dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 24 Июля 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Реплика Камо грядеши Россия после 1150? Часть 2

Камо грядеши Россия после 1150? Часть 2

Камо грядеши Россия после 1150? Часть 2

Казалось бы, вышеупомянутый подход к решению многих важных вопросов "закрывает противоречия текущего момента" и настраивает специалистов-историков на дальнейшее конструктивное взаимодействие. Ан нет, о чем и пойдет речь далее. Но здесь мы остановимся лишь на некоторых из тех изданий (на сей раз не научных), которые вышли в России в год празднования непонятного для нас юбилея (чтобы больше к подобным трудам не возвращаться).

В первую очередь остановимся на книге А. А. Кунгурова под сенсационным и интригующим названием "Киевской Руси не было, или Что скрывают историки" переизданной именно в 2012 г. и где уже на первых страницах безаппеляционно заявляется, что до ХХ в. украинского народа не существовало и вообще его нет и ныне (как и его истории); великороссы, малороссы и якуты составляют историческую русскую нацию; предыдущие же украинцы в основном являлись русскими, поляками или евреями. Углубляясь в своих "исследованиях" в глубину веков автор добирается и до Переяславской Рады 1654 г., но это событие считает мифом: "Многие знают, что 8 июня 1648 г. Богдан Хмельницкий в письме выразил горячее желание "отдаться на милость" царю Алексею Михайловичу. Следствием этого обращения стало то, что 8 января 1654 г. был осуществлен акт перехода в русское подданство запорожских казаков (Переяславская Рада), а 27 марта того же года условия договора были зафиксированы в специальном соглашении, известным под странным названием "Мартовские статьи". При этом уточняется, что "Украина не была субъектом договора с Россией. Договаривающимися сторонами были Запорожское войско и царь". В связи с этим хотелось бы сделать следующие уточнения: "Войско Запорожское" означало в те времена не собственно низовое днепровское казачество. Оно являлось официальным названием украинского государства тех времен. Сами же запорожцы вообще не присутствовали на Переяславской Раде, так как тогда, по выражению Б. Хмельницкого, уже являлись "людьми маленькими" в его государственной структуре. А конкретный процесс перехода под протекторат "царя московского" начался с указа Алексея Михайловича от 19 февраля 1651 г.: "Также запорожского гетмана Богдана Хмельницкого присылки объявити, что они бьют челом под государеву высокую руку в подданство". Конечно, неточности не такие уж глобальные. Но если претендовать на "революционные" выводы и серьезность новой исторической концепции (о чем речь пойдет далее), то и их не должно быть. А то получается ситуация, как в том анекдоте:" ложечка нашлась, но осадок остался". Удивляет упомянутого автора и сам процесс размножения казаков – ведь женщин среди них не было, и быть не могло. Наш "специалист широкого профиля" вероятно и не подозревает, что окромя членов войскового братства, располагавшегося "за Порогами" на Днепре, существовал институт реестрового (городового) казачества, подразделения которого пребывали во всех полковых центрах, вокруг которых и располагались их "маетности и вольности" и где жизнь проистекала естественным способом (в том числе и в демографическом отношении). Да и сами запорожцы не имели права приводить особей женского пола лишь на Сечь, а за ее пределами размножались вовсе не методом непорочного зачатия. Кроме того, их борьба с поляками к патриотизму не имела никакого отношения: просто король запретил им гнать горилку, вот они и забузили (еще одна причина создания революционной ситуации). Кроме того, он нерегулярно платил жалование и запрещал нападать на османские поселения. Вот так, и не иначе.

Далее "великий перелом" в процессе украинизации части восточных славян происходит уже в начале века ХХ: "Казалось бы, разгром Австро-Венгрии и переход Галиции в руки новосозданной Польши должен был поставить крест на этнических экспериментах по выведению украинцев. Но у дела австрийских императоров быстро нашлись продолжатели в лице большевиков. Конечно, на словах Ленин со товарищи был интернационалистами один интернационалистически другого. А уж всякого рода национализм они клеймили самыми последними словами. Но одно дело – лозунги, и совсем другое – реальность. Представление о большевиках, как о неких идеалистах-чистоплюях или фанатиках марксистской идеи в корне неверно. Перед ними стояла, прежде всего, чисто практическая задача – захватить и укрепить свою власть, и ради нее они готовы были потакать самим матерым националистам, если видели в этом хоть какую-то выгоду, причем интересы народа никакой роли не играли". Вот оно как было, вот где правда-матушка зарыта! А идея мировой революции? А экспорт (в том числе не только идеологический, но и реальный) своей политики в другие страны (Венгрия, Германия)? Вероятно это также лишь демагогическая болтовня и действия, отвлекающая большевиков от реальной сути? Что-то не верится. А в отношении к Украине, то сама реализация такого проекта проходила под руководством Лазаря Кагановича и его соплеменников (хотя и Иосиф Сталин в этом вопросе им способствовал). Ну почти как в сказке: чем дальше, тем страшнее. Ведь для будущего генсека изначально были присущи выражения типа "так называемая независимость так называемых республик", "этих, с позволения сказать, государств" и т. д. А конкретно в отношении Украины, то еще в апреле 1918 г. он заявлял, что нужно кончать игры в правительство и республику и пора бросать такую игру.

В конце-концов автор в своих откровениях добрался и до Киевской Руси, как это было заявлено в самом названии книги (зачем же было город городить в отношении вышеизложеных пассажей?). Оказывается, ее легенду придумал И. Гизель и впервые изложил на страницах своего "Синопсиса" в 1674 г. (это была всего лишь "книжица" – по выражению "первооткрывателя" древнерусской истории). Работа стала чрезвычайно популярной в царской России и неоднократно переиздавалась. Вообще то "Синопсис" (по утверждению А. Кунгурова) фактически писался по заказу правящего дома Романовых и был насаждаем официально. А по сему Татищев, Карамзин, Щербатов, Соловьев, Костомаров, Ключевский и прочие, и прочие критически не осмысливали (в отличие от нашего "открывателя") легенду о Киевской Руси. Аргументация "неубиенная". Поэтой же причине "глубоко ошибались" и иностранцы, работавшие в академии – Байер, Шлецер, Миллер. Последний даже сфальцифицировал взгляды Ломоносова по этой теме. Заметим, что великий русский ученый сам факт существования государства Киевская Русь не отрицал.

Но, по нашему автору, никакой Киевской Руси, даже гипотетически, быть не могло. Это фантом, миф, блеф, пустышка.

Досталось от нашего "правдолюба" и столице государства на Среднем Днепре. При этом "логически" доказывается мифологическая основа самого его значения: ведь основной центр должен находится вдалеке от границ страны, а не как Киев – на окраине. Прекрасно – можно ставить под сомнение и Ладогу, и Великий Новгород, и Петербург, и тем самым подрывать основы вышеупомянутого президентского указа 2011 г. Или это делать нельзя? Как говорится "народ хочет разобраться". Да и сама "Повесть временных лет", на основе которой определяется место одного из основных центров восточнославянской цивилизации, вызывает определенные сомнения. Ведь подлинника, написаного самим Нестором, не существует, а это наталкивает на мысль о более поздней подделке летописного свода. Вот так, и не иначе. Да и сама колыбель новой славянской цивилизации находилась не на Днепре или Волхове, а на северо-востоке. Но тогда у истоков российского государства должны стоять представители мери, муромы и иных финно-угорских объединений, проживавших там до самого прихода славянских переселенцев. "Объясняет" это утверждение то, что там находились колоссальные запасы болотно-озерной руды, а железо стало дигателем прогресса (как-будто руды не было в других регионах полесской зоны).

Затем очередь доходит и до трагических событий ХІІІ в. – нашествия орд хана Батыя и гибели старого восточнославянского мира. Почему же ему удалось победить Русь? А потому, что у него был мощный союзник – православная церковь! (пусь с этой "кардинальной" мыслью разбираются не только "недостойные" светские историки, но и священники). Еще одним союзником оказался сам Новгород Великий (его ведь свирепый хан не тронул в связи с тайными дружескими отношениями, а вовсе не из-за погодных условий). Местным торгашам было выгодней предать своих соплеменников и заработать огромные проценты в условиях новой международной ситуации. Но далее отмечается и то, что Новгород, как и Киев, являлся историческим фантомом (как и путь из варяг в греки). Еще один вариант – этот город первоначально находился не на Волхове, а на Волге (также новое "открытие", но уже географического характера). А "глубокий" анализ письменных источников (но ведь "Повесть временных лет" сомнительна в принципе?) приводит еще в одной суперсенсации: оказывается отец Александра Невского Ярослав Всеволодович и Батый – одно и то же лицо! Извините, но это уже из области психиатрии, тут надо проходить обследование в специализированном учреждении. В дополнение глубокомысленно добавляется, что и святитель Руси Владимир Святославич также возможно "слился" с вышеупомянутым человеческом гибридом (гулять так гулять!).

Представление о средневековой истории данного автора в целом понятно – ее просто не существовало как объективного явления. Но против этого ведь могут выступить специалисты-медиевисты. А мы их развенчаем перед нашими читателями! Начнем с того, что "история это не наука, история – это религия, а историки – жрецы культа" (вот где собака зарыта). Они "только с нетерпением потирают потные ручонки, предвкушая денежки на археологические экспедиции и написания книжек, они жаждут получить премии, гонорары и научные звания" (интересно, а что потирает или потирал автор этих строк?). Особенно омерзительны специалисты из "укро-истории – пантеон ее "героев" состоит практически из одних разбойников и изменников" (изменников кого?). Примером того может быть М. С. Грушевский, читая труды которого "иногда трудно понять: то ли он кретин, то ли шут, то ли наглец высшей категории". Да, лихо - таким "эзоповым" языком никто из коллег данного исследователя не пользовался, будь они его оппонентами или же приверженцами. А нам на это наплевать! Как поется в одной популярной песенке ХХ в.: "Ах, какой он молодец, как он плюнул в холодец!". Автор данного труда также задает себе вопрос: "Есть ли среди "ученых"-историков чесные люди?". И сам же отвечает" "Конечно есть. Но они умственно настолько неразвиты, что искренне верят всему тому, чем их пять лет учили в университетах профессора истории. Умный, думающий, пытливый и честный человек, любящий задавать вопросы, никогда не сдаст на истфаке даже первый семестр" (возможно это относится к самому "оракулу"?; может это что-то личное и наболевшее?). А в целом, что такое вообще научная общественность? Это "сброд карьеристов и неудачников" (куда уж им до гения). Все их методы исследований не достойны внимания. "Именно поэтому, повествуя о древних временах, я прибегаю, и в дальнейшем буду прибегать больше к умозрительным рассуждениям, основанным на логике и здравом смысле, нежели к цитированию "историков" и ссылкам на "достоверные" и очень-очень "древние" документы. Но если все эти документы – вымысел карьеристов и негодяев, то из чего же "высасывает" фактологическую базу для собственных построений наш "научный революционер". Это у же на усмотрение читателя (в меру его фантазий). Вообще то, как говорил один из персонажей М. Жванецкого: "Стойте там и слушайте сюда. Именно отсюда будет проистекать". В нашем случае – "поток сознания".

Но подобные выражения применяемы не только к украинцам. Вот хотя бы определение умственных способностей одного из белорусских композиторов: "Цесаков – дебил". Все становится на свои места. И вообще, украинцы – это искуственно выведенная национальность, а белорусы – народность еще более молодая, еще более искуственная. И не иначе. Да и доморощенная интеллигенция их убогая (ну что, съели братья-славяне, стремившиеся в одно государство?). Но другие ранее упомянутые соседи все же вызывают особое презрение. "Щирые украинцы" – люди с пораженным сознанием" (да здраствует дружба между народами!). У них нет ни собственного языка, ни собственной истории.

Мягко говоря, такие выражения неприемлемы для использования в изложении позиций серьезных оппонентов. Поэтому следует напомнить, что еще в четвертом веке до нашей эры древнегреческий философ Аристотель в своем трактате "Большая этика" отмечал: "Существует два вида невоздержанности. Один – невоздержанность запальчивая, необдуманная, внезапная. Так, например, при виде красивой женщины мы сразу бываем охвачены каким-то чувством, и от страсти рождается порыв сделать нечто, быть может, неподобающее. Второй вид – невоздержанность как бы болезненная, перемешанная с соображениями, отклоняющими от действия. Первый вид, кажется, не вызывает сильного порицания; такая необузданность бывает у людей достойных, у горячих и одаренных. Второй вид присущ людям холодным и угрюмым; они вызывают порицание... невоздержанным этого последнего рода никогда не стал бы человек достойный, и, кроме того, здесь тот случай, когда предостерегающий довод не способен исцелять". В нашем случае автор по своим душевным параметрам четко попадает под характеристику второго вида людей невоздержанных.

Но все же есть один достойный человек, которого можно поставить в один ряд с А. Кунгуровым и он ему симпатизирует. Это А. Каревин, к книге которого "Малоизвестная история Малой Руси" мы теперь и обратимся.

Ему также присущ "геростратовский комплекс" по отношению к знаковым персонам украинской истории и, конечно, в первую очередь к личности Т. Шевченко: "В пантеоне идолов современной Украины "батько Тарас" занимает нынче такое же место, какое в пантеоне идолов советских занимал Владимир Ленин. Призывы "жить по Тарасу", сверять с ним каждый свой шаг (как раньше с Ильичем)... Судьба культа Ленина известна. Он рухнул, как только правда о "великом вожде и учителе" вышла наружу. Ждет ли та же участь культ "великого Кобзаря"? Вряд ли в этом следует сомневаться". "Большой спец" в проблемах шевченковедения (кстати он также "разбирается" в проблемах столыпинской реформы, уровне жизни, а также демографии населения Восточной Европы в разные исторические периоды и т. д. и т.п.) делает для читателя еще одно "сенсационное" открытие – оказывается, крепостной по рождению Тарас обладал одним "нехорошим" комплексом: "Сочуствие к угнетенным не было свойственно Тарасу Григорьевичу". Вот какой он был на самом деле, а ведь как искустно прикидывался в своем творчестве всю жизнь! И вообще, кто такой этот Шевченко? "Мелкий, ничтожный человек и средний поэт из которого на Украине пытаются сделать великого гения". Теперь понятно, что отношение к нему многих современников было "неправильным". Знали бы они вышеизложенные "откровения", то вели бы тогда себя по-другому. А то в 1861 г. на его похороны в Петербурге пришли не только Костомаров, Кулиш и братья Лазаревские, но и Некрасов, Лесков, Достоевский, Салтыков-Щедрин, Пыпин, Панаев и многие другие знаковые личности России тех времен (т. е. просто "товарищи не понимали, не были подготовлены" к "настоящей" моральной оценке этого человека).

Этим дело не закончилось. Позже, уже в советское время, когда большевики переименовали малорусов в украинцев и объявили их самостоятельной нацией, им срочно понадобились литературные классики. И лишь поэтому на пьедестал были вытащены (и только по этому), кроме "великого Кобзаря", еще и "великий Каменяр" (Иван Франко) и "дочка Прометея" – Леся Украинка. "Великим душеведом" была дана оценка и ей: "Лесю Украинку провозгласили гениальной поэтессой. Заслужено ли? На мой взгляд, нет. Несчастная женщина, искалеченная духовно, интеллектуально и физически собственной матерью, заслуживает жалости, сочуствия, но никак не поклонения". Ну что же можно на это ответить? Лишь "спасибо вам на добром слове". И, конечно, на благородном отношении к женщине.

Да что там Тарас Григорьевич и другие отдельные личности – все украинство оказалось похоже на проявления шизофрении. А в развитии симптомов этой болезни на просторах Восточной Европы этим людям способствовали конечно большевики (такое утверждение уже встречалось в высказываниях предыдущего автора), а совсем конкретно – это были Лев Троцкий (он же Лейба Бронштейн), Лазарь Каганович и... Лаврентий Берия! Из этого делается вывод: "Такие вот украинизаторы были в прошлом. Вряд ли в своих действиях они руководствовались любовью к Украине. Скорее, их поступки диктовались ненавистью. Дикой, переполнявшей всех троих ненавистью к исторической Руси. Вероятно, та же ненависть (хотя, может быть, просто глупость) движет и сегодняшними украинизаторами". Нашему "развенчателю большевиков", словами сошедшего с ума отца Федору (колоритного героя И. Ильфа и Е. Петрова), остается лишь посоветовать: "Покайтесь в своих грехах публично!". Правда затем хохочущего священника увезли в психиатрическую лечебницу, а в нашем случае этого еще не случилось...

Конечно же, аналогичными творениями "специалистов широкого профиля" на писательской ниве набор "шедевров" отнюдь не ограничивается. В них ставятся под сомнения, или же просто низвергаются, многие из общепринятых и доказанных многолетними исследованиями исторические истины. Ну просто по "Интернационалу" с идеями что старый мир нужно обязательно разрушить до основанья, а затем... А на чем же строить собственные оригинальные модели, если подавляющее количество накопленных фактов (письменные источники, археологические материалы и т. д.) "на самом деле" являются лишь мифами или же откровенной неправдой? Наши авторы нынче просто первыми "выстрелили" в русле своеобразной трактовки упомянутого Президентского указа. Их взгляды на проблему, с нашей точки зрения, в чем-то аналогичен ситуации, описание которой вложил Я. Гашек в уста бравого солдата Швейка, когда тот служил у фельдкуранта Отто Каца и присутствовал на одном из "религиозных диспутов" (сопровождавшимся горячительными напитками в большом количестве). Так вот, вставив свои "пять копеек" в беседу, наш герой сообщил присутствующим оппонентам духовного звания о том, что один из набожных их коллег уверовал в догму: "кто верит в антиподов, должен был проклят". После этого он вызвал к себе служанку и обратился к ней со словами: "Слушайте, вы как-то мне говорили, что ваш сын уехал в Австралию. Так как теперь он у антиподов, то должен быть проклят". – Отче духовный – говорит ему старуха – так ведь мой сын высылает мне с Австралии письма и деньги". – "Это дьявольское наваждение, - отвечает ей настоятель, - никакой Австралии нет, это вас антихрист оплел". В воскресенье он в присутствии паствы проклял ее в костеле и при этом кричал, что Австралии нет. После этого его прямо с места службы отвезли в сумашедший дом. При этом Швейк сделал свое замечание: "Правду говоря, многим там место". Аналогий в нашем случае не прослеживается?

А вот и нет. И вот почему. Обратимся к выводным разделам обеих монографий и сопоставим их.

В первом случае "Миф о Киевской Руси, неразрывно связанный с легендой о монгольском нашествии как причине ее угасания, начал целенаправленно внедряться в ХV в. По времени это совпадает с Никоновой церковной реформой и войнами Московского царства и Российской империи за украинные земли Речи Посполитой, населенные преимущественно русскими людьми, исповедующими христианство греко-православного толка. Поэтому царям легенда о якобы киевском происхождении Руси была нужна, чтобы подкрепить свои претензии на Малороссию, хотя формально права на эти территории, заселение которых происходило по направлению с запада на восток, принадлежали Польше. Таким образом, речь нужно вести не о воссоединении Руси в 1654 г., а о присоединении Малой Руси (исторической области, но не государства!) к России. Дата эта весьма условна, и с нее надо вести начало процесса собирания западнорусских земель под властью Москвы, затем Петербурга и снова Москвы, растянувшийся почти на 300 лет. Подкарпатская Русь была включена в состав СССР в 1945 г.".

"Не было никакой древней Киевской Руси, да и самой Руси, как единого государства, в древности не существовало. В Поволжье сформировалось ядро империи, втянувшее в течение веков в свою орбиту все заселенные русскими территории, а попутно и множество других народов. Процесс этот завершился лишь в средине прошлого века. Чисто кабинетные доктрины о разделенности существования "двух русских народностей" появились лишь в середине ХІХ в. в среде либеральной профессуры и носили не научный, а политический характер. Но единства во взглядах на вопрос разделения единого славянского народа на две русские ветви как не было, так и нет" (добавим к этому, что далее большевики "придумали" и белорусов).

"Но если не было Киевской Руси, то, выходит, и общего корня у трех братских народов тоже не было. Откуда же они взялись тогда? В том-то и дело, что даже сами малороссы и белорусы (имеется ввиду имено народные массы) еще в начале ХХ в. считали себя русскими и не подозревали о своей исторической "отдельности". Но советская украинизация основательно вправила мозги малороссам, убедив их в том, что они испокон веку являлись украинцами".

И последнее: "...я не могу согласиться с доводами наших квасных патриотов, ратующих за пропаганду мифа о Киевской Руси, как якобы фундамента идеологии русско-украинского братства. Всякий проукраинский дискурс, и миф о Киевской Руси в том числе – есть удар против общерусского единства. Никакого русско-украинского братства быть не может. Всякий русский, "отрекшийся от русской народности" и воспринявший доктрину украинства – может быть мне братом не лучшим, чем Каин".

Позиция вырежена предельно четко, без демагогический выкрутасов. А как дело обстоит во втором случае? А вот как.

"Мифы о "почти трехсотпятидесятилетнем угнетении", "насильственной русификации", "батуринской резне", "голодоморе-геноциде" и многие-многие другие гуляют по современной Украине, усиленно внедряемые в сознание простых людей. Разоблачение этих мифов – путь к преодолению раскола, задача первостепенной важности, которая, на мой взгляд, должна стать стратегической задачей российской политики.

С чего надо начать? Прежде всего с отказа от культивируемого в советское время представления о великорусах (русских по современной терминологии), украинцах и белорусах как о разных (хоть и братских) нациях. Издавна Русь (Великая, Малая, Белая) являлась одним национальным организмом... Соответственно, нужно признать, что русская нация (великорусы, малорусы, белорусы) ныне является разделенной. И следует помогать украинцам (малорусам) и белорусам осознавать себя русскими, а не противопоставлять их великорусам. Необходимо помогать и великорусам осознавать украинцев и белорусов своими, русскими".

И снова рефреном: "Русь была и в значительной степени все еще остается единым национальным организмом (хоть далеко не всеми сегодня это единство осознается). Оторванная, отмежованная от остальной Руси Украина выглядит как обрубок, жизнедеятельность которого, по моему мнению, можно поддерживать лишь искуственно".

И в этом случае "суду все ясно" - позиция понятна и однозначна. Она выражает, как и в предыдущей из упомянутых здесь работ, еще одно направление (в отличие от спокойного, академичного, "без фанатизма"), в котором, к сожалению, также могут развиваться идеологические разработки на основе Президентского указа о праздновании 1500-летнего юбилея России. А это лишь будет способствовать ожесточенным спорам вплоть до уровня "сам ты дурак". В развитии этого экстремистского в своей основе течения прослеживаются свои сторонники, которые и поддерживают изложенные выше "революционные" идеи, а также способствуя их популяризации. Еще один герой И. Ильфа и Е. Петрова слесарь-интеллигент Полесов, на вопрос Остапа Бендера: "Ваше политическое кредо?" четко отвечал "Всегда!". Но данным исполнителям всеже больше подходит наименование, которое вывел в своем романе "1984" Д. Оруэлл – "идейно крепкий речекряк".

Но это только термин, а сама проблема извращения исторических событий несет, несомненно, намного большую опасность. Дело в том, по мнению упомянутого тут писателя, что утверждение на "высоком уровне" тезиса о том или ином событии как о таком, которого никогда не было, это пострашнее чем пытка или смерть. "И если все принимают ложь, навязанную партией, если во всех документах одна и та же песня, тогда эта ложь поселяется в истории и становится правдой. "Кто управляет прошлым, - гласит партийный лозунг, - тот управляет будущим; кто управляет настоящим, тот управляет прошлым". И, однако, прошлое, по природе своей изменяемое, изменению никогда не подвергалось. То, что истинно сейчас, истинно от века и на веки вечные. Все очень просто. Нужна всего-навсего непрерывная цепь побед над собственной памятью. Это называется "покорение действительности"; на новоязе – "двоемыслие".

Не хотелось бы оказаться по "их" сторону баррикад...