dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 19 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Периодика Что будет после Вильнюса

Что будет после Вильнюса

Федор Лукьянов

Российско-украинские отношения подошли к Рубикону. Именно так теперь уже все интерпретируют предстоящее через полтора месяца подписание Киевом соглашения об ассоциации, включающего создание глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли с Европейским союзом.

Эскалация риторики и ужесточение позиций произошло пару месяцев назад. Сначала вопрос ребром поставил Евросоюз – сочетать участие в разных интеграционных проектах Украине не может, она должна выбрать раз и навсегда. Москва сначала выступала более умеренно. Мол, перспективная цель Таможенного союза заключается в том, чтобы создать единую экономическую зону от Лиссабона до Дальнего Востока, поэтому присоединение к нему, собственно, и есть первый этап большой интеграции на этом пространстве. А потом уже совместно будем договариваться с ЕС об условиях дальнейшего объединения. Но политика перевесила. Дискуссия вокруг этой проблемы в Украине шла почти исключительно политическая – дело не в подсчете сиюминутных выгод, а в цивилизационном выборе нации. В таком контексте все доводы российской стороны и ее украинских единомышленников об экономических преимуществах, которые Киев получит от вхождения в Таможенный союз, представлялись оппонентами как «тридцать сребренников», которые предлагаются за отказ от «европейской идентичности».

Накал привел к тому, что теперь вполне бюрократическое мероприятие, предстоящее 28-29 ноября, представляется как очередной «геополитический Сталинград». В такой атмосфере, а в России, конечно, многие тоже на взводе, важно понять, что будет происходить после вильнюсской церемонии. Здесь есть два уровня – рационально-экономический, и эмоционально-политический.

О мерах, которые будут приниматься в рациональной сфере, Москва говорила уже не раз на разных уровнях вплоть до президента Владимира Путина. После Вильнюса не будет смысла сохранять преференции в торгово-экономических отношениях с Украиной, которые принимались с расчетом на полноценное участие этой страны в интеграционных проектах с Россией в качестве центра. Российские эксперты исходят из того, что открытие украинского рынка, вероятнее всего, будет означать наплыв в Россию продукции местных товаропроизводителей, вытесняемой более конкурентоспособным европейским импортом (еще есть и опасения попыток поставок на российский рынок товаров из ЕС под видом украинских товаров). Таким образом торговая ситуация между двумя странами качественно изменится, что позволяет ввести в действие приложение 6 к Договору о ЗСТ в рамках СНГ, допускающее защитные меры. Нарушения норм ВТО в данном случае не будет – к украинским товарам просто будет применяться тот же подход, что и к товарам из остальных стран-членов Всемирной торговой организации, ведь до сих пор российско-украинская торговля строилась на намного более благоприятных принципах. Соответственно оспаривать принимаемые меры в ВТО Киеву будет сложно.

Новая модель отношений будет вводиться сразу или почти сразу, то есть Россия не станет дожидаться ратификации Соглашения между Украиной и ЕС, что может занять несколько лет. Статья 486 проекта Соглашения предусматривает временное применение отдельных его частей по взаимному согласию сторон после завершения Евросоюзом процедур, необходимых для этой цели, а также ратификации Соглашения Украиной. Представители и Брюсселя, и Киева не раз заявляли, что разделы, касающиеся свободной торговли, начнут применяться чуть ли не с момента подписания.

В украинских дебатах звучит аргумент о том, что, мол, Россия крайне драматизирует ситуацию – подумаешь, зона свободной торговли, мало ли их кто подписывает, никаких революций они не несут. Масла в огонь подливают и европейцы. Так, комиссар ЕС по торговле Карел де Гюхт недавно заявил, что Россия сама уже несколько лет обсуждает с Евросоюзом новое базовое соглашение, вполне сопоставимое с тем, что готовится к подписанию с Украиной. Это лукавство, поскольку Украина заключает с Европейским союзом не обычный договор о ЗСТ и уж точно не тот тип документа, который с ЕС может заключить Россия.

Что касается ЗСТ, то в случае Украина – ЕС речь идет о положениях, которые идут качественно дальше, чем предусмотренные статьей ХXIV ГАТТ «стандартные» соглашения о свободной торговле, в том числе заключенные Евросоюзом с другими странами. Предлагаемый Киеву проект скорее сопоставим с документами, подписанными с кандидатами на вступление из стран ЦВЕ в начале 90-х годов, то есть требуется переход на еэсовские нормы и стандарты, но без перспективы членства, как в случае стран-кандидатов.

Если бы ЕС подписывал со странами Восточного партнерства «стандартные» ЗСТ, проблем с соседями, которые прогнозируются после подписания Соглашения об Ассоциации, у Украины не возникло бы. Но понятно, что такие документы не соответствуют основной политической задаче Брюсселя, на которую, очевидно, готов пойти и Киев – создание институциональной «зацепки», которая привяжет Украину к единой Европе на перспективу, не накладывая на Евросоюз никаких обязательств. Кстати, новое российское соглашение с ЕС, если оно будет подписано, не станет предполагать не только перехода России на чьи-либо нормы и стандарты, но и пока исключает зону свободной торговли за пределами того, что предусматривают правила ВТО.

Переходя к эмоционально-политической составляющей, надо отметить, что масштаб, скорость и жесткость принимаемых мер, вероятно, будет прямо пропорциональны той степени геополитического ликования, с которым в Евросоюзе и Украине будет воспринято «поражение» России. Так уж вышло, что все, связанное с подписанием, воспринимается как «игра с нулевой суммой». Отсюда неизбежное стремление отомстить. Помимо перечисленных действий в торговой сфере, которые представляются неизбежными, наиболее болезненными шагами может стать сворачивание приграничного и межрегионального сотрудничества, а также – в крайнем случае – ограничение притока трудовых мигрантов в Россию. Эксперты в основном оценивают подобные меры как контрпродуктивные, однако в случае высокого политико-пропагандистского накала с обеих сторон возможно и такое. О введении визового режима речи, скорее всего, в обозримой перспективе не пойдет. Разговаривая с журналистами во время саммита АТЭС на прошлой неделе Владимир Путин высказался против введения виз со странами СНГ, поскольку это будет их отдалять, а цель, напротив, приближать.

Как бы то ни было, даже если все пойдет по умеренному сценарию, после Вильнюса в отношениях России и Украины откроется новая страница. И пока трудно предсказать, что на ней будет написано.

Источник: vesti.ua