dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 19 Декабря 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Вера Пещерные монастыри Крыма: памятники или реликвии?

Пещерные монастыри Крыма: памятники или реликвии?

Майко В.В., кандидат исторических наук, Юрочкин В.Ю., научный сотрудник

Так называемые «пещерные» города являются одной из визитных карточек Таврического полуострова. Благодаря экзотической конструкции сооружений и довольно хорошей сохранности они уже с конца XVIII столетия вошли в обязательную программу путешествий  любителей древностей. Среди сооружений, расположенных в куэстовых обрывах внутренней гряды Крымских гор, наибольший интерес вызывают памятники скальной церковной архитектуры. Они представлены как отдельными храмово-погребальными сооружениями «пещерных» городов (Бакла, Тепе-Кермен, Качи-Кальон, Эски-Кермен, Мангуп) так и целыми монастырско-хозяйственными комплексами (Успенский и Инкерманский монастыри, Челтер-Коба, Шулдан, Челтер-Мармара).

Некогда господствовавшая в археологической историографии «иконоборческая» гипотеза, даже успевшая стать частью церковного Предания, теперь отошла в прошлое. В настоящее время большинство исследователей сходятся во мнении, что большую часть скальных храмов следует относить к послеиконоборческому периоду, примерно к X-XV вв. Однако ряд церковных сооружений, судя по сохранившемся элементам литургического устройства и архитектуре, датируется раннесредневековой (доиконоборческой) эпохой. К ним причисляют храмы на Тепе-Кермене, Эски-Кермене, Челтер-Мармаре. Однако каковы бы не бели результаты научной дискуссии, очевидно: мы имеем дело с уникальными для южной Украины памятниками византийской православной культуры и реликвиями церкви.

Любой памятник древности при правильном к нему отношении заключает мощнейший просветительско-духовный потенциал, является весомым средством воспитания уважения к наследию предыдущих эпох. Последнее наиболее актуально для православной церкви, в жизни которой непрерывная историческая связь с прошлым является мировоззренческой доминантой. Это со всей очевидностью осознал выдающийся церковный деятель и ученый - святитель Иннокентий (Иван Алексеевич Борисов (1800-1857). После назначения в 1848 г. на Херсонскую и Таврическую и кафедру, архиеписком поставил целью возрождение духовной жизни в средневековых обителях Тавриды, создание на полуострове «Русского Афона». Благодаря его усилиям в 1850 г. был возобновлен Свято-Успенский монастырь в Бахчисарае, затем Свято-Климентовская обитель в Инкермане, Свято-Анастасьевская киновия на Качи-Кальоне. Скоропостижная смерть святителя не позволила в полном объеме реализовать планы. Остальные «пещерные» монастыри, удаленные он основных паломнических путей, оставались не востребованными. Правда, это позволило им сохраниться в первозданном виде, избежать архитектурно-литургических новаций.

В результате известных социально-политических потрясений в стране в 20-е гг. ХХ в. все крымские монастыри были упразднены. Памятники средневековой православной архитектуры были поставлены на учет и формально взяты под охрану государства. В начале 1990 гг. после преодоления идеологических барьеров два наиболее крупных монастыря – Успенский и Инкерманский были переданы в пользование православной церкви. Путем дискуссий и компромиссов между органами культуры и возрождающимися монастырями были достигнуты соглашения, позволившие не только сохранить объекты, но и превратить их в новые очаги духовно-паломнической деятельности на полуострове.

Гораздо более сложная ситуация сложилась вокруг других средневековых скальных обителей. Все они состоят на государственном учете как архитектурно-археологические комплексы, и решением Крымского облисполкома в 1990 г. включены в состав Крымского республиканского учреждения «Бахчисарайский историко-культурный заповедник». К сожалению, за много лет он так и не принял их на баланс, не обновлена, а то и просто отсутствует учетная документация.  Отсутствуют госакты на земли историко-культурного назначения, на которых находятся памятники. Ситуация осложняется и тем, что два крупнейших средневековых монастыря Шулдан и Челтер-Мармара (неподалеку от Мангупа) хотя и переданы Бахчисарайскому заповеднику – территориально входят в границы Севастопольского горсовета, т.е. фактически находятся вне зоны контроля органов охраны культурного наследия АР Крым.

По законам Украины памятники археологии находятся исключительно в государственной собственности и государство должно обеспечивать их сохранение и регламентировать использование. Но не сделаем открытия, если скажем: отношение к такой «государственной собственности» (кстати, оценивающейся в десятки миллионов гривен) у нас в отечестве мягко сказать оставляет желать лучшего. В условиях перманентного «кризиса» многие такие памятники стали заложниками ситуации. Особенно это заметно на фоне всепоглощающей коммерциализации мышления.

К сожалению, негативные примеры такого рода уже имеются. Туристам и паломникам, путешествующим по крымскому нагорью, вряд ли теперь удастся посетить средневековый «пещерный» монастырь Шулдан.  Уже несколько лет назад он был захвачен группой лиц, называющих себя «монашествующими», но не принадлежащими ни к одной из конфессий, зарегистрированных на Украине. По имеющимся данным, за самозахватом стоит некий предприниматель из Севастополя, таким образом понимающий свое «служение Богу». Под видом «возрождения» внутри древнего храма и средневековых келий были произведены перепланировки, а местные СМИ даже сообщали об обретении «мироточивых мощей» (по-сути о разграблении гробниц). Имущественно-территориальная несогласованность не позволила Бахчисарайскому заповеднику отстоять интересы государства. Предприниматель в итоге получил от местного лесхоза земельный участок в аренду, выстроил каменную башню. И это притом, что «пещерный» монастырь Шулдан в 2010 г. особым Законом Украины внесен в число памятников, не подлежащих приватизации. Со столь же вопиющим случаем недавно пришлось столкнуться и на южном берегу Крыма. Группа лиц, под видом «монашествующих», но не имеющих ни какого отношения к УПЦ, захватила археологический комплекс средневекового монастыря на г. Аю-Даг, самовольно начала строительство, назвав его «восстановлением». По настоянию представителей местных органов охраны культурного наследия было возбуждено уголовное дело, но привлечь к ответственности виновных пока не удается. Сказанное, к сожалению, справедливо и по отношению к уникальному монастырскому комплексу у подножия г. Бор-кая близ с. Курское (Кишлав) в юго-восточном Крыму. Нет сомнений, что подобные ситуации будут  возникать и впредь. Даже если время от времени удастся их пресекать, это не решит глобальной проблемы сохранения и использования памятников, остающихся по-сути «бесхозными».

Совершенно иную, взвешенную и конструктивную позицию по отношению к скальным древностям Таврики демонстрирует Симферопольская и Крымская епархия УПЦ. При Его высокопреосвященстве митрополите Симферопольском и Крымском Лазаре действует комиссия по возрождению монастырей, в состав которой входит один из авторов этой статьи. Действуя в рамках правового поля Украины, епархия не претендует на средневековые монастырские комплексы, являющиеся памятниками культурного наследия и государственной собственностью. Но по понятным причинам не хочет оставаться в стороне от проблем, с ними связанных. В епархии сознают: возрождение монастырской жизни в районе древних обителей крайне необходимо, но это должно происходить за пределами самого памятника, хотя и в непосредственной близости. С точки зрения церкви «пещерные» монастыри это, прежде всего, реликвии, нуждающиеся в сохранении. И епархия готова всемерно в этом участвовать. Кто как не церковь сумеет сохранить от современных вандалов общее наследие. Благодаря приходам УПЦ были сохранены неоднократно повреждаемые фрески XIII-XV на Эски-Кермене и Мангупе, спасена от замыкания и разморозки скальная основа пещерного храма на Челтер-Кобе. Но делается все это на общественных началах, поскольку формально церковь до сих пор не имеет юридического статуса по отношению к «пещерным» монастырям как памятникам культурного наследия.

Еще в прошлом году Симферопольская и Крымская епархия обратилась в Государственную службу по вопросам национального культурного наследия с просьбой в соответствии со ст. 11 Закона Украины «Об охране культурного наследия», официально разрешить взять шефство над памятниками, предполагая частичную реабилитацию и приспособление комплексов церковного характера. Для приведения архитектурно-археологических комплексов в состояние, пригодное для паломнического посещения, возобновления богослужений и создания условий использования объектов, предполагалась разработка научно обоснованных проектов.  Проектами предусматривалась установка деревянных конструкций (перил и лестниц) на опасных участках паломнических маршрутов, научно обоснованная реабилитация  пещерных храмов и приспособление отдельных скальных помещений для обеспечения сохранности. Речь не шла ни о капитальном строительстве, ни изменении внешнего вида памятников, ни  использовании объектов в коммерческих целях. К разработке проектов планировалось привлечь археологов, архитекторов, искусствоведов, специалистов в области литургического устройства древних храмов. К сожалению, ответ так до сих пор не получен. Вопрос остается не решенным.

В настоящее время УПЦ единственная структура реально заинтересованная в возрождении «пещерных» монастырей как очагов православной культуры не претендующая на изменение их правового статуса. Археологи Крыма уверены: отвергать шефскую помощь и участие УПЦ в реабилитации и сохранении «пещерных» монастырей не рационально. Как показывает практика, при отсутствии документально закрепленных обязательств между официальными организациями и реальных методов контроля со стороны государственных органов, эти уникальные памятники крымского средневековья рано или поздно окажутся под угрозой захвата и уничтожения посторонними лицами, которые сделают их объектом коммерции.

Следует вспомнить и другой положительный пример. На территории средневековой Сугдеи (г. Судак) благодаря усилиям Национального заповедника «София Киевская» и музея «Судакская крепость» в 2007-2010 гг. были отреставрированы, находившиеся в аварийном состоянии храмы Св. Параскевы и 12 Апостолов XIII-XIV вв. Благодаря Договорам с УПЦ Московского патриархата они используются для проведения богослужений по наиболее значимым церковным праздникам, таким образом, продолжая функционировать и жить.

В Крыму сложилась многолетняя практика сотрудничества ученых-археологов и Симферопольской и Крымской епархии, основанная на взаимопонимании и закрепленная договорными отношениями. Но какова бы не была их степень, есть вопросы, выходящие за пределы нашей компетенции. Один из них – юридическое закрепление роли церкви в  реабилитации и сохранения «пещерных» монастырей Крыма. Хочется надеяться, что наше сообщение привлечет внимание к данной проблеме со стороны государственных органов охраны культурного наследия и позволит в правовом поле разрешить сложившуюся ситуацию, отчего, безусловно, выиграет весь народ Украины, достоянием которого  являются уникальные памятники Крыма – «пещерные» монастыри.