэ, Гаянэ и их последователи, были воздвигнуты стелы с крестами. Следуя общей модели христианской пространственной архитектуры и в 5-ом веке уже существующим в Армении памятникам и купольным сооружениям, (центральнокупольные церкви и купольные базилики) сформировался окончательный текст видения Григория Просветителя. В средневековой Армении тенденции воспроизведения и локализации священного ландшафта Святой Земли носили политический характер и проводились самыми влиятельными деятелями того времени. Не случайно, что именно здесь "по велению Бога " была расположена священная столица всех армян - Валаршапат, которая является местной интерпретацией Иерусалима. Таким образом в панегирике "Речь о св. мученице деве Рипсимии и ее подругах" Мовсеса Хоренаци написанно: "Радуйся и ликуй земля Армянская, Новый Израиль, Земля Обетованная и божественный рай, украшенный апостолами и пророками и классами святых... "

Иерусалим, как священный ландшафт христианства, в своей основе имеет жизнь, деятельность и смерть Иисуса Христа, его учеников и последователей. В Откровении Апостола Иоанна изложено, что Иерусалим является изображением небесного рая, домом Божьим на земле: "И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба..." (Откровение Святого Апостола Иоанна Богослова, Глава 21/2).

Не удивительно, что во всем ранне-средневековом христианском мире существовало стремление воспроизвести в собственной стране пространственную модель Иерусалима. Уже в "Истории Армении" Лазара Парпеци можно встретить вышеупомянутую идею. "Бесчисленные высокие здания Валаршапата, неутолимая радость обильных полей, святой дом Божий с большой кафедральной церковью и часовни благословленных святых дев отшельниц, построенные на месте, которое указал ангел..." Раннесредневековый армянский христианский интелект хотя и не сразу стал локализовать потерянный рай в Армении, так - как об этом в Священных Книгах не было упомянуто, но существовало особое пристрастие к аллегориям в которых Армения сравнивается с раем или Землей Обетованной. В первой половине 5-ого столетия, с переводом Библии, формируется армянский образец иерусалимской христианской традиции.

Согласно видению Григория Просветителя на местах мученичества святых дев божественной волей были построены святыни, которые изменили образ Валаршапата, преображая его в "Священный Город". Следует отметить, что расположение 4 основных святых мест Иерусалима - Голгофы, Оливковой горы, Гефсиманского сада, Святого Сиона совпадает с расположением Кафедрального собора в Валаршапате и трех часовен. Интересно также, что описание трех святых мест мученичества дев и общее описание распятия Иисуса Христа в Библии совпадают.

Новый Завет

Деяния Григория Просветителя

“…и, придя на место, называемое Голгофа (холм)…” (Новый Завет, Евангелие от Матфея, 27:33 )

“…то и Иисус, дабы освятить людей Кровию Своею, пострадал вне врат” (Новый Завет, Послание к Евреям, 13:12)

“…проходящие (вблизи дороги) же злословили Его, кивая головами своими” (Новый Завет, Евангелие от Матфея, 27:39)

“…и ушла далеко от северной части города к местности, находившейся на востоке на песчаном холме, близ большака, ведущего в город Арташат” (Агатангелос, 2004, стр. 73)

“…тогда распяты с Ним два разбойника: один по правую сторону, а другой по левую.” (Новый Завет, Евангелие от Матфея, 27:38)

“…и приказал вывести их в цепях за пределы города к южным воротам, в сторону той дороги, которая вела к мосту Мецамора, где обычно казнили всех приговоренных к смерти, в болотистом месте, близ рва, окаймлявшего город.” (Агатангелос, 2004, стр. 76)

У подножия Оливковой горы в Иерусалиме находится Гефсиманский сад, место, где Иисус Христос провел ночь перед денонсацией. Гефсиман (на ассирийском (Gat-Šmānu)) означает  маслодавильня. (Gethsemane, en.wikipedia.org, 25/03/2010, 29/03/2010)

“Одна из них, которую убили в давильне, где было их пристанище…” (Агатангелос, 2004, стр. 75)

Сравнивая две цитаты можно увидеть, что описание Голгофы в Библии сопоставимо с описанием мест мученичества Святых Дев у Агатангелоса: Святая Рипсимэ и ее подруги жили, а в последствии были убиты за пределами города, что сопоставимо с местом распятия Иисуса Христа на Голгофе, дом в котором жили мученици, также находился вне крепостных стен города, откуда, по приданию "справедливые души должны были войти в город или в Небесный Иерусалим". Таким образом, общее в двух текстах описание мест мученичества - на холме, за пределами городских стен, по соседству с людной дорогой, общественное место смертных казней и наименование.

По подобию Земли Обетованной также были сакрализованы дороги и улици. В христианстве символическое значение приобрела дорога ведущая на Голгофу, дорога креста (дорога, которую прошел Иисус Христос). В раннем средневековье дорога щчиталась чистым местом поклонения, эта мысль нашла свое отрожение и в Армении. Средневековый комментатор Библии Стефанос Сюнеци в своих интерпретациях непосредственно описывает дороги ведущие в царство небесное и ад. В этой связи, интересен выдолбленый в скале путь, ведущий к пещерному комплексу Ванкасара, вдоль которой везде вырезаны в скале кресты. Это не несет случайный характер, так-как дорога пройденная Иисусом Христом, от ворот Святого Стефана (ворота Львов) до храма Гроба Господня, покрыт тысячами вырезанных крестов.

Церковь является центральным компонентом христианского священного ландшафта. Она символизирует закрытое святое пространство и в видимом материальном мире представляет постижимый духовный мир, который призван сделать целостным, организовать и обьединять вокруг себя открытый священный ландшафт. Последний подчиняется четким пропорциям и соразмерным системам, которые находят свое выражение в расположении церквей, часовен, памятников, кладбищ и других строений.

Основной составной частью первых христианских пространственных (храмовых) сооружений в раннесредневековой Армении была четырехколонная купольная крыша. Под четырехколонной купольной кришей, описываемой в видении Григория Просветителя, не имеется в виду какое-либо конкретное сооружение, а прототип общехристианского пространственного сооружения, который во второй половине 5-го века, когда был создан окончателный текст видения, архитектурно мог принадлежать как центральнокупольной церкви так и купольной базилике. Новая религия диктовала смысловое содержание религиозных сооружений, и с изменением и усложнением литургических и ритуальных требований изменились и архитектурные формы. Купольный тип церковной архитектуры позволил всем верующим, которые были в тот момент внутри церковных стен, чувствовать над собой покровительство неба (купола). Прототипом подобных сооружений является четырехколонное купольное сооружение (темпиетто) построенное над местом распятия Иисуса Христа в 4-ом веке Константином Великим и его матерью Еленой. Этому сразу же последило распространение строительства множества аналогичных церквей разбросаных по всему христианскому миру, которое нашло свое выражение также в храме Звартноц в лице внутренней кольцевой ротондообразной структуры. Это еще одна попытка воспроизвести священный ландшафт Иерусалима на родной земле.

Примечательно, что внутреннее пространство церковного строения также воспроизводит внутреннюю часть священного ландшафта Иерусалима: таким образом, алтарь идентифицируется с загоном Вифлеема, где, согласно Библии, родился Иисус Христос; купель для крещения – с местом его крещения в Иордане и четырехколонная купольная крыша - с местом распятия. Таким образом, строение христианского храма общими и частными сторонами своих архитектурных форм на протяжении веков становится воплощением небесной действительности и внешний облик строения, его окрестностей идентифицируются с его идейным смыслом.

В армянской историографии можно найти ряд примеров сравнивания церкви с небом. Так Иованнес Драсханакертци о кафедральном соборе в Аруче пишет: "В это же самое время благочестивый ишхан [Армении] Григор Мамиконян по наитию божьему закладывает основание великолепной церкви в дастакерте Аруч и быстро сооружает ее, словно бы воздвигнув на земле небесное жилище."

По словам Григория Татеваци: "Благословением священства и мероном Святой Дух присоединяется к церкви, и Сын проводит литургию в ней, и отец принимает литургию, поэтому церковь является раем на земле". Иоанн Майрагомеци призывает относиться к построенной из камня церкви не как к строению сделанному человеческими руками, а как к святыне не ручной работы.

Итак, мы можем утверждать, что общества, создающие четко очерченные историческо-событийные и ранне-христианские архитектурно-обьемные решения, следовали уже известным прототипам деятельности и мученичества Христа и его учеников, много фактов просто были заимствованы и приспособлены к историческим событиям и лицам.