dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 24 Июня 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Разделы Периодика Евразийская интеграция в новой стратегии развития России

Евразийская интеграция в новой стратегии развития России

Проректор по научной работе МГИМО Алексей Подберезкин

Последние 20 лет мы не любим идеологию и ко всем вопросам, включая создание Евразийского союза, подходим сугубо прагматично, уходя в детали, и перестаем видеть главную цель. За этим прагматизмом, на самом деле, скрывается отсутствие стратегии национального развития и тактики реализации этой стратегии. Между тем, в том числе и для бизнеса важны и долгосрочный прогноз, и долгосрочное планирование, и, конечно, оценка, политических рисков.

Но для этого необходимо посмотреть на проблему Евразийской интеграции более широко, нежели просто как интеграцию России, Казахстана и Беларуси. Что под этим следует понимать, на наш взгляд, хорошо иллюстрирует цитата из выступления В. Путина еще в октябре 2011 года: «Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной связки между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом».

Можно выделить несколько ключевых проблем, которые расширяют наше представление о значении евразийской интеграции. И первая из них – это наличие двух полюсов силы. На одном полюсе – полуторамиллиардный Китай, с подушевым доходом примерно 5 тыс. долларов. Китайское правительство не боится планировать на ближайшие 50-70 лет, а уже к 2020 году запланировало увеличение ВВП на душу населения с 5 тыс. до 30 тыс. долл., что будет означать грандиозное, шестикратное умножение ВВП страны, который уже сегодня составляет 10% мирового ВВП. А к тому времени и мировые показатели подрастут. Вот вам один полюс.

При этом надо понимать, что это не благие пожелания. В политике всегда есть два подхода: «perseptions» – представление и «capabilities» – возможность. Реальная политика всегда базируется на оценке возможности, а не на словах и декларациях. Китай, как и Америка, за последние 10 лет увеличил свои военные расходы. Только США увеличили с 300 млрд. долл. до 700 млрд. долл., более, чем в 2 раза, а Китай почти в 4 раза. Учитывая, что китайцы ведут скрытую политику военных расходов, можно вполне прогнозировать, что по объему военной модернизации КНР вскоре займет первое место в мире.

Второй полюс силы – Европа, с населением в 500 млн чел. и с 20% мирового ВВП и эти показатели, на наш взгляд, будут сохраняться. Фактически, Европа после Лиссабонского саммита стала конфедерацией – государством с единой четко скоординированной внешней политикой.

Говоря о Евразийской интеграции, как правило, подразумевают ресурсно-сырьевые программы, транспортные коридоры и обработку минерального и энергетического сырья. Однако сырья в России осталось немного, разведанные запасы во многом уже использованы, а разведка новых фактически не ведется.

По нашему мнению, большая ошибка полагать, что в Сибири и на Дальнем Востоке огромное количество неразведанных ресурсов. По не самым оптимистичным оценкам многих экспертов ресурсных запасов хватит еще на 15-20 лет. Также существует проблема пресной воды, биоресурсов, минерально-сырьевых ресурсов.

В итоге Россия оказывается между двумя мощными центрами силы. С одной стороны, ново-экономический и военно-политический гигант, которому необходимы ресурсы (через 20 лет Китай уже будет потреблять порядка 60% мирового сырья угля, чугуна, руды, т.е., как минимум 15% мирового запаса энергетики). С другой стороны, технологичная Европа, фактически превратившаяся в одно государство, пусть пока конфедеративное. Мы полагаем, что ряд кризисных проблем, возникших сегодня в европейском сообществе решатся очень эффективно, в том числе путем создания наднациональной Конституции и Европейского банка.

Вопрос состоит в том, что делать России в сложившейся ситуации, даже при наличии своего сырья, своей энергетики, транспортных коридоров и т.д. Рассматривая эту проблему, необходимо понимать, что уже сейчас возникают проблемы в связи с претензиями некоторых государств на глобальные ресурсы. Они уже не считаются собственностью нации и суверенных государств.

Очевидно, что без создания некоего объединительного центра, никакой Европейско-Азиатско-Тихоокеанской модели сотрудничества с ядром в виде самой России не получится. При условии объединения потенциалов ближайших соседей, таких как Украина, Белоруссия, появляется шанс создания союза государств, с населением в примерно 300 млн человек, с ВВП уже не 3%, а 4,5-5, и который уже может претендовать на то, чтобы выжить.

Еще одна проблема, которую нельзя обойти вниманием: хотим мы этого или нет, но военная сила во внешней политике по-прежнему является решающим фактором. Сегодня, Россия по одному фактору ядерных сил сдерживания, претендует на звание великой страны, что, в общем, обеспечило сохранность ее суверенитета. Но у нас нет других атрибутов великой державы, кроме еще, пожалуй, территории. При условии сохранения таких тенденций как рост конфликтов и их интенсивности, роли наукоемких технологий и т.д., у экономических лидеров (США, Китай) вновь появляется возможность использовать военную силу, как инструмент внешней политики.

Нельзя не затронуть проблему, так называемого фазового перехода, т.е. перехода в новое качество. Мы находимся в состоянии фазового перехода, как в экономике, так и в вопросах, касающихся общественного устройства. С точки зрения научно-технической, мир сегодня находится в преддверии 6 уровня развития, где решающую роль и с экономической точки зрения и с социальной будут играть биоинформатика, наука о человеке и т.д. Что же касается России, то она, на наш взгляд, застряла между 4 и 5 уровнем индустриального доинформационного этапа развития. Очевидно, что в недалеком будущем появятся совершенно новые угрозы, о которых мы пока всерьез не говорим. Если Россия не впишется в новый уклад, то она не будет иметь никаких перспектив и так и останется сырьевым придатком. Россия в своей экономической стратегии, по-прежнему, концентрируется на сырье, на использовании энергоресурсов, что совершенно не вписывается в новое мироустройство.

Нам совершенно необходимо пересмотреть стратегию модернизации. Мы существенно отстали по всем индексам. Последняя концепция модернизации, основа которой – технологическое заимствование, провалилась, о чем было официально заявлено. В чем суть системной ошибки? Любые технологии – это отставание на 15-20 лет, военные технологии – 25-30 лет. К примеру, уже на протяжении 20 лет создаются новые системы противоракетной обороны и стратегических наступательных вооружений, но их необходимо разрабатывать на стадии НИОКР, а это еще , как минимум, 20-30 лет. Необходимо понимать, что в сегодняшних реалиях решающим фактором, влияющим на национальные богатства, на мощь государства становится национальная стратегия опережающего развития человеческого потенциала.

Наконец, последний, чрезвычайно важный тезис – проблема создания наднациональных институтов, институтов, обеспечивающих функционирование социального потенциала. Необходимо создавать евразийские партии, общественные организации, системы образования, культуры и искусства. Не стоит забывать о том, что у нас еще сохранилось единое культурное, информационное и образовательное пространство.

Смена элит, когда к руководству государствами приходят новые люди, ничем не связанные с советским прошлым, и появление мотивированных эгоистично национальных элит, действующих дезинтеграционно, требует существенных противовесов. Таким противовесом должны стать различные наднациональные институты. Необходимо сознательно формировать такие наднациональные евразийские институты. Именно они могут положительно повлиять на эгоизм национальных элит.

Подводим итоги вышесказанному. Прежде всего, России нужна единая стратегия национального развития, основанная именно на евразийской интеграции, как перспективная идея, поскольку многие уже разрабатываемые концепции зачастую не учитывают целый ряд важных факторов. Второе – необходимо отредактировать все нормативные документы, которые лежат в основе российской политики, начиная от концепций внешней политики, национальной безопасности, военной и морской доктрин и социально-экономического развития. В России более 200 федеральных стратегий, региональных, отраслевых, которые между собой никак не связаны. Третье – надо сознательно создавать институты гражданского общества, развивать национальные институты гражданского общества в области культуры, информации, образования по «евразийской схеме» созидательной работой в области культуры, образования и информации, в основе которых была бы «евразийская схема». Иначе, национальные элиты не заставить ориентироваться на вопросы безопасности. Сейчас для них и нет такой проблемы.

И, наконец, стране необходима срочная реиндустриализация. Особенно актуально это становится в связи со вступление в ВТО. В первую очередь, речь о легкой, пищевой промышленности и сельском хозяйстве. Модернизировать отрасли необходимо на интегрированной основе, со всеми евразийскими партнерами, и что принципиально – не только с Казахстаном и Белоруссией.

Источник: eurasian-integration.org