dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 18 Января 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Вера Религия как ресурс и объект «демократической войны». Православие, как последний бастион единства братских народов

Религия как ресурс и объект «демократической войны». Православие, как последний бастион единства братских народов

Религия как ресурс и объект «демократической войны». Православие, как последний бастион единства братских народов

Сегодня принято считать, что основная борьба в мире между державами разворачивается вокруг углеводородных ресурсов. И это правильно, если принимать во внимание самые очевидные ресурсы и самую очевидную борьбу. Углеводороды – основа нынешней мировой экономики. Это не только энергоносители, но и одежда, бытовая химия, возможно уже и пища – все то, без чего мы не представляем себе повседневную жизнь.

Но средством борьбы за ресурсы, пожалуй, самым важным сегодня, ставшим отдельным видом ресурсов, стало сознание человека. Это сложнопросчитываемый с математической точки зрения ресурс, может быть оценен по факту свершившихся событий. Составляющими этого ресурса являются такие понятия, как сила духа, патриотизм, воля, несгибаемость, самопожертвование ради какой-то великой цели – защиты Родины, идеалов, веры. Одним из косвенных показателей, в которых проявляется важность такого ресурса, как сознание человека – стойкость армии, т.е. соотношение количества погибших к количеству сдавшихся в плен. Невзирая на все попытки обмазать грязью память советского солдата некоторыми очень «современными» историками, есть объективные оценки – на 100 погибших в бою советских солдат в Великую Отечественную войну приходилось 17 попавший в плен, т.е. 10:1,7 (с учетом потерь первых месяцев войны, с июня 1941 года по середину 1942 потери составили около 75% всех потерь, а в период с 1943 по 1945 – на одного пленного советского солдата приходилось 34 погибших, на одного пленного офицера – 40 погибших). Это выше, чем показатель по немецкой армии, в разы превышает показатели по армиям Польши, Франции, США. Эти данные уместно привести в контексте заданной темы, т.к. участники войны подтверждают – на фронте атеистов нет. Именно сила духа, патриотизм и несгибаемая воля обеспечивала эти показатели. А они, в свою очередь, являлись результатом воспитания в семье и обществе, верности традициям и обычаев предков.

Влияя на сознание и самосознание человека или целых народов с помощью средств массовой информации, созданных условий жизни, можно если не подчинить, то значительно видоизменить волю людей. Манипулируя ею, можно достичь относительно «мирного» отъема ресурсов и утраты суверенитета целых государств, с помощью так называемых «ненасильственных» методов.

«Идеи, овладевшие массами, становятся материальной силой» (К.Маркс). Человек в своих поступках руководствуется набором определенных идей, жизненных установок, принципов, моралью. Или их отсутствием, но в таком случае человеком руководят инстинкты, и он превращается в животное. Среди мотивационных факторов, влияющих и определяющих поступки человека, религиозная составляющая играет очень важную роль.

Религия имела колоссальное значение в формировании сознания, как отдельных личностей, так и целых народов, со времен своего появления. Это влияние может носить, как созидательный, так и деструктивный характер. Опыт множества гражданских войн показывает, что политические взгляды могут иметь большее значение, чем семейные узы. А общность религиозных взглядов более важны для социального объединения людей, чем семейные связи, национальная и расовая идентичность. Если сама вера является неотъемлемой важной частью жизни общества.

Но необходимо четко разграничивать понятия «религии» и «веры». Именно Вера помогала многим народам выстоять в борьбе с иноземными захватчиками, но она же становилась поводом для расправы с непокоренными народами. Так было с сербским народом в последние 7 веков его истории – Православная Вера дала возможность сохранить свою национальную идентичность, выстоять в многовековой оккупации, но именно преданность вере предков и нежелание ее предавать была причиной геноцида и множества страданий сербского народа. Так было и с народами, населяющими нынешнюю Украину – окатоличивание западных украинских земель превратило народ Галичины в инструмент борьбы Ватикана с Православием на территориях современных Украины, России, Белоруссии еще со времен средневековья. Позднее накопленный многовековой опыт был использован Австро-венгерской империей в борьбе с Россией, затем этот опыт по наследству достался фашисткой Германии, а после все наработки, архивы и резидентура перешли Соединенным Штатам.

Внешние противники Российской Империи, а позднее Советского Союза прикладывали колоссальные усилия для развала одной из самых мощных держав мира. Не удалось это осуществить в годы Первой мировой войны, а после – в годы Гражданской войны. Даже самая кровавая – Вторая мировая война не принесла успеха в деле уничтожения СССР. Надежды III Рейха на то, что немецких оккупантов поддержит Православная Церковь не увенчались успехом – несмотря на притеснения Церкви со стороны государства в годы Советской власти, Православная Церковь оставалась с народом и вместе с ним переживала все тяготы военного времени, внося огромный вклад в общую великую Победу.

Подчинить огромные природные ресурсы одной шестой части суши можно было, лишь только развалив на части единое государство – Советский Союз и разрушив, объединяющую народы идеологию и религию.

Непрекращающаяся борьба велась на разных фронтах – экономическом, политическом, культурном, информационном... И, одним из важнейших – религиозном.

В 1991 году был разрушен Советский Союз – наследник многовековой Империи, в составе которой украинская или малороссийская нация, как называлась она тогда, никогда не чувствовала себя ущербной или второстепенной, о чем свидетельствует представленность в высших эшелонах власти, а также в военной, научной и религиозной элите выходцев с территории нынешней Украины во все времена существования единого государства.

Кстати, словам «малоросс» и «Малороссия» пытался придать негативную эмоциональную окраску 3й президент Украины Ющенко. А ведь ничего уничижительного в них нет. Эта терминология пошла из древней Греции. Там тоже была «Малая Эллада» - Пелопоннес, Афины. И была «Большая Эллада» - территория нынешних Крыма, Херсонеса, Абхазии, южной Италии... Можно соглашаться или не соглашаться со словарем Вейсмана в трактовке «Μικρα Ελλας - Малая Греция», «Μεγαλη Ελλας - Великая Греция». Важнее суть – как понимали и трактовали в Российской Империи слова «Малороссия» и «Великороссия» в те времена, когда Украина была ее частью.

«Малая Русь» - это в собственном смысле слова – «коренная» Русь, то место «откуда есть пошла земля русская».

В XIX веке «украйными» городами назывались и сибирские города.

Если быть очень щепетильным в названиях, то термин «Украина» - более обидный! Выдуманный поляками как слово, обозначающее окраинные земли, показывает их истинное отношение к нашему народу. И эта обидная кличка прижилась. А коренное, высокое самоназвание, в котором нет ничего оскорбительного, преподносится, как оскорбление...

Сумев разрушить СССР, наши оппоненты не остановились на достигнутом. Усилия по дальнейшему расчленению постсоветских территорий и ослаблению связей между ними поражают своим разнообразием и финансовой обеспеченностью.

После разрушения единого государства, Православие – остается, пожалуй, единственной мощной связующей силой, противящейся разрушению вековых духовных связей единого православного народа, состоящего из украинцев, русских, белорусов.

Сегодня борьба с Православием ведется утонченными методами, с первого взгляда, и даже со второго, и третьего эта борьба для значительной части населения не очевидна. Или попросту уже безразлична из-за более насущных проблем, связанных с задачами элементарного выживания в современных условиях.

Нельзя не вспомнить такую личность, как величайшего Иуду современности, гения предательства – Михаила Сергеевича Горбачева. Уникальная личность, отыгравшая первую скрипку в постановке западных дирижеров развала СССР. М.Горбачев – этот «нобелевский лауреат», «голубь мира» помог развалить великую державу, которую собирали по частям древнерусские князья, цари, императоры, генеральные секретари. Часть его текста, с которым он гастролировал, собирая свои серебряники по миру, содержал такие откровения: «Целью всей моей жизни было уничтожение коммунизма, невыносимой диктатуры над людьми.<...> Именно для достижения этой цели я использовал своё положение в партии и стране. Именно поэтому моя жена всё время подталкивала меня к тому, чтобы я занимал всё более и более высокое положение в стране. Когда же я лично познакомился с Западом, я понял, что не могу отступить от поставленной цели. А для её достижения я должен был заменить всё руководство КПСС и СССР, а также руководство во всех социалистических странах» (http://www.usinfo.ru/sssrindex.htm).

Но просто на разрушении СССР он не остановился. Он свел «на нет» все многовековые усилия русских-малоросов-украинцев в борьбе с унией – 1 декабря 1989 г. генеральный секретарь ЦК КПСС М. Горбачев провел в Ватикане переговоры с Папой Римским Иоанном Павлом II, на котором было достигнуто соглашение о восстановлении в нашей стране униатской церкви. При том, что даже по информации КГБ, греко-католики «водились» в то время лишь в Закарпатской и Ивано-Франковской областях, а их общее число не превышало 35 тыс. человек, да и то они, в основном, принадлежали к секте т.н. «покутныкив», т.е. их не вполне можно было считать греко-католиками. И уже 16 января 1991 года, по договоренности Горбачева с Папой Римским, во Львов приехал назначенный Иоанном Павлом II глава Римско-католической церкви на Украине, гражданин Польши, кардинал Мариан Яворский. Через две недели в страну прибыл и глава униатской церкви США кардинал Мирослав Любачивский.

Кроме того, 11 апреля 1989 года М. Горбачев уже принимал в Кремле нерукопожатного и невъездного во многих странах мира Сан Мен Муна, лидера секты «Всемирная церковь унификации».

Дальше – больше. Как часто бывает в новейшей истории, мерзкие деяния прикрываются самыми благими лозунгами. Например, призывами к охране природы. С 1992 года, лишившийся своего поста нео-иуда, трудоустроен в должности рекламщика «Хартии Земли» - глобальной экологической инициативы. А позднее, Горбачев становится основателем и президентом «Международного Зеленого Креста». В связи с чем, заявляет: «Десять Заповедей устарели. Они будут заменены на 16 принципов Хартии Земли» (http://www.canadafreepress.com/2002/un120902.htm).

Официально деятельность «Международного Зеленого Креста» стартовала 1993 году, 18 апреля в Киото. Сегодня представительства МЗК открыты в 32 странах, среди них и Россия, Украина, Беларусь. Горбачев пытается изображать из себя пророка, придавая своей деятельности теологические оттенки, сравнивая Хартию Земли с Нагорной Проповедью, называя ее «новой религией Экологии». Даже упаковку для хранения символического экземпляра Хартии стилизовали под Ковчег Завета и назвали «Ковчегом Надежды», «соглашением человечества с Землей». Из текста Горбачева 1996 года: «Космос – мой бог; Природа – мой бог». Такому человеку более подходит анафема, чем нобелевская премия Мира.

И то, что 80-й день рождения «Горби» отмечали в Великобритании, не случайность. Важность Православия, как последнего бастиона в битве против разрушения единства наших народов, показал визит экс-премьер-министра Великобритании Тони Блэра.

Человек, место которому не в студенческой аудитории, где он выступал 6.06.11 с речью «Глобализация и Вера» перед студентами КИМО. Блэр – один из создателей организованной преступной группировки, уничтожившей Союзную Республику Югославию в 1999 году, должен был находиться на скамье подсудимых вместо Президента Югославии Слободана Милошевича, Президента Республики Сербской Радована Караджича и генерала Ратко Младича. И вместе с Клинтоном, Бушами, Олбрайт, Райз и прочими.

Это Блэру принадлежат циничные высказывания и в отношении Саддама Хуссейна. По его словам, не так уж важно даже то, что в Ираке не нашли тогда оружия массового поражения. Блэр был убежден, что Саддама Хусейна надо было свергать хотя бы потому, что он представлял «потенциальную угрозу для мира». Точнее – потенциальную угрозу для их мира.

И теперь, эта персона проповедует «толерантное отношение к вероисповеданию». Т.е. толерантное отношение к насаждению сектантства и религий, не имеющих никаких исторических корней на наших землях, толерантное отношение к западной трактовке исторических событий и отношению к Вере.

У него, оказывается, есть своя вера и свой фонд своей веры. Фонд Веры Тони Блэра («Tony Blair Faith Foundation») и Фонд Виктора Пинчука в июне 2011 года объявили о намерении запустить две программы, направленные на «углубление знаний по религиоведению среди учащихся средних общеобразовательных школ и распространение понимания роли религии в глобализирующемся мире среди студентов высших учебных заведений Украины» (http://www.3rm.info/print:page,1,12082-toni-blyer-pomozhet-razobratsya-v-religii.html).

В соответствии с инициативой Фонда Блэра планируется внедрение специального предмета в программы учебных заведений – «вероисповедание и вера».

В 2011 году вдруг оказалось, что народ с более чем тысячелетней историей Православия на своих землях нуждается в помощи заморского гостя по пониманию роли религии.

Уж если и нуждается народ нашей страны в помощи в «понимании роли религии» в современном мире, то уж никак не от таких политических деятелей. А подобные визиты с «ненасильственным» навязыванием своей идеологии, стали возможны лишь потому, что для значительной части населения Вера и религия – понятие тождественные, а для представителей официальной власти самые святые лики те, что нарисованы на долларовых банкнотах.

И если на фронте не бывает атеистов, то и в мирное время человеку свойственна тяга к вере. Возможно, за годы Советской власти, в соответствии с государственной политикой, связь Церкви с народом была размыта. И сегодня возвращение к Церкви для многих происходит «механическим» путем – формальным соблюдением обычаев и посещением географически ближайшей церкви, без различия какой конфессии она принадлежит. Такое отношение людей позволяет Филарету и прочим ряженым предоставлять искаженную статистику численности своей паствы. Именно такой поверхностный подход людей к вопросам Веры позволил католикам, спустя более чем три с половиной века после восстания Богдана Хмельницкого, положившего начало разгрому унии на украинских землях, заложить камень Патриаршего Собора на левом берегу Днепра в Киеве.

Кстати, именно Филарету принадлежат такие слова об Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ), сказанные еще в 1991 году: «Так называемая УАПЦ не имеет канонической преемственности с Киевской митрополией. Она не имеет связи ни с Киевской митрополией, ни с одним Православным патриархатом. Поэтому я считаю, что УАПЦ действительно независима, однако от всего Православия. Это та сухая ветвь, которая отломилась от живого дерева нашей веры. ...Все так называемые «священнодействия», которые совершают священники и епископы этой «церкви» – безблагодатны. Его название (Мстислава Скрыпника) – Патриарх Киевский и всея Украины – это насмешка над церковью, потому что никто не может сам себе присваивать высшее достоинство. УАПЦ самочинно возвела себя в достоинство Патриархата. Верующих т. н. УАПЦ мы призываем придерживаться святых канонов и не разрывать Православную церковь в Украине на две части».

Поставив во главу угла личные властные амбиции, используя развал СССР, как подходящий политический момент, Филарет начал подготовку к расколу Православия на Руси. И даже дав обещание в 1992 году подать в отставку, Филарет изменил свое решение после переговоров с новыми украинскими властями. Внезапно в нем проснулась «национальная идея» и жажда борьбы с «великорусским шовинизмом». В данном случае не столь уж важно – поддерживает население разрушителя или нет. Важна сама напряженность, важен повод для информационной войны, направленной против единства народов.

УГКЦ ныне проводит активную политику во всех областях Украины. Не имея достаточного количества прихожан, но имея мощную финансовую поддержку Ватикана, пользуясь элементарным незнанием своей истории (из-за качества нынешнего среднего образования) значительной части населения, УГКЦ продолжает свою экспансию. Организация ее работы мало чем отличается от организации работы множества «неправительственных» организаций и международных фондов, финансируемых через западные структуры (в первую очередь американские) – USAID, Международный республиканский институт, «Дом свободы», Фонд Сороса и прочие. Это и работа со средствами массовой информации по формированию общественного мнения, и работа с молодежью по воспитанию лояльного отношения к своей идеологии (семинары, конференции, организация поездок за рубеж, летние лагеря и пр.), активная работа с официальными властями через различные НПО для достижения своих целей и т.д.

Используя современные PR-технологии, УГКЦ создает видимость присутствия на территории Украины, сопоставимого с Православной Церковью. Так и не покаявшись за сотрудничество с фашистами во время Великой Отечественной войны, УГКЦ претендует на роль «истинно украинской» церкви, но с момента своего появления является проводником интересов Ватикана на наших землях. А, в свою очередь, роль Ватикана в новейшей геополитике сложно переоценить. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что за участие в польских событиях конца 70-х – начала 80-х годов ХХ века, Папа Римский Иоанн Павел II был награжден Президентской «Медалью свободы» - одной из двух высших наград США для гражданских лиц, вручаемых по решению президента США. «Медалью свободы» награждаются люди, «внесшие существенный вклад в безопасность и защиту национальных интересов США.

Политика Ватикана на Украине осуществляется по нескольким направлениям, преследующим в итоге одну цель – добиться интеграции православных и греко-католиков в единую церковь для последующего «воссоединения» её с Римом. Для Ватикана важно окончательно отделить Украинскую Православную Церковь от РПЦ, добиться ее объединения с раскольническими УПЦ КП и УАПЦ в Украинской Поместной Церкви.

О захватах православных приходов греко-католическим меньшинством в Украине знают многие. Но, аналогичные процессы по давлению на Православную Церковь происходят и в других православных славянских странах – Сербии, Черногории, Болгарии, Македонии, в меньшей степени в России и Белоруссии. Та же поддержка со стороны «международного демократического сообщества», то же лояльное отношение или поддержка, как финансовая, так и административная, новых «поместных» церквей государственной властью, сформированной с помощью «цветных революций».

В пока еще в основном славянской и православной Македонии противники церковного раскола испытывают на себе мощное давление марионеточного прозападного государственного режима. С 2004 года священники там подвергаются гонениям, физическому террору, тюремному заключению, угрозам расправы с членами их семей.

В том же 2004 году полиция, без решения суда и объяснения, насильственно выселила из обителей монахов и монахинь следующих монастырей: женского Успенского близ Резена, мужского Свято-Димитриевского в Скопье, женского Ильинского (Чардак) к северу от Скопье, монастыря Трескавец около Прилепа. Во время изгнания полицейские сообщили монахам, что делают это по требованию раскольнической «Македонской Православной церкви».

Не одиночны такие факты, как нападения на монастыри. Например, 20 февраля 2004 года пять вооружённых автоматами людей напали на монастырь святого Иоанна Златоуста, располагавшийся на частной собственности в деревне Низеполе. Монастырь был ими сожжен, а монахинь, сестёр Олимпиаду и Данику, подвергли издевательствам и обрезали им волосы. Македонская полиция оставила этот инцидент без расследования.

Не иначе, как дикостью можно назвать арест в XXI веке епископа за веру, за его приверженность канонической церкви – как это было с православным архиепископом Охридским Иоанне (Йоване) в 2006 году в городе Охриде.

Попытки осуществления раскола канонической Православной церкви были предприняты и в Болгарии. И эти попытки даже можно считать успешными – с 1992 по 2004 год в Болгарии существовала «альтернативная» православная церковь. Но, вероятно, не случайно внутрицерковные раскольнические процессы не были усугублены. И не случайно именно на 2004 год приходится окончание церковного раздора в Болгарии – со вступлением в НАТО Болгария окончательного перешла под контроль Запада. Задача может считаться выполненной. Нет необходимости продолжать финансирование раскола оккупированных и уже подотчетных территорий.

По аналогичному сценарию происходило создание и «автономной» черногорской православной церкви. Но какого-либо серьезного влияния она не имеет, т.к., несмотря на поддержку официальных властей, не имеет поддержки православного населения. Тем не менее, искусственно создается напряженность и вносится раскол в глубинные исторические связи народов Черногории, Сербии и России. С 1993 года, со времени объявления о создании «автономной» Черногорской Церкви, были предприняты попытки захвата храмов. И две их них увенчались успехом.

Активизация раскольнического движения произошла после получения Черногорией независимости. Черногория уже получила ПДЧ в НАТО, и вряд ли будет учтено мнение населения страны при вступлении в эту группировку. После этого церковная проблема выйдет из сферы пристального внимания государства, как потерявшая актуальность. Раскол перейдет в режим рутинной работы. В таком режиме сейчас создается «автономия» православной церкви в Хорватии, и продолжает свою работу «альтернативная болгарская «православная» церковь.

И наконец...

Традиции предков, вера, отношение к вере и религии не передаются воздушно-капельным путем. В основе передачи этой важнейшей социальной информации лежит семья. И православные традиции в первую очередь передаются также в семье. И здесь мы в самое ближайшее время столкнемся с новой угрозой. Это – ювенальная юстиция, которая уже начинает пышной плесенью расцветать в России. И как всегда, предлоги самые благовидные, в данном случае – защита детей. Механизм традиционный: создание поводов для страха с помощью специфически обработанной статистической информации, втягивание государства в «международные конвенции» с последующим обязательным изменением внутреннего законодательства, т.н. его «адаптацией к международным стандартам» и затем контроль исполнения этого законодательства уже внешними «независимыми» структурами – «мировой демократической общественностью».

Несмотря на отсутствие полноценной законодательной базы, только за 2010 год в России изъяли из семей 120 детей из-за невысоких доходов родителей. В современных условиях очень часто невысокие доходы – не вина людей, а проблема государства, не способного обеспечить работой и достойным заработком своих граждан.

Система ювенальной юстиции предусматривает изъятие детей на основаниях, которые для нас еще недавно были абсолютно недопустимыми, абсурдными, например, когда у семьи плохие жилищные условия – невероятно широкое поле для коррупции! Не менее 70% семей в Украине и России могут попасть в список на лишение родительских прав из-за «плохих жилищных условий». Невзирая на то, что Конституция обязывает государство предоставлять жилье, улучшать условия жизни семьи.

Но кроме этого, в соответствии с требованиями ювенальной юстиции, родители не имею права «навязывать» детям свои взгляды, в том числе и религиозные. Не имеют права воспитывать детей в соответствии с традициями семьи, передаваемыми из поколение в поколение. По сути, реализуется антиправославная политика дебилизации населения.

И в то же время, в соответствии с ювенальным правом, нельзя ограждать детей от влияния любой информации, льющейся с экранов телевидения, интернета – вне зависимости от возраста – в этом случае родительский запрет будет истолкован как нарушение права на информацию и досуг. Пропаганда гомосексуализма в детской и подростковой среде теперь считается допустимым, а выбор сексуальной ориентации – это «право на самовыражение», которому родители не могут воспротивиться. В свете легализации «легких» наркотиков, наркомания считается хоть и не лучшим, но уже допустимым «альтернативным стилем жизни». Религиозное воспитание в соответствии с семейными традициями теперь рассматривается как насилие над личностью, и как предоставление не полной информации.

Таким образом, хотелось бы подытожить и подчеркнуть, что Православие является сегодня последней стратегической силой объединяющей православные народы, скрепляющей единое духовное, информационное и культурное пространство. Православие может и должно стать той отправной точкой, от которой начнется процесс реального объединения наших народов, а значит и былой славы и силы наших народов. Но Православие также стало мишенью не эпизодической, а системной и постоянной борьбы наших оппонентов – тех, кто стремится к дальнейшему расколу наших народов и наших земель, тех, кто стремиться лишить наши будущие поколения возможности развиваться в соответствии с традициями наших предков, лишить нас возможности пользоваться наследием наших предков, созданным на протяжении многих веков с Божьей помощью.