dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 19 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Периодика Украинская экономика: quo vadis?

Украинская экономика: quo vadis?

Украинская экономика: quo vadis?

Итоги полугодия и основные риски

Первые шесть месяцев 2009 года продемонстрировали, как Украина приспосабливается к новым экономическим реалиям после стремительного обвала в четвертом квартале прошлого года. В январе—феврале экономика продолжала пребывать в фазе свободного падения, начавшейся осенью 2008-го: на фоне скачков курса доллара, снижения рейтингов страны и политического хаоса суверенный дефолт, коллапс банковской системы и острый социальный конфликт казались практически неизбежными. Тем не менее с наступлением весны появились и некоторые положительные сдвиги: стабилизация валютного рынка (вследствие резкого падения импорта, снижения девальвационных ожиданий населения и административных мер НБУ), замедление темпов инфляции и улучшение условий ликвидности в банковской системе. Кроме того, после двух месяцев интенсивных переговоров украинским властям удалось убедить МВФ возобновить программу кредитования Украины, прерванную в феврале из-за разногласий по поводу параметров фискальной политики.

Также стоит отметить, что официальные темпы падения производства, скорее всего, не в полной мере отражают реальную ситуацию из-за существования громадного теневого сектора (по некоторым оценкам, доля теневой экономики достигает 40—50%). Например, в первом квартале 2009 года падение реальных доходов населения и темпы роста безработицы были менее значительными, чем темпы падения ВВП (реальный располагаемый доход населения снизился на 12,9% в первом квартале по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, тогда как падение ВВП составило 20,3%). Таким образом, вопреки мрачным прогнозам, экономический спад (пока) не привел к массовому росту безработицы, полной остановке предприятий и социальным бунтам.

Судя по всему, огромные средства, накопленные в теневом секторе, выступают своего рода «жировой прокладкой», позволяющей смягчить резкий удар по экономике. Так, несмотря на глобальный финансовый кризис и резкий рост индикаторов странового риска Украины, приток капитала в реальный сектор экономики (в форме заимствований и прямых иностранных инвестиций) продолжается, хотя и в меньших объемах, чем в предыдущие годы. В январе—мае 2009 года коэффициент пролонгации внешних кредитов компаниями реального сектора превысил 100%. По нашему мнению, значительная часть этого притока капитала — не что иное, как репатриация прибыли украинских финансово-промышленных групп, которая была получена в предыдущие годы бума на мировых сырьевых рынках, но не возвращалась в Украину, а оседала на офшорных счетах. Теперь же, в условиях резкого сокращения объемов производства и падения рентабельности, предприниматели используют накопленные финансовые ресурсы, чтобы выполнять свои текущие обязательства (например, выплачивать заработную плату).

Несмотря на все эти положительные тенденции, экономическая ситуация в Украине остается крайне нестабильной в свете ряда основных макроэкономических рисков. Во-первых, это растущий фискальный дефицит. В то время как правительство рапортует о перевыполнении доходов бюджета (что, в основном, объясняется авансовыми налоговыми платежами, манипуляциями с отчетностью по уплате НДС на импортируемый газ, перечислением НБУ всего объема годовой прибыли уже в первом квартале, а также постоянной корректировкой в сторону снижения месячных планов по сбору доходов бюджета), реальная ситуация в фискальном секторе выглядит гораздо менее радужной.

Вследствие головокружительного падения темпов производства и обвала импорта налоговые поступления общего фонда госбюджета по состоянию на конец мая снизились на 15% в годовом выражении. Тогда как плановый показатель на конец 2009 года должен превысить результат 2008-го на 3%. Таким образом, по итогам года может быть недополучено примерно 10—20% доходов бюджета, что вместе с дефицитом Пенсионного фонда может привести к формированию фискального разрыва в размере 3—5% ВВП (сверх запланированного дефицита в 4% ВВП).

Реальные же источники покрытия растущего дефицита бюджета отсутствуют (приватизация заблокирована, а заимствования на мировых финансовых рынках маловероятны в свете крайне негативного отношения инвесторов к Украине). И правительство вынуждено все чаще прибегать к помощи НБУ: с начала года объем государственных облигаций в портфеле Нацбанка вырос с 8,6 млрд. до 28,6 млрд.

грн. Кроме того, Министерство финансов увеличило объемы первичного размещения государственных ценных бумаг, делая ставку на краткосрочные облигации (три и шесть месяцев) и предлагая доходность (21—22%) намного выше, чем текущие ставки на денежном рынке, что является косвенным свидетельством неутешительной фискальной ситуации.

Отдельного внимания заслуживает ситуация в НАК «Нафтогаз Украины», финансовое положение которой продолжает ухудшаться. Недавно Кабмин принял решение об увеличении уставного фонда компании на 18,6 млрд. грн. путем выпуска государственных ценных бумаг. Таким образом, вместо того чтобы решить саму проблему (а именно — искоренять кросс-субсидирование), правительство продолжает латать финансовые дыры в газовом секторе, что лишь усугубляет ситуацию.

Более того, использование эмиссионных ресурсов для решения проблем НАК закладывает мину замедленного действия под инфляционную ситуацию. В конце концов, и правовая основа принятого решения выглядит сомнительной: оно оформлено постановлением правительства и противоречит закону о госбюджете на 2009 год. Единственной, если так можно сказать, позитивной стороной принятого решения является конвертация квазифискального дефицита бюджета в прямой дефицит (так как в результате этой операции увеличится долг правительства перед Национальным банком).

Несмотря на растущие, как снежный ком, проблемы в фискальном секторе, принятие непопулярных мер (увеличение коммунальных тарифов, повышение пенсионного возраста, оптимизация социальных льгот, сокращение непродуктивных и лоббистских расходов) заблокировано из-за отсутствия консенсуса в парламенте. А приближающиеся президентские выборы повышают риск дальнейшего усиления фискального популизма. Например, недавние инициативы парламентариев-регионалов по повышению минимального прожиточного минимума могут увеличить и без того значительный фискальный дефицит еще на 1,5—2% ВВП.

Еще одной «горячей точкой» на экономической карте Украины является банковская система. Первый удар банки ощутили в сегменте розничного кредитования, так как из-за 60-процентной девальвации обменного курса и падения реальных доходов населения значительная часть заемщиков оказалась не в состоянии обслуживать валютные кредиты. Правда, за последние несколько месяцев ситуация с качеством кредитов физлицам немного улучшилась вследствие масштабных процессов реструктуризации валютных кредитов (увеличение срока погашения, отсрочка платежей, конвертация кредитов в национальную валюту), а также стабилизации обменного курса.

На сегодняшний день главные опасения вызывает растущее количество дефолтов по кредитам юрлиц (наиболее проблемными являются кредиты компаниям, работающим в экспортоориентированных отраслях и строительстве). По официальным данным НБУ, доля проблемных кредитов («сомнительные» и «безнадежные») в корпоративном сегменте выросла с 2,1 до 5,3% за первые пять месяцев 2009 года. Резкий рост объема невозвращенных кредитов ведет к увеличению убытков банковской системы (на конец мая общий отрицательный результат украинских банков составил 12 млрд. грн.) и эрозии капитала, ставя банки на грань выживания. Поэтому не исключено, что количество проблемных банков (на данный момент в 15 банках действует временная администрация НБУ) продолжит расти.

Помимо внутренних факторов, существуют также внешние риски. Если улучшение ситуации на мировых финансовых рынках и постепенное восстановление глобального спроса окажутся недолговременными, и нас ожидает очередной виток мирового экономического кризиса, ситуация в Украине может еще больше ухудшиться и привести к дальнейшему падению темпов производства и возобновлению девальвационного давления на национальную валюту.

Наконец, к перечню макроэкономических рисков стоит добавить и политический, который может выступить катализатором экономических проблем. Примером этого могут служить недавние инициативы парламента по повышению минимального прожиточного минимума и введению моратория на отчуждение залоговой недвижимости по ипотечным кредитам физлиц. Очевидно, что по мере повышения градуса предвыборной борьбы масштаб популистских мер будет только расти.

Увы, за последние девять месяцев органы власти так и не смогли выработать четкий план антикризисных мероприятий: единственные реальные шаги по борьбе с кризисом приняты в рамках программы МВФ, тогда как другие, так называемые антикризисные меры, в основном представляют собой лоббистские инициативы внутренних производителей (например, введение 13-процентной пошлины на импорт). Складывается впечатление, что основной задачей органов госвласти является поддержание экономической и социальной политики в краткосрочном периоде (читай — до выборов), а что будет потом, никто не задумывается. Судя по всему, все надежды на возобновление роста связаны с восстановлением мировой экономики, а необходимые структурные реформы по-прежнему отложены в долгий ящик.

Прогнозы

Учитывая чрезвычайно высокую зависимость украинской экономики от внешних рынков (объем экспорта составляет 50% ВВП) и отсутствие мер экономической политики, направленных на стимулирование внутреннего спроса, очевидно, что динамика украинских экономических показателей в краткосрочном периоде будет практически полностью определяться глобальными трендами. В 2009 году мировая экономика вступила в фазу рецессии, наиболее значительной со времен Второй мировой войны (по прогнозам МВФ, глобальный ВВП снизится на 1,3% в этом году). Причем рецессия выглядит действительно глобальной, так как объем производства снижается и в развитых странах (США, Япония, страны еврозоны), и в странах с формирующимися рынками. Исключение может составлять разве что Китай, где благодаря мощному фискальному и монетарному стимулу органам власти удалось компенсировать падение экспорта за счет расширения внутреннего спроса.

Кроме того, опыт предыдущих кризисов свидетельствует: если падение производства сопровождается полномасштабным финансовым кризисом, то рецессия будет более глубокой и продолжительной. Однако есть основания полагать, что самое худшее уже позади: начиная с марта—апреля этого года ситуация постепенно улучшается на фоне оживления на финансовых рынках, роста показателей экономического развития и роста мировых цен на сырьевые товары (что свидетельствует о медленном и постепенном росте глобального спроса). И если эта тенденция окажется устойчивой, то реальный сектор начнет постепенно выходить из кризиса во второй половине текущего года.

Но с учетом масштаба кризиса (резкое падение объемов международной торговли, стремительный рост безработицы, банкротства крупнейших банков и компаний) фаза восстановления глобальной экономики будет достаточно продолжительной. Темпы роста в развитых экономиках будут отрицательными в этом году и лишь немного превысят нулевую отметку в 2010-м. Возвращение же к потенциальным темпам роста возможно не ранее 2011—2012 годов.

Если этот сценарий будет реализован, можно ожидать улучшения макроэкономической ситуации в Украине. Правда, во втором квартале темпы падения ВВП в годовом выражении уменьшатся лишь незначительно по сравнению с первым кварталом вследствие высокой статистической базы второго квартала 2008 года. Более заметные изменения к лучшему будут наблюдаться во второй половине года на фоне снижения статистического эффекта и постепенного восстановления мировой экономики.

Но на данный момент очевидно, что темпы падения ВВП в Украине в этом году превысят 10%. Если улучшение ситуации в мировой экономике будет устойчивым, то они, скорее всего, составят около 11%. Если же мировая экономика получит еще один ощутимый удар в этом году, нельзя исключать падения ВВП на 15% и более.

Несмотря на стабилизацию валютного рынка в первой половине 2009 года, ожидания изменений обменного курса остаются достаточно негативными. В частности, все чаще звучат голоса о неизбежности резкой девальвации гривни осенью нынешнего года.

Однако, по нашим оценкам, ситуация не столь однозначна. Динамика платежного баланса за первые пять месяцев года и прогнозные показатели до конца года говорят о том, что масштабная корректировка уровня обменного курса вследствие резкого ухудшения условий торговли и прекращения притока капитала уже завершилась. Например, отрицательное сальдо торгового баланса резко сократилось на фоне двукратного падения импорта, в результате дефицит текущего счета платежного баланса, по нашим прогнозам, снизится с 7,2% ВВП в 2008 году до 0,4% по итогам текущего года.

Таким образом, общий дефицит платежного баланса, который, как известно, равняется разнице между притоком иностранной валюты (экспортные поступления, трансферты, приток иностранных кредитов и прямых иностранных инвестиций) и оттоком (импортные платежи, выплаты по внешним заимствованиям, покупка наличной иностранной валюты), не превысит 5—7 млрд.

долл. США. И его можно будет профинансировать за счет международных резервов Национального банка (на конец июня чистые, без учета средств МВФ, резервы НБУ составляют 20 млрд. долл. США).

Конечно, эти расчеты достаточно условны, и резкое ухудшение экономической ситуации (например, вследствие реализации некоторых рисков) может привести к возобновлению девальвационного давления на гривню. Наиболее очевидным риском сейчас является спрос населения на наличную валюту. И если события примут негативный оборот (например, произойдет банкротство крупного банка или обострится политический конфликт), НБУ будет нелегко удержать курс гривни.

В заключение хотелось бы сказать пару слов о более отдаленных перспективах. Очевидно, что два основных драйвера высокого роста ВВП в предыдущие годы — высокие мировые цены на сталь и широкий доступ к дешевым иностранным заимствованиям — в ближайшие годы будут недоступны для Украины. Поэтому, по нашему мнению, основной задачей экономической политики для органов государственной власти будет проведение реформ, направленных на формирование эффективного производства и устойчивого спроса внутри страны. К таким реформам относятся реструктуризация энергосектора, жилищно-комунальная, завершение реформы пенсионного обеспечения и социальных отчислений, создание рынка земли, судебная и регуляторная реформы. Также необходимы преобразования в финансовом секторе: создание эффективного внутреннего рынка ценных бумаг, усовершенствование банковского надзора, реформа небанковского финансового сектора. Эти реформы помогут снизить зависимость экономики Украины от конъюнктуры мировых товарных рынков.

В то же время одновременно со снижением доли экспорта в ВВП необходимо изменить и его структуру, в первую очередь за счет диверсификации.

Безусловно, все эти преобразования достаточно болезненны, особенно для общества, отягощенного значительным бременем социальных льгот и постоянно растущих социальных расходов. Но по этому пути шли все страны Восточной Европы, и те из них, которые смогли довести реформы до конца (Чехия, Польша, Словения), оказались гораздо более устойчивыми к резкому ухудшению состояния мировой экономики, чем их соседи.

Источник: ЗН