dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 12 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Вера Православные всех земель славянских, объединяйтесь!

Православные всех земель славянских, объединяйтесь!

Православные всех земель славянских, объединяйтесь!

Состоявшаяся в середине июня в Киеве Международная конференция "Православие – цивилизационный стержень славянского мира" вызвала, с одной стороны, большой (и, надо сказать, вполне заслуженный) интерес, с другой, дала немало поводов для раздумий на самые разные темы, как непосредственно связанные с темой, так и выходящие далеко за ее рамки. Хоть она, насколько мне известно, задумывалась организаторами не как пропагандистско-идеологическое, а исключительно академическо-духовное мероприятие, Конференция спровоцировала оживленную полемику политического свойства. Дискуссия в который раз заставила вспомнить о том, что наше общество четко и однозначно разделено на разные лагеря, и что представители этих лагерей думают совершенно по-разному, говорят на разных языках, даже если те и другие используют украинский или русский.

Начну с того, что обсуждению и осуждению (причем, как "слева", так и "справа") подверглась сама формулировка темы. С формальной точки зрения для этого, безусловно, есть основания. Хорошо известно, что не все славяне исповедуют или исповедовали православие, и не все православные принадлежат к славянскому этническому миру.

Тем не менее, мне лично предложенная тема представляется вполне корректной и приемлемой во всех отношениях. Моя точка зрения основывается, по крайней мере, на двух постулатах. Первый из них – это признание того, что отдельную самостоятельную православную славянскую цивилизацию смело можно считать уже сложившимся феноменом, имеющим достаточно давнюю историю и богатый опыт развития на основе собственной традиции и духовности, и государственности. Второй – выделение восточных славян в отдельную цивилизационную группу или подгруппу, характер и особенности которой определяются их принадлежностью именно к славянскому этносу и к православной ветви христианства.

Во время проведения конференции участникам было предложено ответить на ряд вопросов изложенных в анкете, касающихся вышеозвученной проблематики. Полученные результаты во многом совпадают с суждениями автора. Так, почти 86 % опрошенных поддерживают мнение о существовании отдельной православно-славянской цивилизации. Противоположных взглядов придерживается 14 % респондентов. Вместе с тем, 71 % участников Конференции считают, что именно православие должно (может) стать цивилизационным стержнем обновленного славянского мира в эпоху глобализации? 29 % выступили против.

Конечно же, во многом правы те, кто утверждает, что после крайне непростого, во многом драматичного и даже трагичного для православной церкви ХХ века говорить о существовании "православного консенсуса" в России, Украине, Белоруси было бы значительным преувеличением.

Православность (или даже степень православности) многих украинцев и русских с точки зрения их "церковности" ("воцерковления" после долгого периода принадлежности к атеистической по своей сути советской духовной культуре) сегодня остается проблемой достаточно дискуссионной.

Тем не менее, большинство участников Конференции считают, что именно православная церковь способна взять на себя роль главного фактора возрождения духовности и морали в странах славянского мира. Верят в реализацию такой возможности в Украине более 70 % опрошенных.

И это не случайно, ведь и Украина, и Россия на современном этапе существования каждой из них являются преимущественно православными странами, сохранившими традиционную именно для православных славян культуру, отличающую их от других цивилизаций, в том числе – от исламского Востока и либеральной Европы. Другое дело, что в России этот факт открыто признается на государственном уровне, а в Украине – нет.

То, на что не рискует пойти государственная власть, делается без ее участия, а иногда и ведома, стихийно на уровне власти местной и отдельных граждан. В Украине сегодня принадлежность к православию, пускай даже не столько как к определенной конфессии и церковной организации, сколько к определенной духовной традиции, к набору бытовых ритуалов, часто становится едва ли не основным способом самоидентификации. Причем, и индивидуальной, и коллективной, начиная с такого устойчивого микроколлектива, каким является семья.

То же самое можно сказать и о греко-католиках или, как они в какой-то момент стали сами себя называть, "украинских католиках", хотя в этом случае речь идет не об общеукраинском, а о сугубо региональном явлении, ограниченном, несмотря на все попытки УГКЦ, направленные на расширение своего влияния, несколькими западными областями страны.

То есть, иными словами, в данном случае речь идет о православности человека или группы людей не как о реальном исповедании ими конкретной формы веры, а о факторе, используемом для определения своей принадлежности к некоторому комплексу духовных правил, норм, ритуалов.

Когда оппоненты видения православия как цивилизационного стержня (восточно-) славянского мира пытаются на корню  отрицать допустимость и корректность самой постановки проблемы под таким углом зрения, дополняя свою критику неприятием тезиса о взаимосвязанности цивилизационной принадлежности и религии, - они либо сознательно лукавят, либо проявляют незнание трудов по цивилизационной тематике, ставших классическими.

По теории А.Тойнби, как известно, цивилизации третьего поколения (то есть не доисторические и исторические, а современные) формируются как раз на основе религии и формы ее организации (то есть церкви), а также территории. Так, цивилизация западноевропейская вырастает на основе христианства западного ("латинского") обряда и Европы как местности традиционного проживания германского, романского, англо-саксонского и других этносов, входящих в ее состав.

Среди двадцати одной цивилизации, им выделенных, ученый называет и цивилизацию "православную христианскую", а кроме нее, еще и отдельную - "православную христианскую в России", то есть, иными словами, православную славянскую. Оспаривать справедливость такого подхода, на мой взгляд, крайне сложно, если вообще возможно.

При этом и у А.Тойнби, и у других специалистов в области теории и истории цивилизаций "красной нитью" проходит мысль о существовании глубоких различий между цивилизациями западноевропейской и восточнославянской. Как и о том, что эти два мощных цивилизационных комплекса всегда существовали и продолжают существовать в условиях постоянного контакта и не менее постоянного конфликта друг с другом.

О конфликте цивилизаций на Конференции речь практически не шла, хотя отголоски этой проблемы звучали в нескольких докладах, посвященных роли религиозного фактора в событиях Балканского кризиса рубежа ХХ–ХХІ вв., религии как фактору политического дискурса, религии как ресурсному потенциалу идеологической, политической, геополитической борьбы.  

Внимание участников было сосредоточено на обсуждении всех тех моментов в самых разных сферах церковной, духовной, общественной, научной жизни, которые могли бы быть использованы как факторы не разъединения, а консолидации. Именно как один из таких, потенциально консолидирующих, факторов рассматривалось православие, дополненное общностью этнического происхождения и нынешней принадлежности к славянскому миру.

В то же время, стоит отметить, что участники Конференции, которые, несомненно, представляют определенный срез общества, и, соответственно, выражают в определенной мере его настроения, в основной своей массе скептически рассматривают модели возможной консолидации христианских церквей в Украине. Так в возможность создания единой поместной православной церкви в коротко – или среднесрочной перспективе верит только около 43 % респондентов. Те же 43 % - считают реальной перспективу объединения украинских православных церквей на платформе, которую предлагает УПЦ (МП). 36-ти % - видится будущее в объединении УПЦ (КП) и УГКЦ. И только 7 % интервьюируемых полагают, что перспектива объединения украинских православных церквей на платформе, которую предлагает УПЦ (КП) реальна.

Что ж, таковы сегодня взгляды в украинском обществе. Повторюсь, что проведенный опрос не отражает в полной мере реального положения дел, однако определенные тенденции явно просматриваются. В первую очередь можно говорить о том, что ни один из объединительных проектов не набрал и 50 %, что иллюстрирует отсутствие какой-то одной превалирующей идеи. Во-вторых, прослеживается противостояние между объединительным проектом, предложенным УПЦ (МП) и проектами образованными, с одной стороны на основе УПЦ (КП), а с другой, на базе объединения УПЦ (КП) и УГКЦ. В последнем случае опрашиваемые отдали предпочтение УПЦ (МП).

В начале ХХІ века Украина в очередной раз в своей истории оказалась перед выбором дальнейшего пути. Причем, не только во внешней политике, в экономике, в сфере национальной безопасности, но и в гуманитарной области, в том числе – в том ее сегменте, который связан с религией и верой.

В не меньшей, пожалуй, степени, чем для России для нашей страны сегодня актуален, например,  выбор между переходом к многонациональной и многоконфессиональной украинской идентичности и адаптацией к новым историческим условиям традиционной украинской православной идентичности, очень близкой к идентичности русской православной и, естественно, в значительной степени роднящей украинцев и русских.

Политический концепт "Украины европейской", со все нарастающей активностью воплощаемый в жизнь украинской властью при поддержке из Европы и под давлением из нее, предполагает первый вариант, который на первый взгляд выглядит, быть может, привлекательно, однако, несет в себе реальную угрозу утраты украинцами своего самобытного национального лица в течение жизни одного-двух следующих поколений.

С другой стороны, концепт Украины как полноправного члена единого православного славянского мира, способного защитить себя во всех смыслах, включая сохранение собственной исконной, освященной веками, идентичности, - выглядит куда более обоснованно и перспективно.

При этом было бы неправильно не сказать о том, что реализация этого, второго, "проекта" сопряжена с угрозой бесследного растворения украинцев в "русском мире", в "русской цивилизации", что с точки зрения их собственных интересов не представляется адекватным решением проблемы.

Определенные проблемы возникают в этом плане и перед Украинской православной церковью. Перед ней во весь рост встает задача совмещения борьбы против внутреннего раскола и против экспансии УГКЦ с  отстаиванием своих интересов перед Русской православной церковью. РПЦ стоит ныне перед искушением позиционировать себя как церковь "только для русских", а это бы означало, что остальным нациям и поместным церквям  найти достойное место для себя подле нее стало бы невообразимо сложно.

Окончательных ответов на вопросы, на ней затронутых, Конференция, понятное дело, не дала. Да, такая задача, в общем, и не ставилась. Суть замысла ее организаторов, насколько я могу об этом судить со стороны, состояла в том, чтобы инициировать свободный обмен мнениями, диалог, в ходе которого могли бы быть наработаны важные обобщения и выводы.

Отнюдь неслучайно, а, наоборот, закономерно в этой связи, что в числе организаторов Конференции были и Дискуссионный клуб САММИТ, редакция которого любезно предоставила мне возможность поделиться своими соображениями.