dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 12 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Вера Православие и славянский мир

Православие и славянский мир

Православие и славянский мир

1. Иногда встречаем необоснованное отождествление ареала православия и славянского мира. Объясню почему необоснованные. Объёмы этих понятий пересекаются, а, к тому же, они (эти понятия) имеют различное содержание.

2. Не все православные – славяне. Не славяне, но православные, - греки и грузины, причём христианами эти народы стали значительно раньше любого славянского этноса. Православными также являются восточные романцы (румыны и молдаване, которых некоторые считают одним народом) и даже тюркоязычные гагаузы (предположительно – осевшие потомки печенегов). В сущности, православным может быть человек любой национальности, любого этнического происхождения: барьеры тому никто никогда не ставил и не ставит, наоборот – принятие православия кем угодно по национальности Церковью всегда приветствовалось и приветствуется… Вспомним: бежать из плена князю Игорю помог крещёный (в данном случае – безусловно православный) половчанин.  

3. С другой стороны, далеко не все славяне суть православные. Не православными (католиками, отчасти и протестантами) среди славянских народов являются поляки, чехи, словаки, хорваты и словенцы, более того – даже исповедующие ислам боснийцы. Православность славянам вовсе не предзадана. Первоучителя славян, святые братья Кирилл и Мефодий, имевшие смешанное греко-славянское происхождение, вершили свой подвижнический труд в то время (ІХ  в.), когда православие и католицизм на догматическом и институциональном уровне ещё не разделились, хотя в ритуально-обрядовом отношении различия между Восточной и Западной церквями уже были очевидны. Наиболее ярко это выражалось в том, что языком богослужения Восточной Церкви был, преимущественно, греческий, а Западной – исключительно латинский.

4. Восточная, далее – Православная, Церковь придерживалась положения о том, что проповедовать Евангелие и править службу Божию можно на любом языке, понятном и родном соответствующей пасте. Западная же, в дальнейшем – Католическая, Церковь в религиозных делах признавали исключительно три языка: древнееврейский, древнегреческий и латинский. Последнего она и придерживалась. Задача Кирилла и Мефодия и состояла в том, чтобы приобщить славян-язычников к христианству посредством понятного им языка – так называемого старославянского. Его (как чего-то единого для всех славян) на уровне разговорной речи не существовало, но, благодаря переводу Святого Писания братьями-первоучителями, он стал распространённым среди тех славянских этносов, усвоивших обряд Восточной Церкви.

5. Видим два круга, отвечающие объёмам понятий «православные» и «славяне», которые не накладываются один на другого, но пересекаются. Традиционно православные среди славян (в алфавитном порядке): белорусы болгары, македонцы, русские, сербы, украинцы, черногорцы. Кроме того (перечень также в алфавитном порядке) православными традиционно являются упоминавшиеся выше тюркоязычные гагаузы, греки, грузины, составляющие основу картвельской языковой группы (самоназвание Грузии – Сакартвела), и восточные романцы: молдаване и румыне.

6. Отдельно следует остановиться на вопросе о степени близости православных и ближайших к ним в конфессиональном отношении народов. Широко распространено мнение об отчуждённости и даже враждебности православных и католиков, - в последние десятилетия, слава Богу, в значительной мере стирающееся благодаря пастырской деятельности папы Иоанна-Павла ІІ (поляка, как говорят «западенцы», не без украинских примесей,  Кароля Войтылы). Но в догматическом отношении две эти конфессии – ближайшие друг к другу. Изначально, к моменту церковного раскола 1054 г., вероисповедальные (не говоря об институциональных) различия, по сути, сводились к вопросу о том, исходит ли Святой Дух, как и Сын-Логос, только от Бога-Отца (Восточная Церковь) или одновременно от Бога-Отца и Бога-Сына (Западная Церковь) – так. наз. filioque: «и от сына». Потом, разумеется, к ним добавилось многое другое: вопросы о Чистилище, порочном/непорочном зачатии Девы Марии, целебате духовенства и пр.

7. Следует подчеркнуть, - поскольку это не очень известно широким кругам верующих (не говоря, разумеется, о неверующих), - Православная и Католическая церкви признают каноничность одна другой – так как через обряд рукоположения священнослужителей обе они непосредственно, через апостолов, восходят ко Христу. Поэтому, при отсутствии католического священника православный (или, по смерти, над ним) может обратиться к католическому пастырю (пример – отпевание смертельно раненного при бомбардировке весной 1945 г. экс-гетьмана Украины П. П. Скоропадского в католическом монастыре), равно как и наоборот – католик к православному священнику. На протестантов это не распространяется, поскольку у них преемственность рукоположения прервана. Но, теоретически, это правило должно действовать и по отношению к другим церквям с ненарушенной пастырской преемственностью – церквям, имеющим несторианские (айсорская, индийская малабарская) и монофизитские (Армяно-Григорианская, египетская коптская, эфиопская) корни.

8. Следует остановиться и на взаимоотношении Православной Церкви с другими восточными церквями. Судя по всему (личного опыта на сей счёт не имею) наиболее отдалённые от нас, как индийская Малабарского берега (несторианского корня) или эфиопская (монофизитского происхождения) церкви должны иметь существенные обрядово-ритуальные (не говоря, разумеется, о языково-богослужебных) отличия от славянских православных церквей. Но если посмотреть на Армяно-Григорианскую Церковь, то в сферах церковной архитектуры, изобразительного искусства, церковного песнопения, облачения церковнослужителей и пр., – т. е. во всём, что относится к внешней области духовной жизни, - отличия от православной традиции (в особенности от соседнего грузинского православия) практически не ощутимы. Однако в догматическом отношении отличия, - и куда более глубокие, чем между православием и католицизмом, - существуют. Дело в том, что армянское христианство (в последние века, в силу политических причин, не очень это подчёркивая) придерживается монофизитского учения (от греч. монос – один, единый и физос – природа), согласно которому Иисус Христос имел единственную, - божественную, - природу. В отличие от такого понимания и православие, и католицизм исповедуют принцип бого-человечности Христа, суть которого состоит в том, что Спасителю в равной мере присущи и божественная, и человеческая природы. Для христианского богословия это ключевой вопрос. Но на практике и Российская империя, и Русская Православная Церковь не акцентировали на нём внимание, поскольку они хотели и ныне желают заручиться поддержкой христиан Востока, прежде всего в Армении, но и в Африке (Египет, Эфиопия). Последние ж, особенно армяне, куда более нуждались (и нуждаются) в поддержке со стороны России.

10. Теперь посмотрим на проблему соотношения православия и славянства в этническом ракурсе. Как бы ни решался вопрос о прародине славян, - лично я, опираясь на традицию, восходящую к Л. Нидерле – В. Хвойки и связываю её с лесостепными пространствами от Карпат и Верхней Вислы до Левобережья Днепра (см. мои монографии: Павленко Ю. В. «Передісторія давніх русів у світовому контексті». – К., 1994 и «Праславяне и арии: древнейшая история индоевропейских племён» - К., 2000), - наличие некоего общего праславянского этноязыкового массива на определённой территории как минимум с конца бронзового века (т. е. с конца ІІ тыс. до н. э.) сомнений не вызывает. Последующее расширение славянского ареала за счёт взаимосвязанных процессов расселения, в силу тех или иных конкретно-исторических причин, славянских этнических групп и ассимиляции ими местного населения, (как более развитого - Балканы, так и менее развитого  лесная зона Восточной Европы) привело к тому, что к началу, - с благословения Константнопольского патриарха Фотия, - миссионерской и переводческой деятельности Кирилла и Мефодия  (сер. ІХ в.) славяне занимали огромные пространства Европы: от юга Балканского полуострова, Адриатики, восточных предгорий Альп и Эльбы (Лабы) до оз. Ильмень, Волго-Окского междуречья и Верхнего Дона.

11. Целью Кирилла и Мефодия, - при наличии ещё единой Православно-Католической Церкви (хотя противоречия между Константинопольским и Римским престолами уже были очевидны), - было обращение в христианство всего славянства,  ради чего они и приступили к осуществлению грандиозного проекта: перевода Священного Писания на понятный всем славянам язык. Их успех был очевиден, но дело осложнялось конкуренцией между Римом и Константинополем относительно распространения их сфер влияния в славянском мире. Вскоре это противоборство коснулось и Венгрии.

12. При безусловном духовном приоритете Константинополя в деле приобщения славян к христианству (в первую очередь благодаря Кириллу и Мефодию, а также стоящему за ними Фотию), Рим, как всегда, оказался более прагматичным и практичным. В результате к моменту разделения христиан Никейского символа веры на Православную и Католическую церкви (напомню – 1054 г.) этнические предки современных словенцев, хорватов, чехов, словаков и поляков в каноническом отношении оказались под патронатом Римского папы и стали, соответственно, католиками. Сказанное относится и к венграм. В свою очередь, этнические предки современных македонцев, болгар и сербов, а также, - через русичей, - украинцев, белорусов и русских, оказались в канонической власти Константинопольского патриархата. Вскоре, уже благодаря влиянию со стороны соседних, христианизированных, славян эту участь разделили и восточнороманские этнические группы, составившие в дальнейшем этническую основу княжеств Валахии и Молдавии, а значит и современных румын с молдаванами.

13. Поскольку, как было отмечено выше, Католическая церковь в богослужении пользовалась исключительно латинским языком и читать книги Священного Писания можно было только на нём (разумеется, и на греческом, но за пределами Византии им владели единицы), церковнославянский язык на западе Балкан и в Центральной Европе был оставлен и вскоре забыт. Но на востоке Балкан и в Восточной Европе он глубоко укоренился, став основой богослужения и всей церковной, прежде всего письменной, культуры. В результате, в пределах Византийско-Восточнохристианского мира, постепенно стал складываться особый славянско-православный субцивилизационный ареал с дальнейшей его дифференциацией на балканско-южнославянскую и восточноевропейско-восточнославянскую области.

14. Позднее Средневековье и начало Нового времени, XV – XVII вв., отмечены мощной католической экспансией на восток, в православный, преимущественно славянский ареал. Фактически начало тому положила Флорентийская уния 1439 г., задекларировавшая объединение Православной и Католической церквей под главенством Римского папы. Константинопольский патриарх соглашался принять католические догматы, в частности о filioque, чистилище, главенстве папы, при сохранении всей внешней стороны православия. Этот акт был вынужденным: византийский император Иоанн VIII Палеолог и греческое духовенство надеялся взамен получить помощь со стороны Запада в борьбе с турками. Помощь была обещана, но не прислана, и сразу после взятия Константинополя войсками султана в 1453 г. уния была аннулирована Константинопольским патриархом. Надо сказать, что Флорентийская уния была признана далеко не всеми православными.  Так, её  отвергла Московия, а Иерусалимский собор уже в 1443 г. предал её проклятию.

15. Сколько-нибудь существенных последствий Флорентийская уния не имела. Иное дело – Брестская уния 1596 г. Большая часть православного епископата (но не монастыри и рядовое духовенство) Речи Посполитой (в пределах территорий современных Украины и Беларуси) признали верховенство Римского папы и католическую догматику, при сохранении обрядовой стороны православия.

16. Брестская уния вызвала мощное сопротивление самых широких слоёв монашества, духовенства и мирян (в том числе и отдельных влиятельнейших князей, как Василий-Константин Острожский). В конечном счёте, её сторонники в начале XVII в. прочно закрепились в Галиции-Галичине, на Волыни и в Беларуси. В двух последних случаях уния была упразднена Николаем I в 1839 г. Но в Галиции-Галичине и на Закарпатье, находившихся в составе Австрийской (Австро-Венгерской) империи, позиции греко-католицизма были чрезвычайно прочны. Во второй четверти XVII в. в униатство стало обращаться православное духовенство Закарпатья, но этот процесс растянулся до 1769 г. Параллельно к унии с Ватиканом была склонена определённая часть православных священников Трансильвании (Семиградья) – современной Западной Румынии.

17. В марте 1946 г. по требованию советских властей созванный во Львове собор греко-католического духовенства был вынужден принять решение о ликвидации Брестской церковной унии и переходе всех бывших униатов в православие. Такое положение дел сохранялось до конца 80-х гг. прошлого века. В феврале 1990 г. Украинская греко-католическая церковь, а в марте 1991 г. – и Белорусская греко-католическая церковь были официально восстановлены. Таким образом, в настоящее время между православными славянами Украины и Беларуси и славянами-католиками Польши и Словакии простирается зона преобладания греко-католицизма, имеющего наиболее крепкик позиции в Галиции-Галичине.

18. Уникальный в конфессиональном отношении среди славян случай представляют мусультане-боснийцы, чьи предки переходили в ислам в течение, главным образом, XV в. И дело тут не сводится к одним лишь давлению и влиянию со стороны турок: ведь в аналогичной ситуации оказались и сохранившие верность православию болгары и сербы, и оставшиеся католиками хорваты. Не менее существенным было то, что в гористо-лесистых местностях Боснии и Герцеговины в ХІ – ХІІ вв. прочно укоренилось богумильство. Его адепты, подобно катарам североитальянских городов и альбигойцам Южной Франции (Прованс, Лангедок) внешне выглядели почти христианами, но по сути были манихеями. Это определяло враждебное отношение к ним как православных сербов с черногорцами, так и католиков-хорватов. В результате, с приходом на Балканы турок и искоренением проманихейских течений в Италии и Франции боснийцы в своём большинстве перешли в ислам.

19. Теперь посмотрим на соотношение славянства и православия в цвилизационном отношении, в частности – в масштабах Макрохристианского мира (см.: Павленко Ю.В. Структура глобальної цивілізації // Вісник Національної Академії наук України. - 2005. - № 3; его же: История мировой цивилизации: Философский анализ. - К., 2002 (втор. изд. – 2004); Цивилизационная структура современного мира. В 3-х томах, 4-х книгах / Под ред. академика НАНУ Ю. Н. Пахомова и проф. Ю. В. Павленко – К., 2006 – 2008).   МАКРОХРИСТИАНСКИЙ МИР - название достаточно условное, однако схватывающее основу той мощной традиции, к которой так или иначе причастны бразильцы и мексиканцы, немцы и французы или украинцы и русские безотносительно к их личной конфессиональной принадлежности или её отсутствия. Ныне он представлен имеющими общие корни и традиционно во многом близкие идейно-ценностные основания Западной, Латиноамериканской  и Восточнохристианско-Евразийской цивилизациями. Каждая из них сама является сложноструктурированной.

20. Ведущее место в Макрохристианском мире в течение уже более полутысячелетия занимает ЗАПАДНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ, которая прошла сложный процесс трансформационного развития. Утвердившись в раннем Средневековье в качестве Западнохристианской она качественно обновляется в эпоху Возрождения, Реформации и Великих географических открытий и приобретает вид Новоевропейско-Атлантической. От неё отпочковывается Латинская Америка, но сама она продолжает расширяться за счет Северной Америки и Австралии с Новой Зеландией, колониально или полуколониально господствуя над Африкой и большей частью Азии. Из неё в течение втор. пол. ХХ в., после Второй мировой войны и распада мировой колониальной системы, в условиях Холодной войны и информационнной революциии, выростает феномен, именуемый Западом (Евро-Атлантической или Западноевропейско-Североамериканской цивилизацией с её анклавами).

21. Второй составляющей Макрохристианского мира выступает ЛАТИНОАМЕРИКАНСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ, в известном смысле "производная" от Западной на её Новоевропейско-Атлантической фазе развития и теснейшим образом с нею связанная.  Она сформировалась в течение XVI - XIX вв. в процессе сложной переплавки предельно разнородных в расовом, цивилизационном, этническом, языковом отношениях компонентов при ведущей роли иберийского, испано-португальского, - католического, - начала.

22. В отличие от Латиноамериканской ВОСТОЧНОХРИСТИАНСКО-ЕВРАЗИЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ имеет собственные, независимые от Западной, исторические корни, глубоко уходящие через Византию и древнее христианство в античный и древнеближневосточный миры Восточного Средиземноморья. Термин "Восточнохристианско-Евразийская" представляется для её определения (по сравнению, скажем, с понятиями «Русская», «Славянская», «Православная» и пр.) более оптимальным поскольку, во-первых, охватывает все народы восточнохристианской традиции, указывая, во-вторых, на то, что территориально она объемлет, главным образом, тот огромный географический регион, который в узком, культур-историческом, употреблении слова зовется "Евразией". Преимущественно восточнославянское население последней,- от Балтики и Карпат до Тихого океана, - составляло и составляет её основу. Но указание не на славянство, а на "евразийскость" позволяет терминологически адекватно отразить факт органического вхождения в неё и огромной массы людей тюркского, фино-угорского, еврейского и иного происхождения, не являющихся ни славянами, ни, в большинстве своём, православными, однако по своим взглядам и жизнедеятельности мало или практически не отличающихся сегодня от своих славянскихколлег и соседей.

23. Православные греки и славяне Балкан и христиане восточного обряда Закавказья находятся в зонах цивилизационных стыков. Поэтому применительно к настоящему времени представляется правомерным говорить скорее о Балканской (Греко-Балкано-Нижнедунайской) и Закавказской филиациях Восточнохристианско-Евразийской цивилизации, чем об их субцивилизационном статусе. К первой традиционно относятся греки (в том числе и проживающие в Турции и на Кипре), болгары, македонцы, черногорцы, сербы, румыны и молдаване; ко второй - армяне и грузины, частично абхазцы и осетины.  Следует помнить и о древних восточнохристианских анклавах на Ближнем Востоке и в Восточной Африке (египетские копты, эфиопы и др.). Таким образом сегодня можно говорить о южных филиациях и анклавах Восточнохристианско-Евразийской цивилизации, некогда, по большей части, составлявших основу Византийско-Восточнохристианского мира, переживших иноцивилизационную экспансию и сегодня оказавшихся в зонах цивилизационных стыков.

24. Иной была участь Древнерусской субцивилизации. Пережив разгром в середине ХІІІ в., она в течение последующих трех веков, испытывая воздействие со стороны динамически развивающейся Западнохристианско-Новоеевропейской социокультурной системы, превращается в ядро Восточнохристианско-Евразийской цивилизации, состоящее из Западноправославно-восточнославянской и Восточноправославно-восточнославянской субцивилизаций. Они сформировались на древнерусской основе главным образом в границах великих княжеств Литовского и Московского.

25. Западнопавославно-восточнославянская субцивилизация (в пределах украинско-белорусских земель) в XVI - XVII вв. удачно адаптировала на восточнохристианских основаниях многие базовые достижения Западнохристианско-Новоевропейского мира, однако не смогла создать собственной эффективной государственности. В отличие от неё Восточноправославно-восточнославянская (Московско-Российская) субцивилизация создала мощное государство, однако долгое время не желала воспринимать культуротворческие западные импульсы. Последние в XVII в. проникали в неё уже в адаптированной форме преимущественно через Киев. В следующем столетии произошел синтез достижений обеих субцивилизаций в пределах Российской империи, выборочно воспринимавшей многие западные достижения.

26. Российская империя и СССР, не имея общего для входивших в их состав групп людей духовно-ценностного ядра, не представляли особой особой цивилизации, охватывая различные в цивилизационном отношении народы. Однако в них, на восточнославянской основе, произошла цивилизационная консолидация населения обширного пространства на пересечении эллипсов, которые весьма условно можно определять как евразийский, православный и славянский. В его пределах, полностью охватывающих Беларусь, в основе своей Украину и Российскую Федерацию и, в известной мере, Казахстан (особенно северный), отчётливо видно Православно-Восточнославянское ядро Восточнохристианско-Евразийской цивилизации. Понятно, что его "православность" и "восточнославянскость" весьма условны, как условно и определение его границ.